Ремонт

/Красота и здоровье. Отношения/Мода и стиль. Аксессуары/Наши любимые модельеры

Кензо. Билет в один конец


В 1964 молодой японец, только что окончивший токийское отделение Bunka Fashion College (а попросту - школу шитья для девушек) купил билет второго класса на корабль, шедший в Европу. Это событие стало отправной точкой того, что сделало Кензо Такаду тем, кем мы его знаем - одним из самых влиятельных японских дизайнеров двадцатого столетия. "Не останавливайся ни перед чем для достижения мечты" - один из его жизненных принципов.  

Юный Кензо и в колледж-то поступил против воли родителей, по стопам своей старшей сестры: мальчик, воспитанный в окружении девочек, очень любил шить куклам и рисовать. Его взяли на курс иллюстраторов, но уже на следующем курсе он стал изучать модный дизайн. Рисунки, наброски, скетчи оставались страстью всей его жизни.

" В пятидесятые годы прошлого века такого понятия, как мужчина-дизайнер, у японцев не существовало, быть креативным не приветствовалось тогдашним обществом. "Более всего на свете мои родители не желали, чтобы я посвятил себя моде", - говорил Кензо о себе.

Тем не менее вся история школы Bunka теперь делится на три периода: от создания в 1919 году школы шитья для девочек - швейного техникума, дающего навыки шитья для себя и семьи, до переломного момента в 1960-е, когда из ее стен выпускаются такие люди как Kenzo Takada и Yohji Yamamoto, еще один великий японский модельер; и, наконец, уже в 2000-е школа звезд становится отраслевым лидером, глобальным институтом моды. 

А пока не имеющий средств на перелет, будущий самый продаваемый дизайнер, через Гонконг, Вьетнам, Сингапур, Шри-Ланку, Джибути и Египет тридцать дней плывет во Францию, его цель Париж.

"Для меня, никогда не выезжавшего за пределы Японии, путешествие стало настоящим культурным шоком, - рассказывал господин Такада в интервью, данном по случаю восьмидесятилетия, в 2019 году, - я никогда не мог и помыслить о моде, о разнице культур, о том, что эти впечатления могут быть интегрированы в творчество. Пятьдесят - сорок лет назад существовала разница между культурами, она бросалась в глаза, служила источником вдохновения". Он плыл через бывшие французские колонии, Индокитай накануне Вьетнамской войны, когда они уже утратили западное влияние, но все еще не были лишены местного колорита. И это был очень яркий и необычный мир. Совсем не похожий на город Химодзе у подножия Замка Белой Цапли, где он вырос. 

" Кензо думал, что проведет в Париже несколько месяцев, а оказалось, что остается навсегда.

Город встретил его темным, холодным, совсем не таким, каким он был в иллюстрированных журналах. Пять лет он работал иллюстратором-фрилансером, продавал эскизы костюмов модным домам, например, сотрудничал с домом Ферре. И в 1970 году открыл крохотный магазин собственной одежды - Jungle Jap. "Потому что я любил Японию и джунгли" - простодушно рассказывал дизайнер. Но в 2020 году все любят искать особый смысл в словах, и американский Voguе отмечает, что "ему удалось в расистское обозначение азиатов "jap" (япошка - сленг американских солдат Второй Мировой) привнести позитивную идентичность" (Забегая вперед - бренд сменил название на Kenzo Takada при выходе на американский рынок в 1976 году).  
Денег всегда не хватало, поэтому стены своего магазина он раскрасил лично, взяв за источник вдохновения картину художника-примитивиста Анри Руссо “The Dream” (“Мечта”). 

«Хаотическое нагромождение цветов и текстур» - так описывали одежду, рождавшуюся из набросков Kenzo. Необычные сочетания ярких узоров, как стопка коротких путевых заметок, выбивались на фоне cдержанных моделей от столичных кутюрье. Его быстро заметили в модном журнале Elle и поместили на обложку.  

Путь к успеху был полон сложностей: у модельера не было ни швейных мощностей, ни каналов поставки, чтобы удовлетворить внезапно возникший спрос.

" Он с друзьями спешно закупал недорогие хлопчатобумажные ткани из Японии, отыскивал необычную фурнитуру на блошиных рынках и кроил, шил, пришивая детали вручную ночами.  

Крупные, яркие цветочные рисунки японских кимоно были его главным козырем. Так же, как и использование недорогих хлопчатобумажных тканей - их стоимость позволяла не экономить на крое, шить широкие блузы и свободные платья. Кензо стал пионером pret-a-porte - готовой дизайнерской одежды, сшитой не по индивидуальным меркам, а небольшими партиями, которые сразу поступали в продажу.  
"Если говорить о моем основном вкладе в моду, - отвечал модельер, - я привнес некоторую доступность. То, что я создавал, не было ни базовой одеждой, ни одеждой от кутюр в полном ее понимании - я создал новый рынок, потому что в то время во Франции была только высокая мода или повседневная одежда. Мне очень повезло оказаться в нужном месте и в нужное время." 

Оглушительный успех пришел к Кензо после показа в США, уже в 1977 году во время дефиле присутствовали звезды: пела Грейс Джонс, а моделью была Джерри Халл (жена Мика Джаггера, вокалиста The Rolling Stones). Он первым превратил проход манекенщиц по подиуму в шоу, каким мы привыкли его видеть сейчас, в 1978 году выехав верхом на слоне в цирке Цюриха в завершении показа...  

" В конце семидесятых он стал одним из самых продаваемых дизайнеров в мире, запустил в начале восьмидесятых мужскую линию, в 1988 году вышли первые духи Кензо, затем аксессуары для дома.

Империя росла и ширилась, и …в 1993 году бренд был продан концерну LVNM, а в 1999 году Такада "вышел" на пенсию. 
"Я продал компанию по ряду причин, мода стала слишком коммерциализированной, ритм сменился. В конце восьмидесятых, начале девяностых ушли из жизни некоторые мои близкие друзья, любимый человек". 

Но дизайнер не перестал творить. Он работал с оперными костюмами. "Мне это было интересно. Когда создаешь одежду для людей, ты думаешь о практичности. Как это будут носить? Когда ты работаешь для сцены, ты думаешь о зрелищности. Какой будет визуальный ряд, будет ли это сочетаться с декорациями?"  

Последние годы он работал и как дизайнер интерьеров и мебели. "Может, было бы здорово вернуться к дизайну одежды, но там слишком быстрый ритм. Намного медленнее производственные циклы, когда ты изготавливаешь мебель. Не надо каждый раз думать о сезонности, мода очень демократична в наше время, и поэтому модная индустрия движется слишком быстро", - говорил Кензо.  

В год своего восьмидесятилетия, в конце 2019 года, давая интервью изданию Home & Decor, на вопросы о том, чем он занят, Кензо отвечал: "Я продолжаю работать, в противном случае мне будет скучно, мне нужны стимулы в жизни. Я любопытен, мне хочется принимать новые вызовы, открывать новые возможности. Я стараюсь общаться с друзьями, прислушиваюсь к своей команде, путешествую, посещаю музеи, у меня всегда есть интересы в разных областях. Работа это то, что меня поддерживает, делает энергичным". 

"Мои дизайны всегда красочны и графичны. И этим они мне нравятся. Мне хочется, чтобы они были радостными, мне хочется отдавать как можно больше положительной энергии через то, что я создаю". 

Жизненный путь Кензо Такады завершился на 81-м году жизни, вчера вечером, во французском госпитале, он не справился с последствиями коронавирусной инфекции.  

Татьяна Литвинова, 
5.10.20 

   Добавить ВКонтакте заметку об этой странице Опубликовать в Twitter Опубликовать в Facebook Опубликовать в ЖЖ Опубликовать в Одноклассниках Сохранить в Pinterest


   Обсуждение на форуме ("связанная" тема)
Сална (14/10/2020)
Мощный человек. Очень жаль, что и его коснулся коронавирус.
Гость (05/10/2020)
Уходит Плеяда Наших Кумиров! Благо дарю за статью - очень интересно и познавательно.
Ааrе (05/10/2020)
Спасибо!
Инна (05/10/2020)
Мои любимые духи Кензо. Они такие - радостные.
bobo (05/10/2020)
Замечательно, спасибо за статью.
Ушла эпоха.
Смотреть на модели кензо это визуальный пир, он гений
Ваш комментарий
Текст:
Автор:
 
  Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться