/Беременность: от планирования до родов/Роды, после родов/Рассказы о родах и истории родов/Роддом при ЦКБ СО РАН г. Новосибирска

 

Как я разгрузила 40 тонн угля за 6 часов

Май 2010. Роддом при ЦКБ СО РАН
 
Пока свежо в памяти решила написать свой рассказ о родах. 
Ну про беременность, как и другие участницы форума, писать не буду, все было хорошо, ни отеков, ни каких-либо других осложнений. 

Глава первая «Роды»

Итак, началась 41 неделя (начинается она в понедельник), все знакомые уже бесили вопросом «Когда?», при моих телефонных звонках первый вопрос был «Родила?», а врач сказала, что я уже должна рожать и надо бы в стационар, но я стойко держалась и уговаривала свою малышку появиться. 
Но никаких предвестников не было. 
Наступил четверг, у меня отошла пробка, небольшой такой кусок слизи, с прожилками, поднялось сразу настроение, в этот же день я сходила к врачу, она посмотрела, сказала раскрытие 1 см, действительно, это пробка, должна родить, если не родишь, то в понедельник в стационар. 
Скажу сразу, что рожать я собиралась с мужем, предварительно мы с ним ходили на курсы к Насте Габец (правда, по причине лени и занятости, отходили на половину занятий). Поэтому стационар не входил в мои планы. 
Наступила пятница, муж ушел пить пиво с друзьями, пришел пьяненький и улегся спать, а у меня начались странные боли, так как я уже много информации знала, то сразу определила схватки, настроение поднялось еще сильнее, скачала с Интернета схваткосчиталку и давай считать. Получалось - минута с интервалом 5-7 минут и самое интересное, регулярные и болючие схватки. Только было непонятно, то, что интервал между схватками должен быть сначала минут 20-30, а потом по нарастающей, а у меня такие схватки, что уже в роддом пора ехать. Вспомнила совет, про душ, мол, если предвестники, то в душе пройдут, сходила не помогло, вспомнила совет доктора, что выпей но-шпу, если предвестники, то пройдут, выпила, не помогло. Ну, думаю, неужели постоянные схватки, а муж нетрезвый, в роддом его не пустят, а если пустят, какой с него толк. Достала распечатки с курсов, черным по-белому написано: лежите и отдыхайте, сил набирайтесь. Завалилась я и заснула и боли как-то улетучились. 
Утром стала с плохим настроением, уже суббота, а я опять не рожаю, но настроение поднялось, когда в 11:00 начались истинные схватки с интервалом 40 минут, длительность схватки я не засекала, потому что не понимаю, откуда начинать отсчет. 
Немного отступление: для меня схватка довольно интересная боль, начинается ниоткуда «волна», как будто кирпич в матку положили, затем усиливается, на пике, а когда спадает, наступает облегчение и становится очень хорошо и как-то приятно на душе. 
Ну, далее следуя инструкции с курсов, я лежала, днем съела легкий супчик, муж мой отоспался и тер мне спину, очень классно помогает, потом я забралась в душ, и правда вода забирает боль, схватки там не чувствуются. Наступает интервал между схватками 10 минут, муж делает мне бритье, Клизму решили поставить в роддоме, потому что дома нет самого приспособления. Около 18:00 едем в роддом, причем в машине, у меня схваточки легкие, мне стало казаться, что это опять предвестники и меня сейчас отправят обратно. 
Приехали в наш аккадемовский ЦКБ, врача мы выбирать не стали, решили, что будем рожать вместе и возьмем сервисную палату. 
Тетенька-акушерка, была вполне любезна, отправила в смотровую и позвала доктора, коим оказался Воронцов Игорь Вениаминович. В смотровой было очень холодно и кресло холодное и смотрел Воронцов довольно больно, но вызвал мою бурную радость словом «роды, открытие 4 пальца». Я даже не сразу осознала, думала, что на 4 пальцах схватки больнее. Дальше Воронцов сказал надо проколоть пузырь, на что я ответила: не надо, мол, сам порвется, он сказал, что есть показания, типа пузырь плоский, я ему сказала, что тогда на раскрытие 7-8 пальцев, а про себя подумала, что, наверное, сам порвется, к тому времени. 
И тут понеслось, забрали всю одежду, выдали застиранный или застерилизованный голубенький халат и ночнушку в ромашки. Пришел муж переодетый, как доктор, в голубом медицинском костюме и шапочке. 
Тетенька-акушерка повела меня делать клизму, отвратительная процедура, не сказать, что больно, но, очень дискомфортно, особенно, когда схватки и кушетка холодная. На унитаз в ЦКБ стелят тряпичные пеленки, которые падают в унитаз и мокнут, хорошо, меня были клеенки. С клизменной водичкой надо было походить 5-8 минут, но я не выдержала и через 3 минуты уселась. 
Вышла из процедурной комнаты, меня уже ждали муж и Воронцов. Поднялись на второй этаж и зашли в «Родовую». 
Я думала, что эта комната намного уютнее будет. 
Кратко опишу: Стены отделаны советской керамической голубенькой плиткой, кушетка, кресло, как я потом выяснила, на нем рожают, причем кресло советское тоже, раковина, столики всякие, единственное в современном стиле, это пластиковое окно. 
Расстелили мы выданное нам постельное белье, но лежать я не стала, мы с мужем ходили по родовой, он тер мне спину. В коридор нам запретили выходить. Пришла акушерка Татьяна Викторовна, показалась мне адкватной. Затем пришел Воронцов и предложил эпидуралку, я отказалась, затем он предложил обезболить, на что я тоже отказалась. 
Далее Воронцов посмотрел раскрытие, оно меня порадовало 7 пальцев, и дала согласие на прокол пузыря, воды вылилось немного. Далее, что мне не понравилось, что между ног сунули пеленку и было неудобно с ней схватки терпеть, так как я стояла, а ложиться не хотелось. 
После прокола пузыря, я вспомнила слова Насти с курсов «небо в алмазах», схватки так усилились, что терпеть стало невозможно, но я дышала (по типу вдох 1234, задержка дыхания 1234, выдох 1234), а муж то ли тер, то ли тряс мне спину. В перерывах мы слушали Воронцова, который рассказывал, что сейчас кесарят многих и кесарево можно делать по 5 раз. Наступала очередная схватка, и я кричала «Паша, помогай», так, наверное, мы провели час. Потом Воронцов посмотрел раскрытие, но оно оставалось также 7. Пришла Татьяна Викторовна и сказала, что нужно поставить катетер в вену, потому что мало ли что. Я очень боюсь всяких уколов и психологически впадаю в панику от них, но в этот раз видимо моя психика и организм были заняты другим, укола в вену я даже не почувствовала и первый раз не было темноты в глазах от такой процедуры. Далее Воронцов сказал, что нужны спазмолитики, для более быстрого раскрытия, мы с мужем согласились (а зря! во второй главе написано об этой ошибке). Татьяна Викторовна поставила мне капельницу в катетер с платифилином. 
Справка: Платифилин - спазмолитическое, вазодилатирующее, седативное средство. Угнетает холинореактивные системы, обеспечивающие передачу возбуждения с окончаний парасимпатических нервов на исполнительные органы, оказывает успокаивающее влияние на сосудодвигательные центры. 
Показания 
Спазм гладкой мускулатуры внутренних органов, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, бронхиальная астма, гипертензия. 
Побочные действия 
Сухость во рту, парез аккомодации, тахикардия, затруднение мочеиспускания. 
С капельницей было очень неудобно ходить, а лежать было невозможно, так мы промучились еще, наверное, час, снова Воронцов посмотрел раскрытие, раскрытие стало 8. Потом Воронцов сказал, что шейка тугая, и ускорить процесс можно, только сделав массаж шейки. Мы опять согласились, но через 30 секунд после массажа отказались, поясню, что массаж шейки доктор делает рукой на схватке, это очень болезненно, а орала эти 30 секунд, как будто меня наживую резали. 
Время было около десяти вечера, а сил у меня уже не было никаких, я легла на кровать и внезапно схватки остановились, Татьяна Викторовна объяснила такое явление, как латентная фаза, т.е. фаза замедления. Я пролежала на кровати около часа, меня трясло, муж гладил меня по голове, мне так хотелось уснуть, но я не могла. В моей руке торчала злополучная капельница, уже с глюкозой (для ребенка по словам врача), но мне было все равно. 
Через час, схватки снова вернулись с такой силой, что периодически я стонала, открытие оставалось 8. Осмотры Воронцова были такие болезненные, что я каким-то рассудком удерживалась, что бы не кричать. Татьяна Викторовна подключила меня к аппарату КТГ, но меня хватило ненадолго, а встала с кровати, несмотря на протесты врача и акушерки. 
Все спрашивали «тужит?», а я отвечала «Не знаю, наверное», в схватках, я уже не могла дышать, а муж мне постоянно говорил «Ира, дыши». Воронцов опять предлагал сделать массаж шейки для быстрого открытия, но такой боли я не могла терпеть, и схватки я тоже не могла терпеть. Акушерка Татьяна Викторовна стояла и просто смотрела, а я просила сделать мне кесарево под общим наркозом или вколоть обезболивающее. На что получала ответ «Нет показаний». Мне стало казаться, что это никогда не кончится, очень хотелось пить, а пить запрещали, только губы смачивать, так между схватками, я высовывала язык, а муж мне ваткой смачивал язык и губы. Когда сохло горло, говорить я уже не могла, хорошо, муж постоянно был рядом и понимал без слов. 
Вырвало меня, наверное, раза 4, весь легкий супчик вышел. Я не могла лежать, я сидела на стуле, на которое было поставлено судно, и качалась со стонами или дышала. Меня трясло, я очень уставала от этой тряски. 
Татьяна Викторовна спросила, ходила ли я в туалет по-маленькому, получив отрицательный ответ, сказала, что нужно поставить катетер и соответственно поставила. 
(Эта процедура имела самые неприятные последствия, описала я их во второй главе). 
Пришел Воронцов посмотрел раскрытие и услышала спасительные слова «10, готовь кресло», это он Татьяне Викторовне сказал, а мне сказал «Ну пошли рожать». Я посмотрела на часы 01:30, и стала залазить на кресло. 
Вот здесь, если бы не курсы, наверное, меня бы разрезали капитально, потому что я ждала объяснений, как надо тужиться, а их не было, сказали: «просто сделай вдох тужься на схватке». При этом не сказали, что надо держаться за ручки, не сказали, что не надо тужиться в голову. Поэтому первые потуги у меня не получались, потом я решила собраться и сказала «Подождите, дайте мне сообразить, что надо делать». Я подумала, вспомнила, что такое вдох, нашла ручки на кресле, муж мне стал поднимать плечи, и прижимать подбородок и под крики «Тужься, давай-давай», «Таня, подрежь», из меня выскользнула моя кроха. Муж сказал «час пятьдесят две». Кстати, подрезать меня не успели, после родов осталась только трещина. И опять слова Насти в голове «Не бойтесь порваться». Ну, это уже когда зашивали. 
Ребенок мой даже не заплакал, она крякнула, потом ее положили мне на живот, она затихла, мы полежали так, наверное, минутку, я все хотела ее разглядеть и не получалось. Потом мою кроху забрали, замерили, взвесили и отдали папе, она только кряхтела. Муж носил ее на руках, а у меня был полный восторг, я мысленно думала, «ну вот я стала мамой». Пришел Воронцов, тоже довольный, я спросила, «еще долго лежать?», он ответил, что вставать два часа нельзя, а сейчас он меня зашьет, дел на 10 минут. Многие девочки писали, что это довольно неприятная процедура, а я ничего не чувствовала, видимо, гормональный всплеск отключил мою чувствительность, несмотря на то, что мне были поставлено 4 укола лидокаина (а я уколов страшно боюсь). Единственное только, что меня трясло, и я не могла с этим ничего поделать, но Воронцов объяснил это явление, что я только что разгрузила 40 тонн угля за 6 часов, поэтому из организма вышли все соли. Услышав такой пример, муж закивал головой с пониманием. 
Подошла педиатр, спросила, ставить ли прививки от гепатита и туберкулеза, я согласилась на прививку только от туберкулеза, она принесла бумажку с отказом на гепатит. Очень непонятно, зачем они приносят бумажки в такой момент, потому что мою руку так трясло, что любая экспертиза, определит, что подпись не моя, если это вообще можно назвать подписью. 
 
Отступление: От гепатита я отказалась по причине, того, что прививка довольно новая, а риск заражения гепатитом крайне низкий, если, конечно, у вас не семья наркоманов. 
 
Когда меня зашили, накрыли одеялом и поставили капельницу с окситоцином (для сокращения матки) и положили лед (кстати, идея со льдом не нравилась, но грелку положили на ночнушку, а не на голое тело, поэтому холода не чувствовалось), подошла Татьяна Викторовна, взяла мою малышку и мы начали ее кормить, выдавили молозиво, она немного пососала и затихла. Я решила дочку отдать на ночь, а утром забрать, потому что сил у меня не было, да и муж еле стоял на ногах. Лежать мне еще оставалось час, поэтому мужа я опустила, и дочку разрешила отнести спать. 
В палате стихло, я лежала и тряслась, только санитарка ходила, где-то через полчаса услышала громкий плач ребенка, еще, видимо, девочка родила, а моя не плакала, думала я. 
Очень хотелось, есть, а еды мы не брали, потом пришла сестра убрала «дурацкий» катетер из вены и меня повезли в палату. 
 
Мы выбрали сервисную одноместную палату, меня положили в 216. Мне очень понравилась палата.
Краткое описание: Сиреневые стены, серебристый холодильник «Аристон», на нем телевизор, обеденный стол, два стула, кровать, над ней два светильника и тумбочка, чистый линолеум, в туалете приличный ремонт, душевая кабина. Палата была больше похожа на гостиничный номер. 
Я перелегла на кровать, но спать не смогла, так хотелось всем звонить, а время 4-5 утра. Я позвала медсестру, попросила ее принести что-нибудь поесть, она принесла сухую-пресухую гречку и чашку сладкого чая. Гречку я съесть не смогла. Пыталась уснуть, и не получалось, наверное, я час подремала, а часов в семи утра уже стала выходить в коридор и ждать, когда принесут дочку. 
 
А родила я 23 мая 2010 года на «Троицу», назвала дочку Ариной, 3 кг, 49см. 
 
Продолжение «Послеродовое отделение» следует……. 
 
Хочу выразить благодарность Курсам «Рождение для двоих», и лично благодарность Насте Габец. 
 
Написано 07.06.2010
Ирина Зарипова (ИринаАкадем)
Новосибирск
 
 
  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Извините, возможность оставлять здесь отзывы доступна только зарегистрированным пользователям.
пожалуйста, представьтесь или зарегистрируйтесь