/Красота и здоровье. Отношения/Отношения

Мамочка и дно тарелки: пищевые стратегии как отношение к жизни 

Мамочка и дно тарелки: пищевые стратегии как отношение к жизни


В первые годы жизни у каждого человека складываются привычные пищевые стратегии, которые позже мы переносим и на другие жизненные сферы. Как мы берем информацию, поддержку? Дружеское участие? Деньги? Подарки? Да примерно так же, как едим.

Разбираемся, что здесь к чему и при чем здесь мама, в новой колонке психолога Евгении Пельтек. 

 
Мама равно еда 

С точки зрения психоанализа, которую поддерживают и во многих других подходах, образ первого кормильца, человека, от которого младенец получал питание, навсегда связывается в его подсознании с процессом поглощения пищи.  

Чаще всего ребенок получает питание от матери. Она кормит малыша грудью или из бутылочки. Поглощение пищи - первый значимый контакт с другим человеком, от которого буквально зависит жизнь малыша в первые дни (или даже годы) жизни.  

И эти изначальные отношения с матерью и едой откладывают отпечаток не только на стратегию питания, но и на жизненную стратегию человека в целом. 

Умеете ли вы брать жизненные подарки (что там жизненные – хотя бы простые – человеческие)? Как принимаете трудности? Испытываете ли сложности с приемом оплаты за свой труд? А может быть, вам, наоборот, всегда и всего мало? 

Часто сложности в отношениях с людьми и финансовые проблемы напрямую связаны с особенностями отношения к питанию, сложившимися в детском контакте с матерью (или другими кормильцем). 

Важно понимать: Речь в статье не идет о диагностированных расстройствах пищевого поведения. Такие случаи имеют не только с психологические, но и физиологические предпосылки, и лежат за пределами темы этого материала. Речь о привычном изменении стратегии пищевого поведения в условиях стресса у здоровых людей и влиянии этих стратегий на другие сферы жизни. 

 
В поисках мамы 

Идеальная история питания ребенка, впитанная с идеальным молоком идеальной матери в идеальном мире выглядела бы так:  

  • Мама выдает младенцу питание именно тогда, когда это необходимо (когда он попросил) и в том объеме, в котором он в этом нуждается. 
  • Он учится внятно просить, четко заявлять о голоде, и получает за это положительное подкрепление в виде питания. 
  • Формируется крепкая связь между младенцем и матерью, которая первоначально выглядит как потребность-удовлетворение. 
  • Чем разнообразнее становятся потребности, тем сложнее становится маме их удовлетворять. Они больше не крутятся вокруг одного только питания. Мама потихоньку отдает ребенку все больше ответственности за удовлетворение своих потребностей (в том числе и пищевых). 
  • Вырастая, человек осознает свои потребности, отделяется от мамы и обучается быть «сам себе матерью». То есть замечать свои потребности, заявлять о них самому себе и предпринимать шаги для их удовлетворения (самые разнообразные). 

 
На практике же эта система дает сбой – безо всякого злого умысла со стороны участников процесса. 

Например: 

  • младенец родился слабым и не всегда мог криком позвать маму, когда был голоден; 
  • у мамы пропало молоко или по другим причинам прошлось срочно менять систему питания; 
  • мама была в депрессии и уделяла ребенку столько внимания, сколько могла, а не столько, сколько ему было нужно; 
  • мама, напротив, уделяла ребенку очень много времени, предвосхищая все его желания, и его обучение первым самостоятельным шагам по удовлетворению своих потребностей затянулось. 

Так или иначе, мы все даже в нашем неидеальном мире обязательно проходим эти стадии и взрослеем (это один из критериев выживаемости). Однако, во-первых, это может происходить неравномерно в разных сферах жизни. А во-вторых, в сложные жизненные моменты, в ситуациях стресса, наша психика склонна к регрессу.

" И тогда вместо того, чтобы стать самому себе устойчивым взрослым, человек немножко возвращается в те славные времена, когда мама могла просто покормить его в ответ на плач, и все снова становилось хорошо. 

Проще говоря, в стрессовых ситуациях мы порой впадаем в детство и включаем аварийную систему «поиска матери».  

Маркером этого становится изменение пищевого поведения. Одни в условиях стресса начинают «заедать» проблемы, другие – вовсе отказываются от пищи, третьи стараются взять свое питание под усиленный контроль. Фактически это стратегии компенсации. Так с детства человек привык возвращать себе более сбалансированное состояние. Однако то, что помогло в раннем детском возрасте, во взрослой жизни часто работает не так. 

О трех наиболее распространенных стратегиях пищевого поведения, которые часто «включаются» в состояниях стресса, повышенной тревожности и жизненной неопределенности и пойдет речь в этой статье. 

 
«Мама, покорми меня»: заедание проблем 

Основная «аварийная» стратегия: брать. 

Многие считают, что стремление заедать проблемы происходит от  избыточного питания в детстве. Существует даже мнение, что если кормить ребенка по требованию «на каждый писк», то есть риск выработать у него такую стратегию во взрослом возрасте. 

Однако куда чаще переедание в условиях стресса имеет своим источником вовсе не переизбыток, а дефицит питания и материнского внимания, которые для младенца суть одно и то же. 

Еда воспринимается как универсальный «утешитель» и гарант безопасности, а гарантом безопасности еда может быть только у очень голодного (или испытавшего голодные муки в прошлом) человека.  

Склонность к перееданию в ситуации стресса – это наглядная модель поиска матери. Поиск, который ведет очень голодный и очень маленький ребенок внутри вас. 

Что такое голод в животном мире? Это желание обладать чем-либо, присвоить это, сделать своей неотъемлемой частью. В природе устроено так: мозг подает сигнал: я голоден, человек отправляется на поиск (охоту). 

Если же еды в избытке, а мозг все продолжает подавать и подавать сигналы – значит, речь идет о ненасыщаемой потребности. Какой? 

Чаще всего речь идет о потребности в контакте с другими людьми. О поддержке, стремлении разделить свои эмоции с единомышленниками. В случае с мамой и младенцем это действительно было почти одно и то же. Младенец плачет, мама дает ему молоко. Это для него и поддержка, и любовь, и жизненная сила. 

У взрослого – иначе. Его потребности намного сложнее, а главное – их можно удовлетворить в контакте с другим человеком, но не из позиций “мама-младенец”, а на равных. Это уже не требование голодного ребенка, а просьба или предложение, адресованное другому такому же человеку. 

" Ненасытный голод возникает из раннего опыта разочарования, когда младенец не получил заботы и жизненных сил в нужном ему объеме. И по какой-то причине этот опыт отпечатался так: «я должен взять как можно больше сейчас, ведь потом может не быть». 

Вместо того, чтобы реализовать свою потребность в общении, в поддержке других, человек ждет, что другие сами придут и помогут – как идеальная мать, дадут титю или бутылочку. И, будучи разочарованными, налегают на еду (а иногда – другой объект зависимости), как единственный безотказный источник удовольствиях. 

В других жизненных сферах: 

эта стратегия может включаться в условиях стресса и в других аспектах. Она проявляется как жадность, ненасытность, склонность увлекаться чем-то одним. Существует риск зависимостей, когда «универсальным утешителем» вместо еды становятся какие-то куда более вредные вещества, игры, работа, хобби или другой человек, в котором зависимый «узнал маму». 

Выход: проделать специальную работу (чаще всего – с психологом), которая поможет понять, что другие люди – не ваша родная мама из младенческого возраста. Тогда вступить в контакт с ними станет проще. Вместо того, чтобы пытаться получить то, что вам нужно на дне тарелки, можно будет обратиться к людям с просьбой: вместе погулять, посидеть в кафе, занять денег, обняться. И даже пережить отказ станет возможным, ведь это не мама бросает младенца. А просто один взрослый отказал другому. 

 
«Мама, перестань»: отказ от пищи 

Основная стратегия: протестовать 

Мамочка и дно тарелки: пищевые стратегии как отношение к жизни

Отказ от пищи – другая стратегия, которая, как ни странно, также имеет в своей основе поиск мамы.

" Люди, которые отказываются от пищи в период стресса, словно говорят своей маме из прошлого: «прекрати меня этим кормить. Я не возьму больше ни кусочка». 

Таким образом, те неприятности, которые происходят вокруг, а также собственные нежелательные реакции они связывают с материнской фигурой. 

Такая стрессовая стратегия могла сложиться у ребенка, выросшего под присмотром очень опекающей матери (или другого воспитателя), при насильном кормлении неприятной малышу едой (или едой, трудной для переваривания), слишком раннем или слишком настойчивом прикорме и докорме. 

Отказ от пищи, отвращение к еде – месть матери, а заодно и попытка на нее повлиять, сделать так, чтобы «все это» прекратилось. «Смотри, мама! Я не ем!». 

Только вот стрессовая ситуация вокруг – не мамина вина. Мама здесь давно не при чем. Отказ от пищи, который, вероятно, был эффективен тогда, в младенческом возрасте, сегодня может только нанести вред здоровью, ведь в условиях стресса организму необходимо получать энергию и жизненные силы. 

В других жизненных ситуациях: 

Это люди «нет». Им сложно бывает «брать» в самом широком смысле. Сложно принимать подарки («зачем вы мне это подарили? А что я теперь за это должен? А нужно ли мне это?»). Порой непросто складываются финансовые взаимоотношения, так как таким людям бывает дискомфортно брать оплату даже за уже сделанную работу.  

Выход: и снова - престать путать других людей (работодателей, правительство, друзей, родственников, даже свою сегодняшнюю маму) с кормящей матерью из раннего детства. Важно понять: отказываясь от пищи сейчас, прерывая контакт с другими людьми, отрезая себя от источника питания, как в буквальном, так и в метафорическом смысле, вы никак не можете повлиять на ту свою маму, которая кормила вас «неправильной» едой или «неправильными» жизненными установками.

" Сейчас вы - сам себе взрослый (и даже мама). Вы можете выбирать, какую еду и какие жизненные принципы «есть», а какие – перестать. Не обязательно отказываться от всего разом. 

 
«Мама, я ем это!»: жесткий контроль над питанием 

Основная стратегия: возглавить 

Мамочка и дно тарелки: пищевые стратегии как отношение к жизни

Настойчивые диеты (без медицинских показаний), «правильное» питание, очень жесткий отказ  от «вредных», «неправильных» продуктов, который влияет на весь образ жизни человека в целом  и особенно активно включается в условиях стресса – это признак… борьбы за власть. 

У таких людей складывается впечатление, что им нужно постоянно и с оружием в руках отстаивать свое неотъемлемое право на управление собственным питанием. 

Свойственно людям, у которых в детстве был опыт опасных ситуаций, связанных с питанием. Когда питание становилось способом влияния на ребенка, когда питанием (или лишением пищи) наказывали и поощряли. Кроме того, потребность в пристальном контроле над своей диетой свойственны людям, чьи родственники каким-то образом травили себя на глазах у ребенка. 

Главное, что объединяет эти разнообразные случаи: так реализуется потребность в том, чтобы сделать маму предсказуемой, понятной, управляемой. Стремление к контролю – признак повышенной тревожности.  

Чаще всего это означает, что у ребенка в детстве были сложности с получением своевременного материнского отклика. Мама то приходила на зов, то не приходила. То разрешала есть эту пищу, то запрещала. Еда объявлялась то полезной, то вредной. Мама запрещала что-то есть, но сама ела. И так далее. В условиях пищевой непредсказуемости ребенок сделал вывод, что сам должен решать, что для него правильно и это – единственный способ унять тревогу. 

В других жизненных ситуациях: 

Это люди, которые в стрессовых ситуациях включают режим жесткого контроля, им сложно расслабиться, сложно принимать спонтанные решения.
Риски: контролировать неконтролируемое, пытаться брать ответственность за то, что неподвластно (погоду, болезни, состояния и настроение других людей). 

Выход: обратить внимание, что, стараясь избыточно жестко контролировать еду, вы лишаете себя возможности слушать свои желания, учитывать потребности собственного тела. Мама больше не решает за вас, что вам есть и получите ли вы сегодня заботу и питание в ответ на зов или нет.

" Ваша жизнь уже в вашей власти. Осталось – разрешить себе ее жить. 


Итак, в условиях стресса у нас часто срабатывает одна первичная базовая стратегия принятия нового в свою жизнь. При желании ее можно изменить, сделать более вариативной. Для этого важно распознать свою первичную «прошивку» базовых отношений с едой и тем, кто ее когда-то нам давал. 

На практике это означает вот что: пореже путать еду, других людей и весь свет с… мамой. Тогда освободится много энергии на то, чтобы заметить все многообразие окружающего мира и – справиться с этой информацией. 

Евгения Пельтек, 
5.12.20 

   Добавить ВКонтакте заметку об этой странице Опубликовать в Twitter Опубликовать в Facebook Опубликовать в ЖЖ Опубликовать в Одноклассниках Сохранить в Pinterest


   Обсуждение на форуме ("связанная" тема)
PlushFish (07/12/2020)
Toshiba писал(а):
мне многое отзывается.

:give_heart:
Toshiba (07/12/2020)
мне многое отзывается.
Виктория (07/12/2020)
Ощущение, что статья не дописана... Типов питания и взаимодействия с едой куда больше. А то возникает ощущение, что в пределах нормы - только эти несколько типов. А их, насколько я помню, 8 или 9. И только потом - типы нарушения пищевого поведения. А вообще, бедные дети: вся их жизнь зависит от того, повезло или нет им родиться у хорошей мамы.
PlushFish (07/12/2020)
Mumi_mama писал(а):
Спасибо за статью!
Взгляд с новой стороны всегда интересен

:give_heart:
Mumi_mama (07/12/2020)
Спасибо за статью!
Взгляд с новой стороны всегда интересен
Ваш комментарий
Текст:
Автор:
 
  Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться