Линеечки для форумов

/Проекты Сибмамы/Правовой раздел

Юлия Стибикина: «На стороне пациентов 8 из 10 дел мы выигрываем...»

Интервью со специалистом по медицинскому праву юристом Юлией Стибикиной, Новосибирск. Можно ли подать в суд на врача и выиграть дело. Самые громкие прецеденты, когда суд вставал на сторону пациента. Можно ли преодолеть круговую поруку врачей.

 

Врач – пожалуй, самая ответственная профессия. Тем печальнее, что некоторые сибмамы на своем опыте убедились: не каждый медик достаточно внимателен, ответственен, да и чего уж там, – компетентен. Промахи врачей обходятся нам слишком дорого, причем не только в переносном, но и в прямом смысле. Можно ли заставить горе-эскулапа заплатить за свою ошибку и сделать так, чтобы никто больше не стал жертвой его непрофессионализма?

 

Еще несколько лет назад мы бы сказали «к сожалению, нет». Однако после того, как корреспондент Сибмамы побеседовала с Юлией СТИБИКИНОЙ, директором Юридической Компании «Стибикина и партнеры» и, пожалуй, самым известным юристом в Сибири, работающим в области медицинского права, наше мнение в корне изменилось!

 

 

«Мы единственные в городе занимаемся этой проблемой…»

 

– Юлия Александровна, почему вы работаете именно с этой отраслью права?

– Его величество случай и везение. Мое первое дело в 2008 году было медицинским, и я его выиграла, сразу попав в десятку сильнейших юристов России. В 2005 году основана организация «Стибикина и партнеры», и сейчас мы занимаемся исключительно данной категорией дел.

 

– В России много юристов, специализирующихся на медицинском праве?

– Их мало, поскольку это достаточно сложная отрасль. Мало того что нужно разбираться в законе, нужно иметь дело и с медицинской составляющей. Знать порядки и стандарты оказания медицинской помощи на территории Российской Федерации, которые существуют не по всем нозологиям, суметь разобраться, есть ли в конкретном случае дефекты оказания медицинской помощи, сказались ли эти дефекты на состоянии здоровья пациента, есть ли причинно-следственная связь. Это сложно и не всем интересно, тянуться такое дело может долго. Наша команда постоянно растет, сейчас работают девять сотрудников, а начинали мы вдвоем. Так сложилось, что мы на сегодняшний момент единственные в городе занимаемся этой проблемой и не можем охватить все. Я езжу по всей России. Есть филиал в Москве, работаем и в восточном направлении – консультируем Братск, Благовещенск.

 

– Трудно разобраться, не имея медицинского образования?

– Во-первых, существует ряд нормативно-правовых актов, в соответствии с которыми должна оказываться медицинская помощь. Во-вторых, в нашей команде есть специалисты с медицинским образованием. Иногда случай настолько ясный, что двух мнений не может быть. Недавно молодой человек поступил в клинику с черепно-мозговой травмой, врач не увидел перелома основания черепа и отпустил пациента домой. Через два дня парень впал в кому, через десять дней скончался. Он однозначно нуждался в госпитализации.

 

«Следователи просто не успевают доказать вину специалиста…»

 

– Что в нашей стране вообще происходит с медицинским правом?

– Оно находится в стадии развития. В 2012 году был принят 323 Федеральный закон «Об охране здоровья граждан», который более или менее соответствует современным реалиям. Но, к сожалению, закон еще сырой, недоработанный. В нем медицинскую помощь назвали медицинскими услугами, а значит, она автоматически подпала под закон о защите прав потребителей, я считаю это неправильным. Врачи не технику ремонтируют, а людей лечат.

 

– А в других странах?

– Во всех цивилизованных странах медицинское право развито, мера ответственности у врачей высокая. В странах Европейского Союза, в Америке даже существует такое понятие, как «медицинский адвокат». Каждый доктор несет гражданскую ответственность за свои действия. Врача могут отстранить от работы на срок, по окончании которого он сдаст ряд экзаменов и вернется в профессию, уголовное наказание – крайняя мера. В России ответственность за своего сотрудника несет лечебное учреждение, если речь идет о гражданско-правовых отношениях. В России отстранить врача от медицинской деятельности можно только при наличии вступившего в силу приговора суда. Если в действиях доктора будет установлен состав преступления, его приговорят к определенному сроку. Соответственно, на этот же срок он автоматически отстраняется от практики.

 

– Как часто это случается?

–С 2011 года изменилась статья уголовно-процессуального кодекса, и все дела, срок наказания по которым не превышает трех лет, были отнесены к преступлениям небольшой тяжести. Получается, что срок уголовного преследования по данной категории дел составляет всего два года. Вину нужно доказать, а медицинская экспертиза – дело сложное и долгое, она может проводиться от 4 месяцев до полутора лет. Следователи просто не успевают доказать в эти сроки вину специалиста.

- В нашей практике был только один уголовный процесс, он недавно закончился. Это дело Екатерины Ларицкой, оно широко освещалось в СМИ. 17-летняя девочка умерла в больнице скорой помощи в результате проведенной эндоскопической операции. Ее оперировал главный эндоскопист Новосибирской области, прекрасный специалист, но потом пациентка не наблюдалась должным образом персоналом лечебного учреждения. Открылось кровотечение, от которого Екатерина и скончалась.

-Если бы персонал своевременно принял меры и вызвал эндоскописта, возможно, девочка осталась бы жива. Но так как осложнения у пациентки развились в результате действий врача, его признали виновным, есть вступивший в силу приговор суда. Однако не было применено никаких санкций, потому что истек срок уголовного преследования.

Интервью со специалистом по медицинскому праву юристом Юлией Стибикиной, Новосибирск. Можно ли подать в суд на врача и выиграть дело. Самые громкие прецеденты, когда суд вставал на сторону пациента. Можно ли преодолеть круговую поруку врачей.

 

– То есть врач, допустивший ошибку, в большинстве случае продолжает работать. Это хорошо или плохо?

– А если мы всех врачей пересажаем, кто будет лечить? У врача нет умысла навредить. Проступки совершаются по неосторожности: где-то по недогляду, где-то глаз замылился. К сожалению, наибольшее количество ошибок допускают не молодые врачи, а специалисты с богатым опытом: подводит самонадеянность. Клинические проявления заболевания могут быть абсолютно разными, тот же аппендицит под что только не маскируется. Ошибиться может каждый. А если врачу не хватило знаний или мы имеем дело со злостным проступком, нужно отстранять от работы такого доктора. В медицине, как и в других профессиях, есть лишние и случайные люди, но их немного.

 

«В нашей практике максимальная сумма – 7 миллионов 300 тысяч…»

 

– На Западе пострадавшему пациенту компенсацию выплачивают страховые компании, а в России это практикуется?

– Есть один нюанс: когда человек участвует в клинических исследованиях, его жизнь может быть застрахована, это законодательно утверждено. Во всех остальных случаях компенсация пациенту выплачивается лечебным учреждением после вступления в законную силу решения суда. Других вариантов, увы, нет. Если речь идет о частной клинике, возможно мировое соглашение – шанс на то, что лечебное учреждение будет договариваться, высок. А вот государственное не будет, у них в бюджете не предусмотрено на это средств.

” - В моей практике был лишь один прецедентный случай. Министром здравоохранения Новосибирской области тогда работала Ольга Васильевна Кравченко, она разрешила областной клинической больнице заключить мировое соглашение на сумму в два миллиона рублей. В результате врачебной ошибки во время родов пострадал младенец, у него диагностирована тяжелая форма ДЦП. Мать получила компенсацию.

 

– О каких суммах обычно идет речь?

– Удовлетворяются, конечно, не все иски. Последнее выигранное нами дело – 3 миллиона рублей компенсации морального вреда за смерть молодой женщины плюс ежемесячные выплаты по потере кормильца до совершеннолетия детей, которые больница будет выплачивать исходя из среднего заработка погибшей. В нашей практике максимальная сумма компенсации, которую выплатило государственное учреждение, составила 6 миллионов 300 тысяч, негосударственное – 7 миллионов 300 тысяч рублей.

- В российской практике – 15 миллионов. В Санкт-Петербурге в государственной больнице молодому человеку неправильно дали наркоз, в результате он находится в вегетативном состоянии.

 

«Акушерство занимает первое место по количеству претензий…»

 

– Почему самые громкие медицинские дела связаны с родовспоможением?

– Акушерство – это такая отрасль медицины, которая по мировой статистике занимает первое место в мире по количеству претензий со стороны пациентов. Роды вроде бы не болезнь, а нормальный физиологический процесс, но может случиться все что угодно. Беременность иногда служит пусковым механизмом для развития заболевания на фоне полного благополучия. К тому же в процессе участвует не один человек, а два: мама и ребенок. Около 60% дел в нашей практике связаны именно с родильными домами.

 

– Какое дело о родовспоможении вам запомнилось?

” – Дело «Авиценны». Оно было очень тяжелым, в том числе с эмоциональной точки зрения. Это одно из дел, которые я буквально пропустила через себя. Через 9 часов после родов умерла девочка. Судебные разбирательства продолжались долго. Девочка родилась 11 октября 2008 года, а суд мы закончили 28 декабря 2010 года. Была проведена экспертиза, которая установила прямую причинно-следственную связь между действиями лечащего врача и наступлением летального исхода.

Я до сих пор общаюсь с мамой этой девочки, у нее уже родился второй ребенок. С первыми моими клиентами мы дружим и плотно общаемся, эти дела запомнились. А сейчас, когда накоплен большой профессиональный опыт, дела стали похожи друг на друга. Для кого-то многие случаи кажутся вопиющими, а мы, юристы, уже привыкли, адаптировались.

 

– С какими отраслями медицины, кроме акушерства, приходится чаще работать?

– Травматология, хирургия, потом все остальное. Стоматология, конечно. Люди, бывает, по полтора-два миллиона отдают, чтобы обзавестись красивой улыбкой. В последнее время часто судятся со стоматологами.

 

«Корпоративная солидарность врачей закончилась…»

 

– Вопрос про медицинскую экспертизу и экспертов. Действительно ли врачи связаны круговой порукой, потому что в роли экспертов выступают действующие специалисты?

– Объективное заключение можно получить, если экспертиза уйдет в другой регион. Возможность круговой поруки не исключается, но в целом корпоративная солидарность врачей закончилась. Есть много ведущих экспертных учреждений, которые пишут правду, дают объективные заключения.

 

– Вы как юрист можете выступать и на стороне лечебного учреждения. В чем специфика таких дел?

– На стороне пациентов 8 из 10 дел мы выигрываем. Если мы дело взяли, ушли с ним в работу, то, как правило, пациенты побеждают. Защищать лечебное учреждение с профессиональной точки зрения сложнее, но и гораздо интереснее. Пробелов в законодательстве очень много: права в основном у пациентов, а у врачей одни обязанности. Такой перекос я считаю неправильным. Права должны быть у всех равными. Врачу поликлиники на осмотр пациента отводится 12 минут плюс бешеная нагрузка. На стороне пациента работать проще, пациентами так или иначе являемся мы все: адвокаты, прокуроры, судьи, секретари судебных заседаний. В уголовном праве есть презумпция невиновности, а при предъявлении гражданского иска в адрес лечебного учреждения  действует презумпция вины. То есть если пациент написал исковое заявление в суд, даже еще не имея достаточной доказательной базы, считается, что он априори прав, а лечебное учреждение виновато. Это бремя ложится на плечи клиники. Необходимо доказать, что сотрудники сделали все вовремя и качественно и пациент пострадал не по их вине, а потому, что так обстоятельства сложились. Существует ряд документов: информированное согласие, всевозможные разъяснения, планы лечения – все это должно непосредственно согласовываться с пациентом. Во всех странах мира, прежде чем пациента лечить, врач должен заполнить кипу документов. Бумажной работой доктора завалены, но без медицинской документации никак, в случае разбирательств она будет основным доказательством.

 

– Какое-то из таких дел вам запомнилось?

– Да, в одном из дел мы выступали на стороне седьмого роддома. Женщина погибла, вина врачей была доказана. Дело мы проиграли, но я думаю, не каждый родственник или пациент имеет право на достойную компенсацию морального вреда. Супруг пациентки еще до этих событий был лишен родительских прав, он пил, на все суды приходил в состоянии опьянения. Он получил компенсацию в 50 тысяч рублей. Я считаю, что эта сумма адекватна его страданиям.

 

– В чем заключается ваша работа с медицинскими учреждениями, это только представительство в суде?

– Наше сотрудничество с некоторыми клиниками ограничивается только медицинскими вопросами: ответы на претензии пациентов, жалобы, не все из них, конечно, доходят до суда. В других лечебных учреждениях мы полностью курируем с юридической точки зрения всю хозяйственную деятельность: договоры закупа, обслуживание оборудования, трудовые споры. Мы готовим пакет документов, индивидуальные информированные согласия – бывают случаи редких патологий, которых нет «на конвейере». Но если мы работаем с лечебным учреждением, это не означает, что они будут делать все что угодно, а мы – их защищать. Стараемся донести до персонала, что все должны с заботой и осмотрительностью относиться к своей профессии. Пациент – это не чайник, которому можно прикрутить новый шнурок, и он снова заработает.

 

– Встречаются абсолютно необоснованные иски со стороны пациентов?

– Их много, но мы не берем такие дела. Есть профессиональные жалобщики, которых я называю пациентами-экстремистами. Они заваливают лечебные учреждения жалобами, постоянно пишут кляузы. Если в клинике есть грамотные организаторы, они решают эти вопросы внутри системы.

 

«Советская система здравоохранения была признана лучшей…»

 

– Может, дело не только в несовершенстве медицинского права, но и в самой системе отечественного здравоохранения? В какой стране, на ваш взгляд, система здравоохранения близка к идеальной?

– Идеальной системы не существует, везде свои недочеты и недоработки. В Германии, Корее, Израиле развитая медицина. Советская система здравоохранения в 1987 году была признана ВОЗ лучшей в мире, но с одной оговоркой: очень слабое финансирование. В действующую систему нужно было вложить деньги, и она функционировала бы по сей день нормально. Много внимания тогда уделялось профилактике: проводились диспансеризации, на предприятиях работали медицинские кабинеты, люди ездили в санатории и профилактории. Существовала преемственность между лечебными учреждениями: если пациент поступал в стационар, врач мог получить о нем необходимую информацию в поликлинике, а сегодня врач получает пациента как кота в мешке.

На мой взгляд, существующая система здравоохранения оставляет желать лучшего. Во-первых, очень жесткий кадровый дефицит. Врачи пенсионного и предпенсионного возраста скоро уйдут из медицины. Можно модернизировать сколько угодно и что угодно, ставить оборудование, но если лечить некому, это не имеет смысла. В сельской местности вообще нет специалистов. Были программы типа «Земский доктор», которыми государство пыталось заинтересовать молодых врачей, но они не очень хорошо сработали.

”  Во-вторых, я не согласна с реформами системы образования в медицине. Сейчас ребята, заканчивающие медуниверситеты, уходят в поликлиники работать терапевтами. Интернатуру фактически упразднили. А какой из выпускника терапевт, если он живого пациента три-четыре раза в жизни видел? Боюсь, что с такими терапевтами мы получим вал недовольных пациентов и неправильно поставленных диагнозов.

- Либо первичное звено в лице терапевтов будет ошибаться, а вторичное звено в лицо узких специалистов – все это потом разгребать. В-третьих, основная масса пациентов сейчас лечится самостоятельно. Недавно принят закон о телемедицине, к которому у меня тоже много вопросов. Пока наша система здравоохранения не выровняется, будут проблемы и у пациентов, и у врачей.

 

– Вы как юрист видели много сложных случаев. Не боитесь лечиться?

– Меня очень хорошо лечат. Но я стараюсь не болеть, конечно. Многие пациенты приходят в лечебное учреждение, открывают дверь ногой и считают, что им все должны. Я так себя никогда не веду и не спорю с доктором, назначающим мне лечение. Он же мне не советует, как себя в суде вести. Всем должны заниматься специально обученные люди. Если ты пошел к врачу, либо ты ему доверяешь, либо ищи другого. Есть интернет, всегда можно почитать отзывы о специалисте, уважающие себя клиники следят за качеством медицинской помощи. Иногда и слово лечит, если случился контакт с доктором. Со скорой помощью и экстренной госпитализацией сложнее, отзывы тут не помогут. Но если вы находитесь в лечебном учреждении и у вас возникла проблема, не нужно сразу бежать к юристам, попытайтесь решить эту проблему сами. Сходите к заведующему отделением или отправьте родственников. Огромное количество конфликтов между пациентом и клиникой возникает из-за неумения разговаривать. Как правило, пациенты приходят не поговорить, а сразу «с наездом». И никто никого не слышит. Нужно спокойно задать интересующие вопросы, и поверьте, вас не выгонят. Если нет контакта с лечащим врачом и заведующим отделением, идите дальше. В многопрофильных больницах есть еще начмеды, замы, главный врач. Лучше плохой мир, чем очень хорошая война. Я никогда в жизни не скажу, что у нас плохие врачи – они такие же заложники несовершенной системы, как и пациенты.

24.08.2017
Беседовала Мария Тилишевска
   Добавить ВКонтакте заметку об этой странице Опубликовать в Twitter Опубликовать в Facebook Опубликовать в ЖЖ Опубликовать в Одноклассниках Сохранить в Pinterest

   Обсуждение на форуме ("связанная" тема)
ДЕМИМУР (17/03/2019)
Action_R
Реальный и не единичный. Знаю несколько подобных историй о нечистоплотности юристов и стремлении нажиться на горе пациента. Информация получается из лечебных учреждений, где медики разглашают врачебную тайну, а юрист потом прицельно "окучивает" пациента.
Action_R (17/03/2019)
ДЕМИМУР
Это прямо реальный случай?
ДЕМИМУР (15/03/2019)
Много юристов сейчас развелось, конкуренция высокая в этой сфере. Некоторые из них имеют связи с леч. учреждениями и пользуются ими для привлечения клиентов и зарабатывания денег.
Вот, например, ампутировали пациенту ногу, а пациент страдает сахарным диабетом. Приезжает он домой, на инв. коляске, потихоньку пытается втягиваться в быт. А тут звонок по телефону от юриста: "А вы знаете, вас ведь не правильно лечили, ногу-то сохранить можно было. Давайте в суд подадим". Пациент после ампутации еще в себя не пришел, шок, боль, страдания от утраты, а тут миллионы обещают и лечили не так, и ногу зря отняли. Ввязывается в эту тяжбу, поверив обещаниям, тратит деньги, время и остатки своего здоровья. Финал печален, а юрист с прибылью.
Здравствуйте.
В моем случае г-жа Стибикина Ю.А. вообще не явилась на рассмотрение дела по существу. Судья вынесла решение в пользу больницы. А обещания были о железобетонном выигрыше. Обидно что деньги на ветер
burya (12/03/2019)
Гера (Гость), сочувствую вам. Расскажите о своей истории подробнее!
А мы вот с Юлей проиграли дело против больницы....
Никитинка (31/08/2017)
Yaumba_Kumana

да я уже поняла, что про 7 роддом было, обе темы на см были, обе девочки писали, в уме слилось в одну. :aga-aga: тем не менее, позиция адвоката по ведению второго дела мне до сих пор непонятна, зачем было браться и заведомо портить себе репутацию "защитника пациентов"? :aga-aga:
sensorik (31/08/2017)
ОлесяВова
Как говорят, у каждого врача есть свое кладбище. Пациенты, которые пришли слишком поздно, те у кого болезнь протекала не типично или молниеносно... Далеко не всех можно спасти, врач не волшебник
Action_R (30/08/2017)
ОлесяВова

Скрытый текст:
По теме преображения.
Упаси Бог оказаться на Вашем месте.
У меня нет тяги к сладкому слову "халява". Бесплатного сыра не бывает.
какая реклама тетечке..
Отиха (30/08/2017)
По поводу того что врачей всем миром отстоим. В 2015 году родился ребёнок 540г. Если б он выжил, был бы глубоким инвалидом. Врача осудили и реаниматолога. Не помогли митинги в его защиту и благодарственные письма. Ребёнок был внуком главврача.
Цитата:

Заметка ещё до окончательного решения.
В Республике Алтай расследуется уголовное дело в отношении главного врача Перинатального центра Анатолия Демчука, который подозревается в совершении убийства малолетнего, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а также в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий. Об этом сообщает Следственный комитет России.

По версии следствия, 8 марта в Перинатальном центре в Горно-Алтайске женщина родила девочку. Анатолий Демчук, с целью убийства новорожденной, отдал незаконный приказ подчиненным не оказывать ей медицинскую помощь. В течение дежурных суток с момента рождения, по указанию подозреваемого, врачи не проводили лечение и наблюдение новорожденной, в результате чего 9 марта в помещении медицинского учреждения наступила смерть ребенка.
В настоящее время, говорится на сайте СКР, проводится комплекс следственных действий, направленных на установление всех обстоятельств совершенного преступления, подозреваемый задержан, решается вопрос об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу.

Цитата:

Это один из самых грамотных и толковых главных врачей. К сведению всех «писателей»: в перинатальном центре самая низкая младенческая смертность, а умерший ребенок — его долгожданная внучка. Все знали что «ждут Лизочку -Лизаветту». Еще о не родившейся, он говорил с теплотой. После случившегося, некому работать будет в перинатальном центре. Наверно придется ждать «перинатальной катастрофы». Все знают кто авторша «заказухи». Теперь хоть слюной пусть забрызгается вряд ли ей кто руку подаст.
Yaumba_Kumana (30/08/2017)
Никитинка писал(а):
эмм.. если мне не изменяет память, а она мне не изменяет, в деле о смерти ребёнка в Авиценне Стибикина защищала Авиценну))) как-то странно приписывать себе выигрыш противоположной стороны)))


А перепутать могли потому, что репутация-с кое-чья-с.
savvein (29/08/2017)
Elein
Угу, да ещё и субъективно же все. Кто-то бывает хвалит врача, а вот лично этому человеку не подошло, иногда просто манера общения не нравится некоторым. И что теперь, линчевать врача за это? Не все врачи хорошие, но откровенно плохих мне встречается мало.
Elein (29/08/2017)
ОлесяВова писал(а):
А хорошего врача и в обиду не дадут, и всем миром прокормят. Но только хорошего, а не как сейчас.

Плохих линчуют, а хороший врач работать не пойдет при таких условиях, побоится... А то организм пациента аллергию какую-нибудь выдаст или ещё как неожиданно среагирует,а врач за это должен жизнью ответить...
Отиха (29/08/2017)
На сайте есть реклама центра Авицена. Интересно пойдёт ли кто к ним после этого интервью и комментариев?

Лично я на врачей не в обиде. У меня дочь родилась 770 г на сроке 26-27 недель в гос роддоме. Выходили. Конечно ДЦП не избежали, но ребёнок ходит, интелект сохранен. В нашем случае сделали всё возможное.

Халатность конечно есть, куда без этого. Но пока не будет порядка в медицине со стороны законодательсва - будут такие "ошибки" со стороны врачей.
1 | 2   

Ваш комментарий

Текст:
Автор:
 
  Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться