/О детях/Школа

Слишком хороший учитель

Всю жизнь благодарны, или «всю жизнь поломал»?

 

Качества хорошего учителя. Каким должен быть лучший учитель? Что делать, если ребенок увлечен учителем, а не предметом.

Накануне праздника – Дня учителя – мы предлагаем вам порассуждать об учителях. Об учителях, разумеется, хороших (праздник же!) и об их огромной ответственности за судьбу учеников. Мы редко об этом задумываемся, а зря!

 

Представьте себе идеального учителя. Поскольку речь идет об идеале, не стесняйте себя условностями: не нужно думать, откуда наш учитель будет брать физические и душевные силы, где найдет время на себя и семью, как исхитрится совместить свою деятельность с требованиями ФГОС, справится с профессиональным выгоранием и так далее. Лично у меня получилось приблизительно такое описание.

  • Великолепный профессионал, знающий, а главное – любящий свой предмет. Он искренне считает, что литература, химия или программирование – именно то, чем стоит в жизни заниматься.

  • Умеет объяснить свой предмет просто, доходчиво, но, в то же время – увлекательно и вдохновенно.

  • У него есть харизма: он просто приятный обаятельный человек, деликатный, доброжелательный, с чувством юмора (с детьми без этого нельзя!)

  • Это чуткий человек, который может отвлечься от ложноножек инфузории, если видит, что кто-то из учеников обижен/ расстроен/ в панике (нужное подчеркнуть).

Наверняка у вас найдется, что добавить к этому списку, но, думаю, основные пункты я отметила. А теперь у меня есть для вас приятный сюрприз: такие учителя в наших школах есть! С поправкой на необходимость следовать ФГОС, зарабатывать деньги и вообще, иметь какую-то жизнь вне школы, разумеется, но в целом набросанный нами портрет идеального учителя будет весьма близок к оригиналу.

А вы не замечали, что влияние «идеального учителя» может быть и негативным? Подумайте сами: как вы выбрали свою профессию? Чем сейчас увлечены ваши дети? Скорее всего, тем предметом (специальностью), которую преподавал самый талантливый и обаятельный учитель.

В самом деле, на что ориентироваться подростку в выборе будущей профессии или хотя бы образовательного направления: только на опыт родителей или на любимого учителя. Несмотря на распространенность многочисленных тестов на профориентацию, толку от них, на мой взгляд, немного. Какой прок в знании, что ваш ребенок способен к точным наукам или иностранным языкам, если учитель-предметник в школе или в группе дополнительного образования категорически «не совпадают» с вашим ребенком? А вот идеальный учитель вполне может даже не разбудить, а создать из ничего и талант, и способности, и увлеченность. И тут мы сталкиваемся с двумя проблемами.

” Во-первых, предмет, которым увлечен ребенок, вы не обязательно оцените как перспективный. Хорошо, если подросток займется программированием, иностранными языками, инженерией или физикой. А если лучшим учителем в школе будет физкультурник?

Нет, никто не против спорта как хобби, но сделать физкультуру будущей профессией – это далеко небанальный выбор, и не все родители к этому готовы. А много ли зарабатывают филологи-русисты? Когда 17-летняя девушка заявляет, что намерена посвятить свою жизнь изучению творчества поэтов Серебряного века, вы не задумаетесь о том, что, пожалуй, нечего рассчитывать в старости на финансовую поддержку детей? А какую карьеру может сделать сегодня географ, вы знаете? Я не знаю, поэтому и спрашиваю…

Допустим, вы уже напились валерьянки и утешились мыслью, что не в деньгах счастье, а профессионал высокого класса всегда сумеет себя прокормить. Но тут нас поджидает вторая проблема:

Легко поступив в выбранный вуз, новоиспеченный студент на глазах теряет энтузиазм. Лишенный учительского обаяния, предмет утрачивает свою привлекательность, особенно если никто не стремится делать сложное – простым и вдохновенно намекать на некие туманные, но ошеломительные перспективы, которые откроются сразу после получения диплома.

Задача школьного учителя в этом плане, несомненно, проще: он преподает азы, которые в состоянии усвоить даже школьник без особых способностей, а оптимизм по отношению к будущему вообще присущ подросткам. Но в вузе ситуация меняется: «зажигаться» приходится самому, и если оказывается, что в основе выбора была влюбленность (в хорошем смысле) в учителя, а не в предмет, то уже после первого курса молодому человеку приходится начинать с нуля. Ну, не совсем с нуля, теперь он точно понимает, что он, к примеру, не физик. Но кто?

” Еще раз оглянитесь на собственное прошлое: как вы выбрали профессию и довольны ли выбором сейчас? Какую роль в этом сыграл ваш любимый учитель? Если он поощрял (а как иначе?) вашу увлеченность предметом, дал ли он представление о профессии, в основе которой этот предмет лежит?

А чем занят ваш ребенок? Он выбрал специальность или учителя?

Скажу честно, я и сама столкнулась с этой ситуацией, когда дочь уверенно заявила, что хочет быть историком. У нее была замечательная учительница истории, которая на уроках выходила далеко за рамки школьного курса, не ставила плохих оценок, даже если дети не были готовы к урокам, пила с ними чай в своем кабинете, где рассказывала о любимых книгах и фильмах так, что они немедленно становились любимыми книгами и фильмами всех подростков… Надо ли говорить, как была удивлена ее выбором семья, в которой совершенно отсутствовали традиции гуманитарного образования?

Нет, весь класс не пошел в историки (а такое тоже бывает!), но уже на первом курсе энтузиазм дочери порядком угас. Оказалось, что заучивать, для какой древней культуры характерен рисунок в виде точек, а для какой – в виде палочек на черепках глиняной посуды, – довольно утомительное занятие. Что разбирать готический старонемецкий шрифт попросту скучно. И что перипетии какой-нибудь давно забытой войны вовсе не так живописны, как кажется на первый взгляд.

” Словом, оказалось, что в школе-то им дали «самую мякотку», тщательно переработанное нежное пюре из самых вкусных фактов и самых интересных связей между ними, щедро приправленное специями исторических анекдотов.

В реальности же история оказалось трудноперевариваемым меню из сложных, а порой попросту сырых знаний, из которых никто не собирается готовить приятное «пюре»: или тебе нравится «вкус» того, чем ты занимаешься, или… Или как получится.

К счастью, моей младшей дочери повезло больше: у нее нет идеальных учителей. Есть хорошие: умные, знающие, профессиональные. Но никто не обаял ее настолько, чтобы она полюбила предмет вслед за тем, как полюбила педагога. Надеюсь, ее выбор более свободен, более отвечает ее склонностям или способностям.

” Может быть, в список «идеального учителя» стоит добавить еще один пункт: он хорош, но… не слишком хорош?

 

А вы сталкивались с идеальными учителями? Расскажите о любимом учителе, который повлиял на ваш профессиональный выбор – это была удача в вашей жизни, или провал?

4.10.2019
Автор: Ирина Ильина
   Добавить ВКонтакте заметку об этой странице Опубликовать в Twitter Опубликовать в Facebook Опубликовать в ЖЖ Опубликовать в Одноклассниках Сохранить в Pinterest


   Обсуждение на форуме ("связанная" тема)
Смешинка (17/10/2019)
Настоящий профессионал любит свой предмет, но считать, что все должны именно им заниматься - вообще не профессионально. Настоящий учитель видит важность всех предметов в их теснейшей взаимосвязи, а главное - видит ребенка и его способности, с которыми он пришел в мир.
Сална (16/10/2019)
У меня был самый замечательный учитель биологии. Она не только любила свой предмет, но и была прекрасным педагогом, понимающим нас, страдальцев переходного возраста. :-)
Я не видела себя учителем, поэтому на Биологический факультет поступать не стала. Но была бы очень благодарна, если бы кто-то из учителей-предметников сказал:" Надя, посмотри, это же твое!"
Моему сыну сказали, и он выбрал биологию. Пока не разочарован.
pooha (12/10/2019)
Вообще никак не повлияли учителя. Самая лучшая была по истории. Учила историю чисто из уважения к ней, но не люблю ее. Абсолютно нулевая учитель была по биологии. Это не мешало мне читать все, что я только находила, побеждать на олимпиадах и поступить на биологию, подтянув для этого нужные предметы
Olga_S (11/10/2019)
Плохо то что таких увлеченных и увлекающих учителей и людей в окружении наших детей мало, а не то что они встречаются. Нет примера того что увлекаться можно разными сферами и искать что-то свое.
Моему сыну повезло, в лицее было несколько таких учителей. Таких что он с удовольствием дома пересказывал о чем рассказывали учителя. Знает что есть выбор и можно любить свою работу, если нащупал свою тему.
Никитинка (11/10/2019)
я думаю, все описанное в статье может случиться с кем-то из детей - не из-за учителя, а из-за определенного склада характера ребенка. его сможет увлечь кроме учителя харизматичный друг, родитель или просто знакомый. или слишком эмоционально воспринятый фильм или книга, - тут ничего не поделаешь. и почему-то мне кажется, что равное количество подростков, выбравших дорогу в жизни по совершенно разным причинам, разочаруется в будущей профессии в начале пути. потому что мало кто представляет, как именно это будет на практике, большинство жаждет конечный результат - блестящий юрист в суде, IT-шник, пишущий сложную прогу на коленке за 5 минут или высокооплачиваемый финансист, секундным взглядом правильно оценивающий экономическую ситуацию. :aga-aga: поэтому в любом случае, харизматичный и увлеченный учитель это супер, дай бог их побольше. нам таких досталось много.


и, кстати, на мой выбор профессии повлияла именно учительница из школы (у нас она не вела предмет, так что, это случай не "статейный"). я никак не могла определиться с будущей профессией, мучилась, и в итоге подала документы на истфак университета. и на обратном пути встретила эту учительницу (она филолог). и она мне сказала: "Лена, ну что это за профессия - историк? любишь историю - читай литературу, езди, смотри. а так иди лучше вон в мединститут, он у нас, конечно, фашистский, зато профессия будет гуманная". я поломала голову пару дней и забрала доки. и сколько бы в нашей "гуманной" профессии ни было камней преткновения, я по сей день рада результату своего выбора. :-)
Доброго всем дня!Пусть меня сейчас закидают "шапками".... Видимо пишут те родители, чьи дети не испытали учительского давления и унижения. Считаю что современная школа, это насилие над детскими душами. Окончания школы моих детей можно было сравнить только с радостью их рождения, состояния облегчения....С ужасом наблюдаю школьные ярмарки к 1 сентября. Не осталось педагогов, "учителя"(. Любить надо не предмет, а ребенка.....
Unbekannterin (08/10/2019)
Цитата:
” Еще раз оглянитесь на собственное прошлое: как вы выбрали профессию и довольны ли выбором сейчас? Какую роль в этом сыграл ваш любимый учитель? Если он поощрял (а как иначе?) вашу увлеченность предметом, дал ли он представление о профессии, в основе которой этот предмет лежит?

Получилось случайно, просто надо было куда-то засунуть девушку, что не поступила в институт МВД, тогда вояки поступали после гражданских, возвращались не поступившие в конце августа, когда даже колледжи уже не вели прием. По знакомству засунули в колледж на программиста. Никакого влияния ни один учитель в школе на это не оказал. Я вообще не знала, что такая бывает специальность.
Выбором, если его можно назвать так, довольна. Вышку получила по смежной профессии - мат.методы в экономике (эк. кибернетика), в экономисты не ушла.
Большую роль в становлении как специалиста оказала дама, преподавала в колледже, вот она пожалуй, дала толчок. До сих пор помню, как не понимала нормализацию БД, правда она не сыпала сложными терминами, смотрела на проект базы данных и говорила переделать. Про теорию я узнала уже в универе, а вот там, в моем первом проекте базы данных была 2 нормальная форма, и вот когда в мозгах щелкнуло, как сделать 3-ю нормальную, так я программером и стала.
Кстати, щелкает не у всех. В универе был парень - умница, закончил с красным дипломом. И не мог написать базу в 3 нормальной форме. То есть и проводил нормализацию по алгоритму, а 3-я нормальная не получалась. Я же просто садилась и писала.
Был и прикол в универе, лекция была с 8 утра, не была, не смогла проснуться, прихожу ко 2 паре на практику, препод конечно видел, что не удосужилась на лекцию притащиться, вызвал, дает проект базы данных, типа будем нормализовывать, я смотрю, кривенькая база, пока выписывала на доску, поправила. Ну а потом он вопрошает - это 1 нормальная форма? Я определения не знаю. Ладно, спросили сокурсников. Сказали. Говорю - да. Это 2 нормальная форма? Снова я не знаю определения, спросили, посмотрела - говорю да. Теперь он спрашивает это 3 нормальная форма? Ну тут уже сразу спрашивает у сокурсников определение. Те говорят. Я смотрю - да, говорю. Тут он закипает. Типа глаза раскройте. Ну и сам раскрывает. Потом задание у меня берет. Сравнивает. И зеленеет. Вы что сделали? Я ему - ну чет смотрю кривая база, я и поправила. Он мне - садитесь, пять, вызывает другого, ну и до конца пары нормализуем. А препод этот потом стал моим науч.руком, вспоминал потом этот случай со смехом.
Вообще много было хороших учителей, на что-то да влияли, но вот с выбором профессии помогла случайность.

Цитата:
А чем занят ваш ребенок? Он выбрал специальность или учителя?

Учится пока. Профессию не выбрал. Хочет быть то следователем (привет институт МВД в который мамаша поступала), то программистом :haha:
Dio (08/10/2019)
Мне кажется, что такое случается исключительно редко, а масса попавших "не туда" поступают, куда смогли, куда было проще, куда направили родители, методом исключения - туда не хочу, сюда не хочу, а про это вот ничего плохого не знаю, сюда и пойду. Ну или под влиянием случайных интересов, как и в этом рассказе, но только не со стороны преподавателя, а вообще. Фильма, книги, каких-то представлений, знакомств с интересными людьми - вариантов масса. Так что, наверное, всяко бывает, вероятность одинаковая.
SW (08/10/2019)
Megan писал(а):
SW писал(а):
предлагаете вступать в брак исключительно по расчету?

Давайте не переходить на личности :love_sibmama: , я вообще ничего не предлагаю.


Сугубо риторический вопрос :aga-aga:
Megan (08/10/2019)
SW писал(а):
предлагаете вступать в брак исключительно по расчету?

Давайте не переходить на личности :love_sibmama: , я вообще ничего не предлагаю. Лишь информирую читателей темы, что бывает и такое.

Но вообще таки да, какой бы сильной ни была влюбленность, в молодого человека/девушку или в научную дисциплину, рассудок терять нельзя :aga-aga: Надо всё хорошо обдумать - если идти учиться по "той самой" специальности, насколько сложно потом трудоустроиться? Нет ли каких-то противопоказаний со стороны здоровья (на том же самом геофаке их несколько десятков)? Если специальность связана с экспедициями, например, готов ли молодой человек/девушка, став взрослым специалистом, на несколько месяцев оставлять семью и детей и уезжать в поля?
SW (08/10/2019)
Megan писал(а):
Статья странная, но рациональное зерно в ней есть. Мне даже подумалось, что burya написала этот материал под впечатлением от давней новеллы любимой мной Катерины Мурашовой. Кто не читал - почитайте :)

Скрытый текст:

Катерина Мурашова

Жертвы энтузиазма. История о четырех девушках, которые пошли за своим учителем, но оказались не там, где хотели

Источник: https://snob.ru/selected/entry/116388/

Красивая молодая женщина с яркими темными глазами и копной вьющихся каштановых волос. Скорее всего, какая-то кавказская кровь.

— Ребенка вы решили с собой не брать?

— У меня нет ребенка. Простите, пожалуйста, я обманула вашу регистратуру — записала племянника, сынишку моей старшей сестры. Но мне очень нужно, да и проблема у меня какая-то детская… — смотрит прямо, улыбается обезоруживающе.

— Ну ладно, раз уж пришли, не прогонять же вас, — я сначала ставлю брови удивленно-осуждающим домиком, а потом все-таки улыбаюсь в ответ. — Рассказывайте в чем дело.

— Меня зовут Регина. У меня вроде все в порядке. Но понимаете, мне 24 года, а я как будто потерялась. Ну как дети, бывает, теряются в магазине или на вокзале. Совершенно не понимаю, где я, как здесь оказалась и что мне дальше делать…

— Надеюсь, это метафора? — с некоторой тревогой спросила я. Если аналогия прямая и она порой действительно теряет ориентацию в пространстве и не понимает где находится, тогда дело действительно серьезное, но это же явно не ко мне, а к неврологу или к психиатру, искать причину и лечить фармакологически.

— Метафора, да, — Регина мило улыбнулась. — Но мне действительно совершенно непонятно, что дальше делать. Нужен совет, мнение со стороны. Потому что все мое окружение считает, что я проблемы себе просто придумываю.

Дальше мы выяснили, что когда-то Регина по своему собственному горячему желанию поступила на геофак Петербургского университета, но уже ко второму году обучения начала сомневаться в том, что профессию выбрала правильно. Однако в университете к этому времени у нее уже была прекрасная интересная компания, налаженный учебный быт, ей очень нравились экспедиции-практики… И, если уходить, то, собственно, куда? Никаких отчетливых альтернатив на горизонте не было. Все, с кем она тогда советовалась, говорили в один голос: «Ты что, с ума сошла?! Закончи университет, получи диплом, а потом решай и делай что хочешь». Регина подумала, что не могут быть все вокруг неправы, и получила-таки диплом и специальность.

Но работать по ней ей совершенно не хотелось. Сначала работала в логистической фирме, куда ее устроила мать, но там как-то уж совсем не пошло. Сейчас работает администратором в большом косметическом салоне: устроилась сама, взяли, скорее всего, за хорошую речь и яркую внешность, все вроде ничего — и работа получается, и коллектив хороший, но это же все совершенно не ее. Куда идти? Скоро 25 лет, университетский диплом в кармане и — ни малейших представлений.

— Иногда я сама себе перед зеркалом корчу гримасу и спрашиваю: «Девочка, а девочка! А кем же ты будешь, когда вырастешь?»

Ну что ж, профориентация вещь желательная и возможная в любом возрасте. Мы поговорили с Региной о ее характере, увлечениях, ресурсах. Пришли к твердому выводу, что ее будущая работа — это все-таки работа непосредственно с людьми. Регине нравилась психология, причем в ее не теоретическом, а прикладном аспекте — например, работа менеджера по персоналу. Я искренне считаю, что психологическое образование идеально не как первое, а именно как второе высшее, о чем, разумеется, и сообщила Регине. Мы расстались вполне довольные друг другом и нашей встречей.

А через некоторое время передо мной в кресле сидела невысокая пухленькая блондиночка Маша.

— Понимаете, я почти сразу поняла, что геофак — это не мое. Но я и в школе была такой отличницей-заучкой — знаете, у которых такие тетрадки с подчеркнутыми заголовками. И в университете тоже. И профсоюзным активистом была. Я все всегда делала до конца и как следует, меня так дедушка с бабушкой учили, а я их слушалась. Ну и вот… А теперь я каждый день иду на работу как на каторгу, и как открою компьютер с этими профилями, так как будто уже беременна…

К счастью, у Маши был жених. Они оба сразу после свадьбы хотели ребенка.

— Но это не будет предательством? — странно спросила девушка. — Если я сяду дома с ребенком и все такое…

Я осторожно, но сильно наехала на нее: велела не дурить и объяснила бывшей отличнице, что пока она взращивает одного-двух младенцев, у нее как раз найдется время сориентироваться, чего же она на самом деле хочет в профессиональном и рабочем плане.

Ушла.

Третья выпускница геофака появилась буквально через неделю. Я спросила:

— Вы все вместе учились, что ли?

— Нет, мы на разных кафедрах, но да, мне Маша посоветовала.

Я уже привычно выслушала про «разочаровалась-потерялась», выстроила, как смогла, профориентационный вектор. Девушка по имени Светлана с детства тяготела к искусству-творчеству, пела-танцевала-расписывала горшки, но в семье бытовало мнение, что все это не профессии, а так — развлечение в свободное от «нормальной» работы время. Впрочем на геофак Светлана тоже шла по доброй воле, но теперь, вероятно, настало время принять свои собственные влечения и двинуться в соответствующем направлении.

Когда Светлана ушла, у меня возникло отчетливое ощущение, что чего-то я все-таки во всей этой истории не понимаю. Покрутила в голове три случая и поймала: как три девушки оказались у меня — понятно, а вот как они (все три — по собственному выбору!) оказались на геофаке?

Спустилась в регистратуру и попросила: если еще кто-нибудь придет с геофака, молодой и без детей — записывайте.

Четвертая девушка по имени Ирина появилась почти через месяц.

Обрадовавшись, я сразу приступила к расспросам:

— Вы все вместе дружите? На практике познакомились?

— Нет. То есть мы, можно сказать, приятельницы. Маша со Светланой дружат. А вообще-то мы одноклассницы.

— Все четыре?

— Вообще-то нас шесть. Но еще двое к вам не придут.

Боже, как интересно! Я только что руки не потирала.

— Рассказывай скорее, как шесть девочек из одного класса оказались на геофаке? У вас был какой-то профильный класс?

— Нет, у нас была обычная, очень скучная школа. Без всякой специализации. И вот в восьмом классе…

Когда они учились в восьмом классе, в их обычную школу каким-то ветром занесло молодого учителя географии. Он искренне любил свой предмет, любил детей и подростков и буквально фонтанировал молодой педагогической энергией. Его уроки были глотком свежего воздуха. Даже двоечники вели у него конспекты. Он возил желающих в пещеры и на берега реки Саблинки, где школьники собирали трилобитов. Он организовал в школе музей и геологическую студию. Он сам делал украшения из полудрагоценных камней. Он сидел в школе до девяти вечера и серьезно разговаривал с каждым к нему обратившимся. Он давал индивидуальные задания на лето, и вся средняя и старшая школа приходила 2 сентября с рюкзаками, набитыми камнями.

Удивит ли вас, что половина девочек-старшеклассниц была влюблена в географа? Меня лично это ни капельки не удивило.

Предмет, который вел блестящий преподаватель, тоже казался невероятно интересным. Единственно интересным из всего скучного школьного набора.

Шесть девочек из одного класса поступали на геофак. Он лично готовил их к экзамену, они собирались по вечерам у него в кабинете, а потом еще долго-долго шли домой и говорили — разумеется, о нем. Они были почти сектой.

Когда действие «поля географа» закономерным образом закончилось, девушки обнаружили себя студентками геофака. И одна за другой с изумлением поняли, что все это имеет к ним лично очень мало отношения. Но все шестеро были приличными и старательными ученицами и поэтому продолжали учиться «по накатанной». Две в конце концов «вписались», научились получать удовольствие и сейчас работают по специальности. Четыре оказались у меня в кабинете.

Для меня эта история оказалась поучительной. До знакомства с четырьмя девушками я была твердо убеждена в том, что подростковая встреча с блестящим учителем, любящим свой предмет — это однозначно огромное везение и счастлив тот, кому довелось. Теперь я уже не так в этом уверена.


Ну да, многие "влюбленности" тоже разбиваются об быт, предлагаете вступать в брак исключительно по расчету?
А сколько разочаровываются в выбранной специальности потому, что после школы просто не имеют никаких представлений, чем бы хотели заняться? Давайте все валить на "слишком хороших учителей". Что мешает поменять курс?
Megan (08/10/2019)
Статья странная, но рациональное зерно в ней есть. Мне даже подумалось, что burya написала этот материал под впечатлением от давней новеллы любимой мной Катерины Мурашовой. Кто не читал - почитайте :)

Скрытый текст:

Катерина Мурашова

Жертвы энтузиазма. История о четырех девушках, которые пошли за своим учителем, но оказались не там, где хотели

Источник: https://snob.ru/selected/entry/116388/

Красивая молодая женщина с яркими темными глазами и копной вьющихся каштановых волос. Скорее всего, какая-то кавказская кровь.

— Ребенка вы решили с собой не брать?

— У меня нет ребенка. Простите, пожалуйста, я обманула вашу регистратуру — записала племянника, сынишку моей старшей сестры. Но мне очень нужно, да и проблема у меня какая-то детская… — смотрит прямо, улыбается обезоруживающе.

— Ну ладно, раз уж пришли, не прогонять же вас, — я сначала ставлю брови удивленно-осуждающим домиком, а потом все-таки улыбаюсь в ответ. — Рассказывайте в чем дело.

— Меня зовут Регина. У меня вроде все в порядке. Но понимаете, мне 24 года, а я как будто потерялась. Ну как дети, бывает, теряются в магазине или на вокзале. Совершенно не понимаю, где я, как здесь оказалась и что мне дальше делать…

— Надеюсь, это метафора? — с некоторой тревогой спросила я. Если аналогия прямая и она порой действительно теряет ориентацию в пространстве и не понимает где находится, тогда дело действительно серьезное, но это же явно не ко мне, а к неврологу или к психиатру, искать причину и лечить фармакологически.

— Метафора, да, — Регина мило улыбнулась. — Но мне действительно совершенно непонятно, что дальше делать. Нужен совет, мнение со стороны. Потому что все мое окружение считает, что я проблемы себе просто придумываю.

Дальше мы выяснили, что когда-то Регина по своему собственному горячему желанию поступила на геофак Петербургского университета, но уже ко второму году обучения начала сомневаться в том, что профессию выбрала правильно. Однако в университете к этому времени у нее уже была прекрасная интересная компания, налаженный учебный быт, ей очень нравились экспедиции-практики… И, если уходить, то, собственно, куда? Никаких отчетливых альтернатив на горизонте не было. Все, с кем она тогда советовалась, говорили в один голос: «Ты что, с ума сошла?! Закончи университет, получи диплом, а потом решай и делай что хочешь». Регина подумала, что не могут быть все вокруг неправы, и получила-таки диплом и специальность.

Но работать по ней ей совершенно не хотелось. Сначала работала в логистической фирме, куда ее устроила мать, но там как-то уж совсем не пошло. Сейчас работает администратором в большом косметическом салоне: устроилась сама, взяли, скорее всего, за хорошую речь и яркую внешность, все вроде ничего — и работа получается, и коллектив хороший, но это же все совершенно не ее. Куда идти? Скоро 25 лет, университетский диплом в кармане и — ни малейших представлений.

— Иногда я сама себе перед зеркалом корчу гримасу и спрашиваю: «Девочка, а девочка! А кем же ты будешь, когда вырастешь?»

Ну что ж, профориентация вещь желательная и возможная в любом возрасте. Мы поговорили с Региной о ее характере, увлечениях, ресурсах. Пришли к твердому выводу, что ее будущая работа — это все-таки работа непосредственно с людьми. Регине нравилась психология, причем в ее не теоретическом, а прикладном аспекте — например, работа менеджера по персоналу. Я искренне считаю, что психологическое образование идеально не как первое, а именно как второе высшее, о чем, разумеется, и сообщила Регине. Мы расстались вполне довольные друг другом и нашей встречей.

А через некоторое время передо мной в кресле сидела невысокая пухленькая блондиночка Маша.

— Понимаете, я почти сразу поняла, что геофак — это не мое. Но я и в школе была такой отличницей-заучкой — знаете, у которых такие тетрадки с подчеркнутыми заголовками. И в университете тоже. И профсоюзным активистом была. Я все всегда делала до конца и как следует, меня так дедушка с бабушкой учили, а я их слушалась. Ну и вот… А теперь я каждый день иду на работу как на каторгу, и как открою компьютер с этими профилями, так как будто уже беременна…

К счастью, у Маши был жених. Они оба сразу после свадьбы хотели ребенка.

— Но это не будет предательством? — странно спросила девушка. — Если я сяду дома с ребенком и все такое…

Я осторожно, но сильно наехала на нее: велела не дурить и объяснила бывшей отличнице, что пока она взращивает одного-двух младенцев, у нее как раз найдется время сориентироваться, чего же она на самом деле хочет в профессиональном и рабочем плане.

Ушла.

Третья выпускница геофака появилась буквально через неделю. Я спросила:

— Вы все вместе учились, что ли?

— Нет, мы на разных кафедрах, но да, мне Маша посоветовала.

Я уже привычно выслушала про «разочаровалась-потерялась», выстроила, как смогла, профориентационный вектор. Девушка по имени Светлана с детства тяготела к искусству-творчеству, пела-танцевала-расписывала горшки, но в семье бытовало мнение, что все это не профессии, а так — развлечение в свободное от «нормальной» работы время. Впрочем на геофак Светлана тоже шла по доброй воле, но теперь, вероятно, настало время принять свои собственные влечения и двинуться в соответствующем направлении.

Когда Светлана ушла, у меня возникло отчетливое ощущение, что чего-то я все-таки во всей этой истории не понимаю. Покрутила в голове три случая и поймала: как три девушки оказались у меня — понятно, а вот как они (все три — по собственному выбору!) оказались на геофаке?

Спустилась в регистратуру и попросила: если еще кто-нибудь придет с геофака, молодой и без детей — записывайте.

Четвертая девушка по имени Ирина появилась почти через месяц.

Обрадовавшись, я сразу приступила к расспросам:

— Вы все вместе дружите? На практике познакомились?

— Нет. То есть мы, можно сказать, приятельницы. Маша со Светланой дружат. А вообще-то мы одноклассницы.

— Все четыре?

— Вообще-то нас шесть. Но еще двое к вам не придут.

Боже, как интересно! Я только что руки не потирала.

— Рассказывай скорее, как шесть девочек из одного класса оказались на геофаке? У вас был какой-то профильный класс?

— Нет, у нас была обычная, очень скучная школа. Без всякой специализации. И вот в восьмом классе…

Когда они учились в восьмом классе, в их обычную школу каким-то ветром занесло молодого учителя географии. Он искренне любил свой предмет, любил детей и подростков и буквально фонтанировал молодой педагогической энергией. Его уроки были глотком свежего воздуха. Даже двоечники вели у него конспекты. Он возил желающих в пещеры и на берега реки Саблинки, где школьники собирали трилобитов. Он организовал в школе музей и геологическую студию. Он сам делал украшения из полудрагоценных камней. Он сидел в школе до девяти вечера и серьезно разговаривал с каждым к нему обратившимся. Он давал индивидуальные задания на лето, и вся средняя и старшая школа приходила 2 сентября с рюкзаками, набитыми камнями.

Удивит ли вас, что половина девочек-старшеклассниц была влюблена в географа? Меня лично это ни капельки не удивило.

Предмет, который вел блестящий преподаватель, тоже казался невероятно интересным. Единственно интересным из всего скучного школьного набора.

Шесть девочек из одного класса поступали на геофак. Он лично готовил их к экзамену, они собирались по вечерам у него в кабинете, а потом еще долго-долго шли домой и говорили — разумеется, о нем. Они были почти сектой.

Когда действие «поля географа» закономерным образом закончилось, девушки обнаружили себя студентками геофака. И одна за другой с изумлением поняли, что все это имеет к ним лично очень мало отношения. Но все шестеро были приличными и старательными ученицами и поэтому продолжали учиться «по накатанной». Две в конце концов «вписались», научились получать удовольствие и сейчас работают по специальности. Четыре оказались у меня в кабинете.

Для меня эта история оказалась поучительной. До знакомства с четырьмя девушками я была твердо убеждена в том, что подростковая встреча с блестящим учителем, любящим свой предмет — это однозначно огромное везение и счастлив тот, кому довелось. Теперь я уже не так в этом уверена.
SW (08/10/2019)
Н.В. писал(а):
Основная мысль статьи, что "обаятельный" учитель может сбить ученика с пути истинного, а потому не надо нам обаятельных, увлекающих собой и своим предметом учителей, мне совершенно не нравится. Психика детей устроена так, что им для того, чтобы эффективно учиться, нужно полюбить учителя, привязаться к нему. И таких учителей катастрофически не хватает. А если такой учитель у ребёнка в школе случается, то именно через этот канал происходит обучение ребёнка не только предмету, но и умению учиться, развивается устремление в будущее. Эти устремления не всегда реализуются в том виде, как ребёнок мечтал, но они помогают ставить цели и их достигать. Ну и конечно, ребёнок наполняется уверенностью в своих силах, когда у него что-то хорошо получается. И такая уверенность помогает преодолевать трудности не только в любимой области, но и вообще по жизни. Я благодарна учителям, которые меня вдохновляли на разных этапах моего обучения, я благодарна учителям, которые вдохновляют и помогают моим детям. И я очень надеюсь, что такие учителя будут всегда вопреки всем обстоятельствам, противникам и завистникам.
Да, автору статьи на заметку - у инфузории нет ложноножек.


И в целом посыл статьи из разряда "Увлекаться чем бы то ни было вредно, потому что потом неизбежно наступит разочарование"
Н.В. (08/10/2019)
Основная мысль статьи, что "обаятельный" учитель может сбить ученика с пути истинного, а потому не надо нам обаятельных, увлекающих собой и своим предметом учителей, мне совершенно не нравится. Психика детей устроена так, что им для того, чтобы эффективно учиться, нужно полюбить учителя, привязаться к нему. И таких учителей катастрофически не хватает. А если такой учитель у ребёнка в школе случается, то именно через этот канал происходит обучение ребёнка не только предмету, но и умению учиться, развивается устремление в будущее. Эти устремления не всегда реализуются в том виде, как ребёнок мечтал, но они помогают ставить цели и их достигать. Ну и конечно, ребёнок наполняется уверенностью в своих силах, когда у него что-то хорошо получается. И такая уверенность помогает преодолевать трудности не только в любимой области, но и вообще по жизни. Я благодарна учителям, которые меня вдохновляли на разных этапах моего обучения, я благодарна учителям, которые вдохновляют и помогают моим детям. И я очень надеюсь, что такие учителя будут всегда вопреки всем обстоятельствам, противникам и завистникам.
Да, автору статьи на заметку - у инфузории нет ложноножек.
Blueyed (07/10/2019)
У меня в школе по английскому языку была именно такая учитель:

Цитата:
Великолепный профессионал, знающий, а главное – любящий свой предмет.

Умеет объяснить свой предмет просто, доходчиво, но, в то же время – увлекательно и вдохновенно.

У него есть харизма: он просто приятный обаятельный человек, деликатный, доброжелательный, с чувством юмора (с детьми без этого нельзя!)

Это чуткий человек, который может отвлечься от ложноножек инфузории, если видит, что кто-то из учеников обижен/ расстроен/ в панике (нужное подчеркнуть).


У нее муж был директором одного из крупных проектных институтов, люди были обеспеченные и она всегда выглядела хорошо, элегантно, красиво, с достоинством. Любовь к предмету появилась у меня еще до нее, а когда я попала к ней, она просто раскрыла предмет во всей красе. И это была любовь именно к предмету и учителю одновременно! У нее было несколько учениц, которых она готовила к поступлению на ин.яз, и все поступили с "5" на вступительном английском. И учились мы не разочаровываясь, стараясь изо всех сил, потому что была цель! До сих пор , вспоминая школу, я вспоминаю первым делом свою учительницу английского.Это счастье,что у меня бал такой учитель, для меня она осталась идеалом учителя и педагогического творчества.
1 | 2   

Ваш комментарий

Текст:
Автор:
 
  Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться