/Проекты Сибмамы/Знаменитые мамы

Вия Артмане: несчастливый брак и тайная любовь знаменитой актрисы 


Вия Артмане – одна из самых знаменитых советских киноактрис, её роли в фильмах «Театр», «Родная кровь», «Туманность Андромеды» и «Стрелы Робин Гуда» навечно вписаны в историю кино. На счету актрисы – почти сотня киноролей.   
Актриса привлекала внимание не только своими замечательными ролями, но и весьма непростой личной жизнью – между любовью и семьёй Вия Фрицевна однажды выбрала семью.  

Вия (полное имя Алида-Вия) Артмане появилась на свет 21 августа 1929 года в небольшом латышском посёлке Кайве Тукумского края в семье польско-немецких крестьян. 19-летний Фрицис Артмане из зажиточной немецкой семьи влюбился в крестьянку Анну так, что обвенчался с ней против воли своих родителей. Но прожили они с Анной всего пять месяцев. Как-то Фрицис взялся помочь беременной жене вытащить ведро воды из колодца. Колодец обрушился, молодой человек от травм вскоре умер. Девочку воспитывала мать, Анна Заборская. 

Детство Вии трудно назвать счастливым - мать вышла повторно замуж, но отчим оказался грубым, много пьющим и весьма жестоким человеком, поэтому Анне и Вие часто приходилось прятаться от него. Девочке с 10 лет пришлось работать, она была пастушкой у зажиточных соседей.

" Однажды Анна нашла работу на все лето и отдала дочь на это время на хутор в бездетную семью. Этот хутор Вия запомнила на всю жизнь - в сарае для детей был сооружен... театр.

Здесь она первый раз вышла на сцену - пела песни, играла роли сказочных героинь. 

В 15 лет, в 1944 году, девушка уехала в Ригу и поступила в столичную школу. Она хотела стать юристом, чтобы бороться с несправедливостью, но, побывав в настоящем театре и окунувшись в волшебный мир, стала мечтать о сцене, и после войны подала документы в студию при Художественном театре имени Райниса. Диплом Вия получила в 1949 году, в 20 лет. Вскоре после этого она убрала из своего имени часть «Алида», оставив лишь более изысканное Вия (фиалка), и начала выходить на сцену.  

Актриса получала главные роли в пьесах классического репертуара. (К слову, в составе столичного театра Риги Артмане оставалась вплоть до 1998 года.) В кино Вию Артмане пригласят, когда та уже состоится как театральная актриса, отыграв на сцене десять лет.  

А пока, на старте артистической карьеры, началась и история семьи Вии.

" Девятнадцатилетнюю дебютантку заметил самый популярный актер театра, любимец публики Артур Димитерс. Он был старше Вии на четырнадцать лет, женат на известной художнице, воспитывал сына, что не мешало ему слыть среди рижской богемы отъявленным сердцеедом.

Вия относилась к нему с подчеркнутым уважением, а Димитерс просто потерял голову. Казалось, добиться Артмане стало главной целью его жизни. Артур был настойчив. Он караулил ее возле выхода из театра, потом провожал до дома, где она жила. Писал записки с объяснениями в любви.  
Подсознательное желание забиться «под крыло» твердо стоящего на ногах мужчины, почувствовать себя защищенной, возможно, и подтолкнуло Вию к более близким отношениям. В1953 году, после того как Димитерс развелся, они зарегистрировали брак, который, по признанию самой Вии, строился исключительно на ее уважении к мужу как к актеру. 

Однако семейная жизнь как-то сразу не задалась: Артур ревновал Вию, как говорится, к «каждому столбу». Следом шли придирки, ссоры и злые, несправедливые упрёки. Ссоры переросли в ругань и злобу. Кричали так, что стекла дрожали в квартире. Вия долго терпела и всё ждала, когда же муж наконец-то остепенится. Как многие женщины того времени, она считала, что рождение ребенка прекратит приступы ревности и уберет ссоры из семьи.  

" В 1957 году у 28-летней Вии и 42-летнего Артура родился сын Каспарс.

Муж, хронически пораженный "звездной болезнью", даже пустяковую работу - вынести мусор или купить хлеб - считал ниже своего достоинства. Все заботы о ребенке и хозяйстве лежали на плечах Вии. Иногда актрисе хотелось все бросить, но ведь есть сын... И как он будет расти без отца? Терпение переросло в самоотречение. Артмане жертвовала всем ради семьи и ребёнка. В то время, как Артур не хотел помочь ни в чем, уделяя время только работе и собственным интересам, Вии приходилось мотаться из Риги в деревню. Она успевала приготовить обед для семьи, постирать и прибраться в доме. А ведь репетиции и спектакли никто не отменял.  

 «Я не мог заснуть, не взяв маму за руку, требовал, чтобы она рассказала мне сказку или спела колыбельную, - вспоминал о своем детстве Каспарс Димитерс. - Мама знала миллион латышских народных песен... Мои родители были постоянно заняты, и я рос детсадовским ребенком. Меня отдали туда очень рано, а летом даже отправляли вместе с садиком на дачу. Она находилась в курортной Юрмале, но я все равно воспринимал её как ссылку... Мама не могла уделять мне столько времени, сколько мне хотелось, и иногда я думал, что она не так уж сильно меня любит...» 


Вия крутилась, как белка в колесе: репетиции, спектакли, уборка, готовка, стирка, и после всего они с мужем, бывало, засиживались за полночь, под рюмочку коньяка разбирая очередную его или её роль, сценарий. 

Популярность во всесоюзных масштабах к Артмане пришла в 1963 году, после выхода военной мелодрамы «Родная кровь». На фоне горя, принесенного Великой отечественной войной, тридцатичетырёхлетняя актриса вместе с партнером Евгением Матвеевым показывают трагедию двух влюбленных немолодых людей. Благодаря участию в этой картине Вия, согласно опросу журнала «Советский экран», была названа актрисой года, а в Латвии Артмане стала национальной гордостью.

" Республиканская популярность Артура Димитерса вдруг поблекла на фоне обрушившейся на его молодую супругу общесоюзной славы. 

Живая энергетика любви и нежности фильма настолько «цепляла» зрителей, что людям хотелось, чтобы киношная история продолжилась в жизни, и народная молва незамедлительно “поженила” Артмане с Матвеевым. И даже дочь Кристиану, которую Вия родила в мае 1965 года, многие считали «матвеевской». Артур был в ярости. Ссора переросла в жуткий скандал. Муж в чём только не обвинял супругу. Уж очень роль была правдоподобной. Так сыграть можно только тогда, когда любишь, это Артур хорошо знал. Вия терпела все нападки и оскорбления: чувствовала себя виноватой, ведь муж говорил правду. Однако в своё оправдание Вия Фрицевна тогда говорила, что «супружескую постель ни с кем, кроме мужа, не делила».

" И лишь много лет спустя, уже после смерти Евгения Матвеева, актриса смогла признаться: «Это правда - то, о чём говорит народ, что что-то было. Было. Было. Иначе ничего подобного невозможно было бы сыграть». 

Когда Кристиане исполнилось всего два с половиной месяца, Вие пришлось ехать в экспедицию на съемки фильма «Никто не хотел умирать». В селе, где должна была проживать съемочная группа, не было никаких примет цивилизации: ни магазина, ни водопровода, «удобства» на улице. Вия была совершенно не готова к таким условиям, хотела даже отказаться от роли. Но муж на неё, как говорится, «надавил», и пришлось собирать чемодан: пеленки, распашонки. В театральных кругах Риги говорили, что Артур специально, чтобы насолить «блудной жене», отправил её с дочерью подальше от себя, в спартанские условия, и ни разу не приехал навестить.  

" Более-менее наладить быт ей помог Донатас Банионис, игравший её возлюбленного. Он помогал покупать продукты, сам таскал ведрами воду для стирки пелёнок, даже нянчился с малышкой, когда Вия была в кадре.

И молва снова связала Вию романом с очередным партнером. Артмане эти слухи не комментировала, но однажды сказала: «…если бы я любила всех понравившихся мне мужчин, я была бы очень нехорошим человеком. Если бы я так вольно себя вела, у меня дома не было бы ни одного человека, который называл бы меня «мама». 

В 1969 году Артмане получила самое высокое профессиональное звание - народной артистки СССР, а вместе с ним, как водилось в советские времена, шлейф весьма солидных общественных нагрузок - одно время её даже избрали кандидатом в члены ЦК КПСС. Чем удачнее складывалась её карьера, тем больше проблем возникало в семье. Когда-то о Вие говорили только как о жене известного актера театра и кино Артура Димитерса. В 1970-х ситуация поменялась с точностью до «наоборот»: Артур Димитерс все чаще слышал про себя обидное «это муж Вии Артмане». На фоне этого муж стал прикладываться к бутылке.  

За двадцать семь лет семейной жизни Вия, казалось, привыкла к жизни с Артуром. «Конечно, наша семейная жизнь не была такой, о которой я мечтала, - призналась она. - Но со временем страсти улеглись, и мы долгие годы были друг для друга отдушиной. Для меня и для него театр был главным в жизни».  

В пятьдесят лет, в 1979 году, Вия Артмане сыграла одну из своих лучших ролей в своей творческой биографии - актрису Джулию Ламберт в телефильме «Театр» по известному роману Сомерсета Моэма. 

В середине 80-х годов Артмане занималась политикой и до распада СССР оставалась депутатом Верховного Совета Латвийской республики. В 1986 году Артура Димитерса не стало. 

Казалось, жизнь так и будет идти своим чередом, размеренно и налажено: профессиональный успех, семья, сохранённая ради детей несмотря ни на что.

" Вия Фрицевна намеревалась спокойно дожить свой век: есть уютное жилье и любимая работа, дети выросли и нашли себя в жизни - Каспарс стал музыкантом, Кристиана - художником, у каждого из них появились свои семьи.

Но в 1993, после распада СССР, началась реституция. Вие Артмане, как и многим её согражданам, предложили освободить квартиру, так как где-то в Европе обнаружился потомок владельца дома. Друзья предлагали Артмане переехать в Москву, но актриса отказалась, ведь все-таки её родиной была Латвия, хотя страна так жестоко с ней обошлась. 
 
Вия взбунтовалась, решила не съезжать, тем более что никакого жилья взамен ей не предложили. Тогда в квартире непокорной актрисы зимой отключили отопление. После того, как от переживаний у актрисы один за другим случились два инсульта, её сын написал статью «Сколько стоит Вия Артмане?», которую опубликовала одна из рижских газет. Правда, Каспарса тут же назвали попрошайкой, желающим нажиться на популярности матери, но квартиру все-таки выделили.  
А скромной пенсии актрисе едва хватало на жизнь. К тому же последствия инсультов давали знать о себе, особенно долго она восстанавливалась после второго - заново училась разговаривать и ходить. Полученную квартиру, которую так и не удалось полностью отремонтировать, пришлось продать. «Я терпела-терпела, а потом взяла внучку, перевела её в сельскую школу и перебралась в наш летний домик в селе. Но и ему уже было сто лет, и он не был приспособлен для зимы. Пришлось приспосабливать», - вспоминала актриса. Вия поселилась там с дочерью и внучкой Бертой.  

В последние годы жизни Вию Фрицевну радовали простые вещи: новый день, дети, внуки. Она была счастлива, узнав, что у десятилетнего внука Стефана за год вышло два сборника стихов, а старший сын Каспарса, Якоб, кинооператор, поступил в Академию культуры и успел сделать бабушку прабабушкой; что внучка Берта, дочь Кристианы, стала художницей. 

" Осенью 2008 года у 78-летней Артмане случился сердечный приступ. Незадолго до этого вся семья актрисы приняла православие, сама она получила при крещении новое имя - Елисавета. 11 октября Вии Артмане не стало. 

Все точки над «i» уже после ухода актрисы из жизни расставил её сын.
«Действительно, у них с Матвеевым получилась не только работа, но и любовь, - рассказал Каспарс Димитерс. - Моей жене Лиге мать призналась в этом давно. Рассказала, что у них с отцом был договор - он принимает дочь, и они больше никогда никому об этом не говорят... Вы посмотрите на мою сестру - ни у кого из нас в семье нет такого носа, таких волос. Это же сразу видно. Там же Матвеев... Это был единственный в маминой биографии «служебный роман». Грешно, конечно, но так случилось. Теперь, когда ни его, ни её уже нет в живых, только Бог им судья. Чувства у них вспыхнули серьезные, чуть не привели к распаду семей, но мама была человеком долга. 
Я благодарен маме за то, что сохранила семью ради детей... Когда в октябре 2008 года у мамы случился сердечный приступ, и мы отвезли её в больницу, она еще была в сознании.

Перед реанимацией её последние слова были адресованы моей жене. «Скажи Кристиане, - попросила она, - что её отец - православный...» Нам было понятно, о ком речь.

Впрочем, Кристиана по-прежнему считает своим отцом Димитерса».

  

Актер и режиссер Евгений Матвеев открыто никогда не высказывался по поводу Вии и Кристианы, но не раз в своих интервью говорил об одной очень сильной любви, ради которой он чуть было не ушел из семьи. «Это была любовь к яркой творческой звезде», - сохраняя интригу, говорил Евгений Семенович.

 
 
Мария Карташова, 
23.01.21
 

   Добавить ВКонтакте заметку об этой странице Опубликовать в Twitter Опубликовать в Facebook Опубликовать в ЖЖ Опубликовать в Одноклассниках Сохранить в Pinterest


Ефим (01/02/2021)
Мария Карташова, отличная статья, спасибо большое.
Всегда с удовольствием читаю цикл Знаменитые мамы.
Открывается много неизвестных фактов из жизни публичных личностей, которые вызывают либо уважение, либо разочарование... Стиль написания замечательный, каждый раз, после прочтения, жду новый выпуск.
Ваш комментарий
Текст:
Автор:
 
  Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться