/Беременность/Роды, после родов/Рассказы о родах и истории родов/Роды в Барнауле

«Организм сам решал, на что ему тратить время и силы…»

Роддом №1 Барнаула, сентябрь 2012 


Истории родов. Роддом №1 БарнаулаГде-то на седьмом-восьмом месяцах беременности я стала активно читать в интернете истории о родах, рассказы о родильных домах и отзывы о врачах Барнаула и Новосибирска. Причем испытывала острую благодарность авторам за подробности и сочувствовала каждому слову. Жадно искала подтверждение своим надеждам, что во второй раз все будет точно легче, чем в первый, что вторые роды проходят быстрее и не так болезненно… 

" Особый интерес вызывали истории про роды вдвоем с мужем.

Однако с собственным супругом обсуждать тему о совместных родах так и не решилась – боялась, что он испугается или откажет по каким-то другим причинам, а я в результате буду переживать и обижаться… Он тоже свои услуги акушера не предлагал. Да и не была я уверена в том, что сама готова видеть и ощущать его рядом в эти особые часы. 
А может, не готова, чтобы он меня видел… 

Беременность моя возникла неожиданно. Но назвать ее нежеланной невозможно. Просто об этом мы уже давно не думали – все-таки четвертый десяток к концу подходит… Впервые в жизни поехали отдыхать вместе с мужем. В Тайланд, на Новый год. В Храме Истины были на экскурсии – большой такой, резной, деревянный весь, красивый очень… Помните фильм «Любовь в большом городе»? Ну вот. Там фотались со всеми изваяниями и держались за все, за что гид велел. Хохотали, как два дурачка.

" Вообще, расслабились мы там неплохо… Ну, и привезли себе в моем животике тайский сувенир. 

Сына я не вынашивала, а вылеживала – беременность постоянно сохраняли, в последнем триместре под ножки кровати даже подставки из толстых книг делали, чтобы мои ноги были выше головы. Но до срока 38 недель я долежала успешно («успешно» набрала 27 килограммов) и позволила себе чуть более активный образ жизни. Хватило пяти активных дней: семнадцатого сентября еще раскатывалась по городу за рулем, вся такая важная – словно у меня куча дел неотложных. Приехала на осмотр в роддом, как раз была смена моего доктора. Выкатила свое пузико из машины – охранник от неожиданности заржал. Доктор меня посмотрела, говорит: «Еще плосковато… Но до конца недели, поди, родишь, а то я в отпуск ухожу». Пошарила там хорошенько (как они умеют – ну, вы знаете) и заявила, что надо бы мне сегодня процедуру клизмования дома провести, а то, мол, все там таааак забито… 

А вот это я не дурак! А вот это-то уж я сама все знаю и чувствую, что забито, а что нет! И когда и как посещаю туалет, тоже помню...

" Соответственно, закрались сомнения: спровоцировать процесс хочет? А потом решила – пусть! Доктор хорошая, по куче отзывов выбранная, не навредит.

В конце концов, чего ждать-то? 
По пути домой заехала в стеклоцентр, заказала огромное зеркало на стену, купила себе груш, хотела еще куда-нибудь зарулить, но тут-то и почувствовала: что-то не то… Посомневалась, но решила, что просто слишком много двигалась за день, пора домой. 

Времени было уже около шести вечера. Дома я слопала груши и с помощью мужа целый час эксплуатировала кружку Эсмарха. При этом мы веселились, как могли, пытаясь побороть неловкость. И я снова ощутила небольшую тягомотину внизу живота. Ну, решила, что это от излишнего веселья и проводимой процедуры. Но сомнения крепли… Поэтому взялась чистить перышки и проверять родовой пакет. 
Где-то около девяти вечера я поняла, что имею все-таки реальные схватки, промежутки между ними были около 15 минут.

" Я была готова, даже ногти на ногах накрасила - ох и сложная же это процедура при наличии живота! 

Стала прыгать на мячике и смотреть сериал на ноутбуке, схватки не были особо интенсивными, я неплохо проводила время. В 22-30 сообщила укладывающемуся спать мужу. «Дорогой, - говорю, - процесс идет!» Он вскипешился, ручонки затряслись, собрался бежать за машиной, я говорю: «Нее, торопиться некуда, ляг, поспи пока, поедем ночью». Он у виска покрутил, решил, что мне все мерещится, и захрапел через пять минут. 

Я все прыгала, муж все храпел, ничего не менялось. Схватки сильнее не становились, чаще – особо тоже… В 24-00 они шли с периодичностью в 10-12 минут. Я планировала отправляться в роддом при периоде в 6-7 минут (ехать недалеко, пробок нет ночью). Подумала-подумала: вдруг что-то не так идет? А вдруг у меня еще после кружки Эсмарха воды отошли, а я и не заметила? А вдруг у меня просто схватки в этот раз слабые, а на самом деле я вот-вот рожу? И еще несколько всяких «вдруг»…

" Короче, нарастающее беспокойство заставило позвонить доктору. Она посоветовала не паниковать, мужа таки поднять и послать в гараж.

Уходя, он оглянулся на мою относительно спокойную рожицу и недоверчиво покачал головой. 

В роддом №1 города Барнаула мы прибыли где-то в 00-40, доктор констатировала раскрытие всего в 4 см и по-прежнему плосковатый низ плодного пузыря, но велела оформляться. Пока она меня осматривала, я вдруг четко осознала, что уже сегодня получу свое дитя. А еще поняла, что одна рожать не хочу! 

Я вышла из смотрового кабинета в приемную, муж встал навстречу и подал мне пальто: «Что, домой едем?» 
«Нет», - говорю, - «Мы не едем. Оформляемся». И с деловым видом скомандовала медсестрам: «Дайте моему мужу тапочки и халат, он свои дома забыл»
Муж в легком шоке: «И я оформляюсь тоже?» 
«А что, - говорю, - ты рассчитывал дома отсидеться? Не выйдет! Я одна рожать не буду!» 
Одна из сестричек тут же стала радостно пялить на моего супруга какую-то одноразовую накидку, а вторая звонить в родильное: «У нас дамочка с супругом, готовьтесь!» 

" Я все думала потом, как они в таких случаях «готовятся»? Тазики с кровью из-под ног убирают? Или носики припудривают? 

Ну, а мужу уже ничего не оставалось… 

В 01-10 мы вошли в родовую палату. Кровать-трансформер, оборудование для обработки малыша, еще какие-то приборы и инструменты… Бррр… А вот и большой зеленый мяч! Вот ему-то я обрадовалась, как старому доброму другу, так как, пока меня оформляли, схваточки стали довольно чувствительными. Я тут же взгромоздилась на мяч и стала нудно рассказывать мужу, что ему надо делать. Он растерянно хихикал, я время от времени поохивала. 

В соседней палате стонала девушка Катя. Медсестра Мария из коридора (она там сидела за столом и с выражением лица, как у Ленина, при тусклом свете лампы заполняла истории болезней) покрикивала: «Дыши, Катя, дыши!» 
Мне было жалко Катю, но потом я про нее забыла – медсестра заставила меня лечь, чтобы подключить датчики, отслеживающие сердцебиение плода и сокращения матки.

" Схватки стали беспокоить исправно... Все-таки хуже всего со схватками неподвижно лежать на спине. 

В 02-10 пришла доктор. Я призналась, что за час почти ничего не изменилось, но я начинаю уставать, а лежать схватки не дают. Доктор посмотрела, подтвердила, что раскрытие не увеличивается, схватки бестолковые, так как плоский пузырь не дает головке ребенка давить на шейку и раскрывать ее. Даже родео на мяче не помогает… 

«Надо вскрывать пузырь», - говорит. Я взвыла, так как, по опыту первых родов, пусть и были они больше 12 лет назад, хорошо помнила, как «накрывает» сразу после вскрытия пузыря. Уровень боли (не знаю, в чем там ее интенсивность измеряется) резко нарастает, так, что впадаешь в полубессознательное состояние, не можешь себя контролировать почти, а если еще и обессилен уже… О каком правильном дыхании и грамотных потугах можно говорить, если боль выгибает тело дугой, сознание лишь изредка фиксирует на заднем фоне отрывки чьей-то речи, крики врача… Ну это я уже ударилась в воспоминания о первых родах, которые мне очень сложно дались. Думаю, не у всех так, но у многих – я начиталась по этому вопросу порядочно. И мечтала, что в этот раз все будет естественно. Короче, в панику я впала конкретно.

" Доктор втирает, что это не больно… «Ааа! - причитаю я, - знаю, что вскрывать пузырь не больно, зато потооом!»

Конечно, волшебные слова: «Подумай о ребенке, каково ему там? Ну да, будет сильно накатывать, зато быстро – раз, и управимся» - меня немного отрезвили, пузырь был вскрыт, воды выпущены, и через 10 минут интенсивность схваток начала нарастать. 

Вот тут-то и мужу досталось… Я валилась на него спиной с мяча и орала сквозь боль: «Качай меня, качай!» Он старался изо всех сил удержать мое пышное тело на мяче, еще и раскачивать, но я орала «Качай!» все равно, уже Мария из коридора тоже кричала ему: «Качай ее, качай!» и сам супруг тоже вопил: «Да я качаю, качаю!»… Потом все стихало на минутку и я стонала: «Массаж… массаж…», муж принимался было растирать мне поясницу, но я уже снова выгибалась назад и орала: «Качай!!!» 

Пришла врач, запретила нам всем орать. Стало совсем тяжко.

" Я подвывала, муж пыхтел и сопел. Медсестра с умным видом стала трансформировать кровать в родильный стол.

Врач понаблюдала за нарастанием интенсивности схваток, поняла, что меня подтуживает, и в промежутке скомандовала: «Так, сейчас, после следующей волны, как схватка откатит, взбирайся на стол», я в ответ киваю, киваю и снова вооою… 

Врач теребит меня: «Ну, что же ты не ложишься?»
Я: «Схвааатка еще не откатиила…» 
Она: «Да это другая схватка уже! Тащите ее на стол, а то тут родит!» 

Как я попала на стол – не знаю, в краткие моменты просветления сознания помню, как тело выгибалось дугой, а медсестра пыталась прижать мои ягодицы к кровати и развести бедра. Потом муж орал, чтобы мне что-нибудь вкололи… Потом сознание вдруг медленно очистилось, я поняла, что мне что-то плавно вливают в вену, боль была со мной, но вернулась возможность контролировать тело. Я тут же стала устраиваться поудобнее, уперлась ногами куда положено, различила накатывающую потугу, приготовилась… 

Врач и медсестра чего-то спрашивали, чего-то требовали, но организм сам решал, на что ему тратить время и силы, на что нет – я не вникала почти в то, что говорят, и не отвечала им.

" Но они опять взялись разводить мне бедра и прижимать их к столу – в таком положении тужиться было невозможно, не было опоры, я вроде ругнулась даже по-русски, но тут, слава Богу, сломалась штуковина, в которую я упиралась ногой.

Они отвлеклись от меня, стали все втроем ее пытаться прикрутить, на помощь прибежала здоровенная санитарка… 
Тем временем я тихонько уперлась ногами пониже и стала делать свое дело, пока мне опять ноги не прижали в неудобную позу. Буквально две-три потуги, чувствую – головка идет, пыхчу им: «Хрен с ней, с этой штукой, у меня там голова…» Медсестра ахнула и заверещала: «Дыши-дыши, а то порвешься!», и стала пальцами расправлять-растягивать шейку на головке, потом разрешила тужиться. Они шептались между собой про обвитие, а я старалась изо всех сил – головка вышла, велели не пускать потугу - дышать, распутали петлю пуповины. 
А со следующей потуги детеныш выскользнул, и медсестра ловко шмякнула его мне на живот.

" Фокусировать взгляд было трудно, но я чувствовала, что теплый мокрый ком шевелится, видела только, что синий… Потом он что-то нежно вякнул пару раз, и я позволила себе отключиться. 

Сознание вернула врач – трясла меня, опять заставляла тужиться, давила на живот. Я с трудом сообразила, что надо еще родить послед – вроде бы старалась, как могла, делала, что говорят, потом отключилась опять. 

Пришла в себя снова от того, что мне лили холодный хлоргексидин в промежность из чего-то, похожего на детское пластиковое ведерко. Я попыталась заворчать на мужа – это он так «ассистировал» доктору, которая собиралась зашивать разрывы. Но позади него увидела медсестру, она возилась с кряхтящим малышом, и тут я забыла обо всем на свете… 

Мария повернулась с голеньким чистым детенышем, держа его под мышки: «Папаша, можно фотографировать!»

" Муж бросил свое пластиковое ведро, повернулся и замер, потом восхищенно выдохнул: «Ничего себе, какие причиндалы!» (у сыночка была небольшая водянка яичек). 

Потом меня шили «на живую», а я ныла, ойкала и косилась на мужа, разгуливающего рядом со свертком на руках. Наконец меня укрыли, велели дать малышу грудь и оставили нас в покое. Я не могла приподняться, с трудом удерживала наш слегка порозовевший комочек у груди. Муж пихал мне под спину какие-то вонючие дермантиновые подушки, придерживал грудь, а я пыталась выдавливать капельки молозива в жадный ротик. Около двух часов мы были втроем. Все это время я старательно пихала ребенку титю, муж пытался нас фотать, я ворчала, что некрасивая… «Красивая, красивая», - успокаивал супруг и знай себе щелкал фотиком (не дай Боже, кто-нибудь когда-нибудь увидит эти фотки). СМС родным были отправлены, супруг оповестил всех коротко и сухо: «Сегодня в 3-45 утра у нас родился сын 3800/54». Кстати, в 04-00 закончилась смена у моего врача. 

Около 6 утра мужа выгнали, малыша куда-то унесли, я решила, что могу себе позволить уснуть, но тут, барабаня пальцами по судну какую-то веселенькую мелодию, явилась медсестра Мария и стала от меня опять что-то требовать… Угрожая катетером, она-таки получила от меня, что хотела. Затем меня переодели и повели в палату.

" Я шла по коридору, шатаясь без сил, перед глазами все плыло вперемешку с красивыми яркими пятнами. Но в палате обнаружился маленький сопящий комок в кроватке с прозрачными стенками. И силы ко мне вернулись!

Словно второе дыхание пришло… Вместе с ощущением безграничного счастья! 
И всегда ведь силы находятся, когда необходимо! Откуда у нас, у женщин этот неистощимый резерв? 

P.S.: Муж очень горд собой и сыном. А я ему очень благодарна. Спасибо, дорогой, ты меня не подвел!


5.09.17
Автор: Оль,аОль

Понравилась история? Поделитесь  с друзьями в соцсетях ссылками на рассказы о родах

   Добавить ВКонтакте заметку об этой странице Опубликовать в Twitter Опубликовать в Facebook Опубликовать в ЖЖ Опубликовать в Одноклассниках Опубликовать в Google+


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

SALNA (08/09/2017)
Так художественно написано. Тоже посмеялась от души.
YUYU (08/09/2017)
Супер рассказ! Очень смешной)

Ваш комментарий

Текст:
Автор:

E-mail:
(будет защищён от спаммерских роботов)
Код:  
  Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться