Мастерим вместе с детьми

/Красота, уход, фитнес. Отношения/Отношения

Униженные и оскорбленные

Можно ли помочь жертве домашнего насилия, и может ли она помочь себе?

 

 

Многие годами живут с партнерами, которые их оскорбляют, унижают и даже, хотя об этом не принято говорить, бьют. Психологи утверждают, что после нескольких лет таких отношений жертве очень трудно, почти невозможно их разорвать. Но что мешает не вступать в них или прервать после первого же опасного инцидента? Как помочь другу, который находится в опасных отношениях?

 

 

Насилие родом из детства


Практически всегда отношения с партнером выстраиваются на основе той схемы, которую мы наблюдаем в детстве. Иными словами, в семьях, где присутствовало насилие, физическое или психологическое, вырастают дети, готовые стать жертвами и преследователями. Именно такие отношения кажутся им привычными, понятными и даже, как ни странно, удобными.
Казалось бы, подрастающий ребенок живет не в изоляции: он видит, как складываются отношения в других семьях, отношения, основанные на взаимном уважении. Такая жизнь должна выглядеть более привлекательно, чем та, что он наблюдает дома, и именно ее он должен пытаться воспроизвести. Но… не воспроизводят.

Показательны результаты исследований американского психолога Дэвида Селани, автора книги «Иллюзия любви. Почему женщина возвращается к своему обидчику». Он выяснил, что, вопреки здравому смыслу, дети «плохих» родителей (пьющих, асоциальных, проявляющих насилие) привязаны к ним не меньше, чем дети из других семей. Почему?

Воспитание – процесс двухсторонний: не только родители вкладывают в ребенка, но и ребенок вбирает в себя способы поведения, реакции своих родителей. Постепенно реакции, которые ребенок ждет от родителей (утешение, одобрение, поддержка) он начинает воспроизводить сам – собственно, это и есть процесс взросления. Обретенная независимость (могу сам себя поддержать и утешить) позволяет строить равноправные партнерские отношения с другими людьми – проявлять и принимать внимание, уважение, любовь.

Если же основное, что получал ребенок от членов своей семьи, это насилие, то именно так ребенок и привыкает обращаться с собой. Он по-прежнему нуждается в любви, заботе и утешении, но, не научившись воспроизводить их, всегда зависит от внешних ресурсов, на начальном этапе своей жизни – от родителей.

” Проявляя насилие, родители воспитывают не жестоких, безнравственных людей, не садистов и не мазохистов. Они воспитывают слабых людей, которые не могут жить без внешней опоры.

Повзрослев, такие люди не могут построить равноправные отношения – они ищут источник любви и заботы, но не готовы отдавать что-то взамен. А в качестве партнера выбирают то, что привычно, понятно, знакомо с детства: насилие. Можно вспомнить известный анекдот про «третьего мужа, который бьет по роже» так же, как и первые два. Дело действительно, не в муже, а «в роже». Для жертвы, как говорилось в старой рекламе, «при всем богатстве выбора – другой альтернативы нет».

 

Поиск любви или поиск страданий?


И в детстве, и став взрослыми, мы ищем любовь, принятие, доверие. Никому не нравится «страдать», и женщина, испытывающая в семейной жизни унижения, вовсе не счастлива в таких отношениях. Но для нее они – эталон любви, как она представляет его себе с детства. Для младенца, не имеющего возможности сравнивать, любое отношение родителей априори – любовь, потому что именно любви и заботы мы ждем от родителей.

Даже самые плохие асоциальные родители периодически проявляют хоть какую-то заботу о своих детях. И именно эти моменты становятся решающими. Теперь хорошее отношение родителей ребенок относит на их счет (мама меня любит), а плохое – на свой (я плохо вел себя, и родителям пришлось меня наказать).

” Если подросшему ребенку случается начать отношения с психологически здоровым партнером, то они кажутся ему «ненормальными»: слишком пресными, фальшивыми, неискренними. Любовь в его представлении – это смесь насилия и симпатии, а все остальное – это уже не любовь.

 

Воображаемая любовь


Дети в семьях, Где царит насилие… большие фантазеры! Да, да, ведь им приходится «додумывать» отношения с родителями на основе тех крох любви и заботы, которые им все-таки достаются. Возможно, если вам доводилось встречаться с детьми из асоциальных семей, вы были свидетелями рассказов, как много хорошего случится, когда мама будет трезвой, а папа, наконец, найдет работу. Ребенок бессознательно «домысливает» эти отношения еще и потому, что привыкает принимать большую часть вины за насилие на себя: он «плохой», и его «приходится» наказывать. В фантазийных отношениях, где не происходит насилия, он, соответственно «хороший»: раз нет наказания, значит и наказывать его не за что.

” Это ответ на вопрос, как может ваша подруга, страдая от насилия, жить вместе с партнером-насильником. Она живет вовсе не в этих отношениях, у нее есть «дополненная реальность», которую она привыкла достраивать с детства. Там партнер – хороший, умный и заботливый, а насилие – случайный эпизод, к тому же ею же и спровоцированный.

Как правило, если прямо указать жертве на источник страданий, можно получить агрессивный ответ: жертвы домашнего насилия привыкли защищать свою иллюзорную жизнь, которую так долго и тщательно выстраивали.

 

Любовь после насилия – это возможно?


Можно ли реабилитировать жертву домашнего насилия, научить ее жить в здоровых отношениях, лишенных боли и страха? Можно, хотя это и сложная психотерапевтическая задача. Дэвид Селани пишет о том, что такая терапия длится не менее трех лет, но есть мнение, что «выходить» из разрушительных отношений придется столько же, сколько жертва в них находилась.

Опору для дальнейшей жизни придется взрастить внутри себя, стать «мамой» самой себе, утешить, полюбить и позаботиться о том, ребенке, о котором никто не позаботился. Для этого придется чем-то заместить образ матери, которой не было в детстве (например, образом психотерапевта, принимающего и не осуждающего, собственно, создание такого образа – это и есть основной терапевтический метод), и в дальнейшем опираться именно на него (вести себя по отношению к себе так же).

В таком кратком изложении задача кажется несложной, но на деле она требует многих лет профессиональной работы. А иначе… иначе цепь насилия не прервется никогда. Воспроизводясь в детях и внуках жертвы. Но если вы не психотерапевт и уже устали смотреть на мучения своей знакомой, что вы можете сделать?

” Подсказка: нет, постоянно повторять что нужно немедленно бросить «этого козла» бессмысленно и бесполезно. Как вы уже поняли, одному «козлу» на смену немедленно придет следующий, только и всего.

 

Как вести себя с «одной моей подругой»

 

  • Безусловная поддержка. Это самое важное для жертвы насилия – поднятие самооценки. Не забывайте почаще рассказывать о тех хороших качествах, умениях, даже приятных деталях внешности, которые вы видите!

  • Раздвинуть границы. Человек, замкнутый в мире семейного насилия, действительно не видит выхода из ситуации. И не увидит… Зато можно показать ему мир за пределами семьи! Хобби, спорт, прогулки, даже поход в кино – все это раздвигает рамки ежедневного кошмара.

  • Расширить круг общения. Единственный друг для жертвы домашнего насилия – это хорошо. Но мало. Чем больше знакомых будет демонстрировать симпатию и уважение, тем активнее человек, зависимый от внешней оценки, «отращивает» внутреннюю опору.

  • Найти специалиста, способного помочь. Это, пожалуй, самая важная и действенная часть помощи.


Чего делать совсем не нужно

  • Не критиковать, в том числе и партнера-насильника. В иллюзорном мире вы сразу попадете в список врагов.

  • Не обижаться: у жертв насилия бывают «плохие дни», когда они изливают дурное настроение на тех, кто пытается им помочь, приписывая злобные намерения. Обижаться на это так же глупо, как на человека, наговорившего вам глупостей в горячечном бреду.

Не втягиваться в круг насилия! Это, пожалуй, самое важное. Можно легко и незаметно для себя перейти от помощи к «спасению» и утратить свою независимость, оказавшись в треугольнике «тиран-спасатель-жертва». Так вы, во-первых, никого не спасете, а, во-вторых, серьезно пострадаете сами. Ограничивайте свои добрые порывы рамками разумного!

27.10.2019
Подготовила Антонина Рыбакова
   Добавить ВКонтакте заметку об этой странице Опубликовать в Twitter Опубликовать в Facebook Опубликовать в ЖЖ Опубликовать в Одноклассниках Сохранить в Pinterest


swetaM (13/11/2019)
Это действительно так как написано.Была свидетелем таких отношений: сначала мама терпела запои отца, побои и унижения(все было на наших с сестрой глазах)потом у моей сестры, она вышла замуж по молодости, многое терпела от мужа, несколько раз он ломал ей нос. Когда он стал бросать в нее посудой и ее в очередной раз зашивали, она позвонила и попросила помощи. А до этого действительно защищала его. Я помогла ей уехать в другой город, устроила на работу, потом она занялась спортом и сейчас счастлива. А теперь сама терплю психологическое насилие со стороны мужа, не разговариваем уже 3 года, но поскольку пока до насилия физического не дошло, не могу принять решение чтобы уйти. Хотя я все понимаю, правда отвлекаюсь и ищу себе занятия, где встречаюсь с позитивными людьми, но дома нахожусь все же больше.
LazarevaElena (28/10/2019)
Хорошая статья, спасибо
Ваш комментарий
Текст:
Автор:
 
  Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться