/О детях/Детское здоровье и уход

Больничные клоуны не спасают мир, а помогают детям

Самое невыносимое, что выпадает на долю родителей – болезнь их ребенка. Хуже всего, если эта болезнь тяжелая. Онкология, ожоги, нейрохирургия и еще множество других испытаний, связанных с длительным пребыванием детей в медицинских центрах, приходится стоически выдерживать и самим пациентам, и их мамам и папам. Маленькие борцы порой показывают настоящий героизм, сражаясь со своей болезнью и выходя победителями.

В этом им, конечно, помогают доктора, которые творят «обыкновенное чудо». Но есть и кое-кто еще, помогающий поставить на ноги тяжелобольного ребенка. Это больничные клоуны.

Явление для нашей страны пока редкое и новое, но, к счастью, дающее свои ростки то тут, то там. Пробиваются они и в Новосибирске: в нашем городе только что появилась своя Школа больничной клоунады.

За рубежом больничная клоунада существует уже около 30 лет, в России - 8. Выздоровление детей, к которым приходили больничные клоуны, происходит быстрее, маленьким пациентам даже требуется меньше лекарств и они легче справляются с болью.

В России профессиональные больничные клоуны есть пока только в пяти городах: Москве, Казани, Санкт-Петербурге, Ростове-на-Дону и в Орле.

” Пока россияне не готовы относится к этому занятию как к профессии, так что путь в больничные клоуны только один – волонтерство.

Больничные клоуны и их помощники

В конце ноября в Новосибирск приехали два преподавателя Школы больничных клоунов из Москвы и Казани - Давид ГУГУЛЯН и Екатерина УРАКОВА. Приезжали для того, чтобы провести интенсивный курс с новосибирскими волонтерами, своими будущими коллегами и, конечно, чтобы встретиться с новосибирскими единомышленницами - Надеждой ЛУЗИНОЙ и Александрой КОСТРЫКИНОЙ.

Девушки решили влиться в этот замечательный проект ровно год назад — в декабре 2012, и стали на тот момент единственными его участницами. За это время они прошли обучение в Томске у самого Константина Седова – первого российского профессионального больничного клоуна, художественного руководителя и идейного вдохновителя московской школы клоунов.

Затем Надежда и Александра приняли участие в международном форуме больничной клоунады в Киеве, и лишь затем, спустя полгода, решились приступить к работе в больницах Новосибирска. Они приходят в Детскую клиническую больницу скорой помощи и Детский онкогематолгический центр Краснообска, а еще они в школу-интернат №152, где живут ребятишки с особенностями интеллектуального развития и ДЦП.

Больниц в городе много, а Нади и Саши — мало, на все не хватает. Так родилась идея привлечь волонтеров, создав для них школу в Новосибирске.

Первым проект поддержал Дом молодежи.

- Кто, как не мы должны поддерживать такие начинания, – говорит пиар-специалист новосибирского Дома молодежи Александр Романовский. – Несколько лет назад я защитил диплом по такой «европейской», как нам говорили, дисциплине, как «социальная работа».

” - Но реальность такова, что социальная работа оставляет в нашей стране желать лучшего. В Новосибирске преподают социальную работу, люди учатся, получают дипломы, и... откровенно не знают, куда себя применить. То, что делают ребята – тот самый пример, на который нужно ориентироваться молодежи.

Есть и другие организации, руководители которых поверили в клоунов - Молодежный центр «Пионер» (подразделение мэрии города) помог новой организации грантом, еще один молодежный центр «Альтаир» поспособствовал коучингом; клуб креативного отдыха Be-happy предоставляет площадку для школы.

- Есть уже спонсоры, которые находят нас сами, - рассказывает инициатор проекта в Новосибирске Александра Кострыкина. - Очень много неравнодушных мамочек и папочек, бабушек и дедушек, которые готовы помочь деньгами на проведение мероприятий, сшить костюмы, купить мыльные пузыри, в конце концов. Нам помогают и СМИ, потому что написанное или сказанное в эфире слово творит чудеса: когда много людей об этом знают, то отклик получается невероятный. Ты никогда не подозреваешь, откуда придет помощь.

К этому мнению присоединяется и москвич Давид Гугулян:

- Недавно к нам в Москву вдруг прибыла посылка из Екатеринбурга, а в ней – три шикарных клоунских костюма. Прислала их девочка-студентка, которая учится на дизайнера. Ее дипломная работа была «костюмы для больничных клоунов». В этих шикарных костюмах были соблюдены все нормы для медицинской одежды: в больницах, которые мы посещаем в Москве, они произвели настоящий фурор!

Кто они, больничные клоуны?

- Когда мы объявили набор в школу клоунады, – рассказывают основатели новосибирского движения, – особых требований к претендентам у нас не было. Но все же первое условие – это возраст. Мы склонялись к тому, чтобы в нашу школу шли люди от 21 года, когда приходит осознание себя и понимание, чего же хочешь от жизни. И второе — умение чувствовать себя комфортно в предлагаемых обстоятельствах. Мы смотрели, как люди ведут себя на собеседовании, какая у них мотивация и что стоит за желанием войти в команду больничных клоунов. В итоге из 26 претендентов было отобрано 11 добровольцев. И хоть конкурсный отбор закончился, заявки продолжают поступать и сейчас. Мы уверены, что после двухдневного интенсива с московским и казанским преподавателями у нас получится замечательная команда, которая пойдет в «поля» – в больницы, к ребятам, мамочкам, больничному персоналу.

” - Мы не приходим развлекать, – дополняет тренер клоунов Екатерина Уракова. - Совсем не обязательно, чтобы ребенок смеялся, улыбался, хохотал. Цель другая: изменить атмосферу в самой клинике и понимание ребенка, что происходит.

К примеру, он не ест неделю, ему вводят питательные вещества с помощью катетера. И если он упорно отказывается от еды, и с этим не справляются доктора, психологи, родители, тогда в палату приходим мы, и начинаем в это играть. Обычно больничные клоуны работают в паре: клоун, который «не хочет есть», «зеркалит» ребенка, и мы через игру пытаемся объяснить, как это важно. Если мы добиваемся результата, это наша маленькая победа.

- Мы работаем с тяжелыми детьми, - продолжает Екатерина. - В онкогематологию, кардиохирургию, челюстно-лицевую хирургию, другие отделения, в которых дети находятся от двух недель до нескольких лет, мы приходим раз в неделю (это оптимальный вариант) и обязательно регулярно.

Больничные клоуны работают не только с детьми, а и со всеми, кто находится в больнице: сестринским медперсоналом, врачами, родителями. Это очень длительный процесс – завоевание доверия. Изначально их побаиваются: непонятно, почему клоуны, и что они делают в больнице?

- Мы прошли этот путь вместе с врачами, – говорит Екатерина Уракова. – От полного непонимания до абсолютного принятия. Сейчас нам звонят психологи и врачи и говорят, к какому ребенку нужно зайти, чтобы с ним проработать.

” - Как чувствуем себя мы сами? По-разному. Тут важно не то, какие мы молодцы, а то, что у каждого из нас есть своя внутренняя мотивация. Да, мы хотим помочь детям. Но я, например, еще хочу тренировать свое актерское мастерство. Вот такие эгоистичные порывы и мотивации как раз действуют длительно.

- В каком-то возрасте приходит осознание, что ты родился в благополучной семье, получил образование, живешь в благополучных условиях, – поддерживает коллегу Давид Гугулян. – И у тебя возникают первые потребности сделать какие-то посылы благотворительности тем, кто менее удачлив в этой жизни. Однако такие посылы рождаются и быстро гаснут, потому что ты не знаешь, как это сделать на практике. Учась в театральном институте на факультете актерского мастерства, к 3-4 курсу задумываешься, а чем еще может заниматься актер? Принято, что актеры работают в театре и кино, зарабатывают анимацией. Вот так, раздумывая, однажды я случайно узнал о больничных клоунах и, когда углубился в тему, понял, что это и есть тот новый способ реализации моих актерских данных и «благотворительных посылов».

- Как и в любой работе, в нашей нужна техника безопасности, потому что всякая благотворительность связана с эмоциональным выгоранием, - объясняет Давид. - Если ты в своем деле видишь выгоду для себя, это важно.

” - Важно, чтобы в твоей работе не превалировали мысли о спасении мира, потому что никто не спасает мир. Мы делаем то, что умеем делать - дарим себя другим, и если это помогает, то это прекрасно.

- В процессе работы кто-то уходит, кто-то остается. Я остался. Активно этим занимаюсь, и нахожу огромные плюсы для себя. «Минус» только в том, что надо всегда следить за своим здоровьем, потому что больному к детям нельзя ходить. Да и минус ли это?

Больничный клоун и медицина

Больничные клоуны должны очень много знать о медицине, ведь им оказывет доверие больница, где лежат тяжелые дети. Их пускают в процедурные, в предоперационную палату, даже в реанимацию, когда ребенок выходит после операции. Это огромный пласт информации, который клоуны должны усвоить, освоить и неуклонно соблюдать.

- Нам, – говорит Давид, – уже оказан кредит доверия: больница, с которой мы сотрудничаем в Москве, пошла нам навстречу, принимает наши вещи и стирает в своих специальных прачечных.

- Нужно сказать, – продолжает Екатерина Уракова, – что сразу в операционную, процедурную вас никто не пустит. Это очень длинный путь. В Казани сначала меня пускали только в отдельные палаты, где у детей хорошие анализы и легкие заболевания. Сейчас, спустя три года наша команда ходит по больнице везде, и нас везде зовут. Конечно, требования у каждого отделения свои. В гематологии нельзя даже дышать на ребенка, и мы ходим в масках. В онкогематологии лучше закрывать волосы, потому что у детей стресс из-за выпадения волос. Но все это для нас уже такой рутинный процесс, что он доведен до автоматизма.

Больничные клоуны отличаются от цирковых. И если цирковые смешат, то больничные помогают. И детям, и взрослым – всем, кому нужна такая помощь. Но... не дай вам бог увидеть больничного клоуна в работе!

2.12.2013
Автор Ольга Стрикун
Фото из группы больничных клоунов вконтакте
   Добавить ВКонтакте заметку об этой странице Опубликовать в Twitter Опубликовать в Facebook Опубликовать в ЖЖ Опубликовать в Одноклассниках Опубликовать в Google+

ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ