/Красота, уход, фитнес. Отношения/Отношения

«В парке плакала девочка…»: право на жалость


«В парке плакала девочка…»: право на жалость
Почему у жалости, а тем более жалости к себе – такая плохая репутация? Что на самом деле стоит за этим чувством, как мы его избегаем, чем подменяем, и как вернуть себе «право на жалость», не превращаясь в нытика-манипулятора? 

Обо всем этом - в новой колонке психолога, арт-, гештальттерапевта Евгении Пельтек.

 

В парке плакала девочка: "Посмотри-ка ты, папочка, 
У хорошенькой ласточки переломлена лапочка,- 
Я возьму птицу бедную и в платочек укутаю..." 
И отец призадумался, потрясенный минутою, 
И простил все грядущие и капризы и шалости 
Милой маленькой дочери, зарыдавшей от жалости.
(Игорь Северянин, 1910 г.)

 


Жалость к другим

«В парке плакала девочка…»: право на жалостьКогда мы говорим о жалости, то чаще имеем в виду жалость к другому – к человеку или животному, которому пришлось трудно. Это – эволюционно обоснованный, полезный импульс, мгновенная реакция на чужое страдание, которая провоцирует нас на заботу о себе и других, помогает увидеть собственную уязвимость, в конечном счете, повышая шансы на выживаемость.

«Зайку бросила хозяйка», щенок поранил лапку, плачет младенец, рыдает женщина, сдерживая слезы, скорбит пожилой ветеран. Во всех этих случаях у большинства из нас возникает комплекс переживаний, который и называется жалостью: мы чувствуем субъективное сжатие в области грудной клетки, наворачиваются слезы. Жалость «охватывает», «захватывает», «сжимает» и даже «рвет сердце». Несмотря на то, что адресатом чувства является другой человек, это - глубоко личное переживание.

" Каково содержание этого чувства? Коротко его можно сформулировать так: «вижу, что тебе плохо и тоже переживаю, для меня это означает, что и я уязвим».

Это – жалость в чистом виде, она адресована не только внешнему объекту, но и самому себе – «жалею о том, что могу умереть, что могу потерять нечто важное, мы с тобой в этом похожи». 
Однако это узнавание, эта встреча с собственной уязвимостью настолько трудно переносима, что жалость в чистом виде – зачастую персона нон-грата. Запрещенное и заблокированное чувство, которое чаще путают с совсем другими эмоциями.


Жалость к себе

«В парке плакала девочка…»: право на жалостьИтак, жалость – это чувство, которое возникает от потери чего-то важного, угрозы комфортному существованию, угрозы смерти (реальной или метафорической - социальной).

В каких случаях нам жалко себя?

Жалко, когда «друг оказался вдруг», жалко, что уронила в речку мяч, жалко, что порезал только что бывший совершенно целым пальчик, жалко, что потеряла работу, жалко, что близкий уехал, жалко, что человек умер.

" Фактически, появление этой эмоции – маркер, который указывает нам: «это изменилось, оно потеряно, это уже не будет как прежде и мне от этого плохо». 

Маленьким детям хорошо знакомо это чувство – шарик лопнул. Он был такой красивый, яркий, волшебно летал по комнате и смешно подпрыгивал. И вдруг гром, шум, треск и вместо волшебной летающей штуки – невнятные клочки. Ничего тут не склеишь, и ребенку понятно. Жаль шарик, жаль себя. Остается только это пережить.

Это состояние – не что иное, как признание своей уязвимости перед окружающим миром. Предельно дискомфортное состояние встречи с собственной дефицитарностью, развеивание иллюзии всемогущества. Долго оставаться в нем – сложно. Как правило, такое переживание, даже самое сильное, длится несколько минут, а потом к нему начинают примешиваться другие эмоции и отвлекающие мысли. Находиться «на дне» неприятно, и человек начинает отталкиваться от него – искать ресурс,  пути выхода.

Есть ситуации, когда потеря не случилась, или еще не случилась, и действиями вполне возможно поправить ситуацию. Например, порезанный палец не склеится обратно в ту же секунду. Это очень жаль. Но можно позаботиться о том, чтобы он поскорее зажил. Обработать антисептиком, заклеить пластырем или забинтовать, в некоторых случаях – обратиться за помощью к медикам, чтобы наложили шов или поставили противостолбнячную прививку. В этом случае жалость к себе, осознание возможных последствий бездействия и боль провоцирует нас на действия.

В других же случаях (опоздание на самолет, увольнение, развод, смерть  близкого) – поправить ничего бывает нельзя, и никакие действия не исправят ситуацию. Здесь важно погрустить, пережить, отпустить это, найти внешнюю «подпитку», чтобы снова почувствовать опору.

" Однако именно из-за трудной переносимости этого чувства его все чаще искажают, поменяют другими эмоциями, подавляют, вытесняют, используют в качестве рычага давления на окружающих.

Вероятно, именно потому у жалости (и к себе и к другим) сегодня – такая плохая репутация.


Хватит ныть: жалость под запретом

«В парке плакала девочка…»: право на жалость«Жалость к себе»: этот запрос я набрала в поисковике, собирая материал для статьи. Вот первые  пять заголовков, которые выпали по списку: «Жалость к себе: как ее побороть», «Жалость к себе – верный путь в пропасть», «Жалость к себе: 5 способов, чтобы разорвать этот порочный круг», «как избавиться от жалости к себе». Нарочно бы лучше не придумала.

Вывод очевиден – широко распространено мнение, что жалость к себе – вредное, деструктивное, «плохое» чувство.

Разумеется, и я, и вы встречались с таким мнением и вне интернет-материалов: «жалость унижает», «только из жалости», «надо не жалеть себя, а решать проблему».

В этом контексте жалость предстает как помеха действиям, а иногда и реальной жизни, противопоставляется любой активности.

Либо делать, либо жалеть себя – уверены люди с подобными установками. «Глупо себя жалеть – нужно что-то предпринять, чтобы решить проблему!», - такова наиболее популярная антитеза к жалости, которую мне доводилось слышать.

Эта дихотомия устанавливает прочную ограничивающую рамку, за которую очень сложно пробиться: можно либо жалеть себя, либо проявлять активность.
Запрет на жалость возникает именно в этой точке.

" Признать свою уязвимость, потерю, невозможность ничего изменить в этой конкретной точке – трудно и болезненно. Иллюзия всемогущества – куда приятнее.

Однако это только иллюзия, и игнорирование собственных ограничений порой приводит к неприятным последствиям.

- Глупо себя жалеть – нужно что-то делать! - Р. смотрит прямо сухими блестящими глазами. 4 месяца назад она пережила выкидыш на раннем сроке. Она не плачет, на консультации рассказывает об этом ровным голосом. Она ищет причины. Врачи разводят руками: к сожалению, так бывает, сейчас вы здоровы, патологий нет. «Но должна же быть причина!». Р. сдает новые и новые анализы, ездит по разным клиникам – ответ один: сейчас вы здоровы, противопоказаний к следующей беременности нет.

- Мне очень важно понять – почему это произошло, - Р. сидит очень прямо, - а никто не дает толкового ответа: может генетический сбой, может стресс.

- Что изменится, когда ты поймешь?

- Я смогу это предотвратить в следующий раз, - Р. сжимает побелевшие губы. – и такого больше не будет. И не было бы, если бы я знала. Уж я бы постаралась. И  сейчас стараюсь.

Р. сердится на меня за вопрос. Сейчас ей так легче: злость помогает ей не чувствовать боль утраты. Ей кажется, что еще возможно что-то изменить. Нужно только получше стараться. Жалость к себе, сожаление об утрате вернет ее в реальность. Она пока к этому не готова – ей важно дать себе еще время, чтобы привыкнуть.

Через несколько недель она почувствует острую усталость, когда чуть не потеряет сознание прямо на улице. Так Р. поймет, насколько невнимательна была к себе все это время, и наконец-то сможет проявить жалость. Она будет горько оплакивать своего нерожденного ребенка, отпускать его и отчаянно жалеть себя, ту, которой пришлось сначала пережить страшную потерю, а потом – еще и взвалить на себя непомерную ответственность в попытке контролировать неподконтрольное. 

Еще через полгода она забеременеет. Беременность будет удачной.

Проблема: «жалеть нельзя - действовать». 
Решение: разрешить себе пожалеть себя. Это непросто. Но, согласитесь, лучше сделать это по доброй воле, а не доводить себя до физического истощения. Помогает осознавание границ этого состояния: сейчас я уязвим, это закончится, но сейчас это так.

" Осознав свое блокирующее убеждение, важно найти другую, подходящую лично для вас формулировку, в которую впишется как разрешение на жалость к себе, так и на активность.

Например: «я могу пожалеть себя, а потом посмотрю, что можно сделать».
Важно не убегать сразу в действия, признать – сейчас мне трудно. Такой шаг требует от человека, привыкшего к безжалостности, огромного мужества. Не меньшего, чем активное действие для человека, привыкшего пассивно себя жалеть.


Пучина жалости

«В парке плакала девочка…»: право на жалостьОбратной стороной этой же установки - «жалеть себя или делать» - может стать своеобразное «залипание» в пучине жалости к себе и отказ от активности. Жалеть - так жалеть.

Часто бывает, что этот паттерн «включают» вчерашние безжалостные к себе люди, словно они месяцами (или даже годами) «накапливали» жалость, чтобы разом ее «обналичить». Реальное чувство жалости появляется в ответ на страдания: «мне плохо пришлось, я уязвим, и признаю это». Это чувство возникает как маркер дефицита ресурсов, словно лампочка-индикатор: «батарея разрядилась».

Осознать, впустить его, почувствовать, наконец, - очень важно. Но важно и другое: как человек поступит с этой информацией, как распорядится своей «разряженной батарейкой».

Если активировалась блокирующая установка: «или жалеть или делать» - вывод напрашивается один: зарядка этой «батареи», восполнение ресурса - дело других людей.

" Некто большой и сильный скоро придет и поможет восстановиться: накормит, напоит, уложит спать, погладит по голове, допишет проект, залечит пальчик, достанет мячик. И путь он сделает это сам, а еще лучше: сам догадается о том, что нужна помощь – по серии стонов и несчастному виду.

Так жалость к себе из острого чувства-индикатора превращается в хронический способ управления другими людьми. Формируется связка: «пожаловался-помогли», которая порой приводит к тому, что человек начинает сам фабриковать неприятные для себя ситуации, чтобы получить нечто важное для себя. Рычаги воздействия на другого через чувство жалости могут быть разными: плохое самочувствие, ощущение одиночества, «неумение» что-то делать.

Это не означает, что человек выдумывает вои проблемы или физические недуги - они реально существуют. Но он встраивает их в свою систему общения с другими людьми, раз за разом извлекая выгоду, снова и снова укрепляя этот паттерн.

" В предыдущей истории героиня довела себя до физического истощения, чтобы получить право на жалость. Фактически здесь происходит то же самое, но объект воздействия – другие люди.

Целый ряд характерных примеров такого поведения показан в прекрасном фильме Георгия Данелии «Осенний марафон». Его главный герой, переводчик Бузыкин, оказался в центре воздействия сразу нескольких жалобных манипуляторов.

Его коллега ежедневно плачет ему в телефонную трубку, что перевод не клеится. Она не обманывает – тот действительно чудовищен. Не выдерживая давления, Бузыкин ночами правит (а фактически полностью переделывает его) в ущерб своему времени. Она не учится, не пробует улучшить качество работы или поменять профессию.  У нее нет для этого ни малейших причин – Бузыкин приедет и все поправит, стоит погромче и понастойчивее всхлипнуть.

Коллеге вторит плачущая любовница, которую он давно подумывает оставить. Но вот она смотрит на Бузыкина прекрасными оленьими глазами, хватается за сердце (вовсе непритворно, у нее на самом деле приступ), слышна сирена скорой, и Бузыкин остается.В фильме

Бузыкин охотно поддерживал каждого, кто стремился решить свои проблемы за его счет, чтобы не заниматься собственной непростой жизнью. 

В жизни бывает так же. 

Жалость ли это? Со стороны «жалобщика» - это попытка управления другим человеком, о действительном признании дефицита ресурса здесь нет и речи, его настолько достаточно для дистанционной манипуляции. Фактически – это агрессия, скрытое нападение с целью получить результат.

Со стороны «жалеющего», который помогает «через не могу» – это способ ухода от собственных проблем, перенос чувства жалости к себе и признания собственной уязвимости на другого человека. Точно такая же агрессия и попытка решить свою проблему за чужой счет.

" Важно понимать: обращаться за помощью к людям в состоянии дефицита ресурса – правильно, часто это и вовсе единственно возможный выход. Однако просьба - тоже активное действие с обозначенными границами: «помоги мне сделать это». И ответ второй стороны может быть любым. Важно не зацикливаться на единственном варианте.  В случае отказа можно рассмотреть другие источники ресурсов.

Решение: если вы заметили, что убеждение «Либо жалеть себя, либо действовать» мешает вам, бросая то в неконтролируемую пучину жалости к себе, значит, вы УЖЕ сделали первый шаг к изменению этого паттерна.

Попробуйте переформулировать ваше убеждение так, чтобы жалость к себе в трудной ситуации не блокировала активные действия, а, напротив, выступала стимулом. Например: «Я могу жалеть себя и активно заботиться о себе». 


Жалость и забота

На первый взгляд может показаться, что это - порочный круг, который только сильнее стимулирует внутреннего нытика: «ну вот, никто не поможет, опять все сам». 

Однако забота о себе – обширное понятие. Иногда необходимая забота действительно в пределах ваших собственных возможностей: просто посидеть в тишине, дать себе передышку, перекусить, поспать. Но иногда лучший способ позаботиться о себе – обратиться к другому человеку. Не чтобы отвлечься. Чтобы получить помощь и поддержку. Не навсегда. На время, которое требуется, чтобы «зарядить батарейку» и снова почувствовать опору на себя.

Евгения Пельтек,
31.01 20

   Добавить ВКонтакте заметку об этой странице Опубликовать в Twitter Опубликовать в Facebook Опубликовать в ЖЖ Опубликовать в Одноклассниках Сохранить в Pinterest


   Обсуждение на форуме ("связанная" тема)
Разведка2004 (05/02/2020)
Спасибо за статью!
Ваш комментарий
Текст:
Автор:
 
  Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться