/Беременность: от планирования до родов/Роды, после родов/Рассказы о родах и истории родов/Роддом при Горбольнице г. Новосибирска

Впереди счастье в целую человеческую жизнь. Март 2010

Предисловие

12 марта – пятница

Поход к врачу:
- мне дали сопроводительный лист
- первый раз моя врач увидела мои жуткие отеки на ногах
- сообщила мне о своем отпуске, я ей о том, что ложусь 22 марта на сохранение,
- последний визит назначила на 19 марта.
Не забуду последнюю фразу врача перед моим выходом из кабинета: «А вообще малыш уже готов к появлению, да и вы тоже. Удачи!»

Вечером муж пришел домой, я, как всегда, поделилась содержательным поход к врачу. В разговоре с сестрой пошутил, что, наверное, скоро соберусь. Муж решил на этих выходных не ехать в деревню, потому что планы были грандиозные:
- купить диван и стол;
- переделать кучу дел дома;
- а еще договориться о фотосессии с пузиком (видимо, только в следующий раз)

Недосмотрев какой-то дурацкий фильм, пожелав друг другу спокойной ночи, легли спать. На часах было около одиннадцати.

Началось…

13 марта – суббота

2:00 ночи.
Я проснулась от ноющей боли внизу живота. Такое бывало, но не так резко и обычно проходило, от теплых объятий мужа. В этот раз его тепла хватало на 30 минут. С 2 до 4 я то прижималась к мужу, то ходила в туалет (мне казалось, что я хочу то писить, то какать). В тот момент я почему-то даже не думала, что СКОРО…
Муж в районе 4 часов, проснувшись от моего ворочания, спросил то ли в шутку, то ли всерьез «Может тебя отвезти». Я, грезя мыслью, что еще рано, ответила, что если до 7 часов не пройдет – поедем.

4:00
Хм! Откуда это потекло? Мой мозг явно спал на тот момент, но я не то, что спать, лежать и даже сидеть с этого времени не могла. Каждые 15-20 минут я то охала, то ахала себе под нос, кусая себе пальцы и не зная, куда себя деть. Начинаем звонить Шишкиной (сестра, работающая в роддоме на горбольнице, где я собиралась рожать). В ответ только гудки, в моей голове сумбур «как рожать на горбольнице без нее. Сегодня суббота. Она в деревне, а Шишкин наверняка на охоте. У меня все, не как у людей…» Пока муж честно пытается дозвониться до сестры, я ухожу в душ… «Вода! Теплая! Так классно! Может, не выходить из душа! Почему я не водоплавающая?!» До Шишкиной не дозвониться, муж уходит греть машину, я собираю сумку. Кто сказал, что заранее готовить - это плохая примета?! Когда вас застанет врасплох, вы пожалеете, что просто поленились собрать эту сумку и сумку на выписку за месяц до рождения.

Вот и мама моя проснулась! Время 5 с копейками. Еще спросонья она начинает задавать мне кучу вопросов, и только сейчас мое сознание просыпается и говорит – ЭТО ПРОИЗОЙДЕТ СЕГОДНЯ!!! Мама пытается создать атмосферу суеты и беспокойства, но, видимо увидев мое абсолютное спокойствие, понимает, что лучше этого не делать. Она через тетю Милу дозванивается до Шишкиной. Проснулась Нюрочка. Надо было видеть ее глаза – осознание всего происходящего.

Итак, примерно в 6 утра мы выехали от дома в сторону роддома. Очень хотелось выпрыгнуть из машины и ходить, ходить, ходить, чтобы по минимуму чувствовать боль от схваток. Теперь найденная Шишкина звонила каждые три минуты, будучи в большом похмелье, сочувствовала мне «Терпи – это еще не больно, дальше будет больнее!» В промежутках она звонила в роддом, пытаясь сообщить, что еду я, встречайте! 

На площади Калинина нас останавливает милиционер. Очень интересный диалог мента и мужа:
- Вы в курсе, что в центре взорвали аптеку?!
- Командир, у меня жена рожает!
- Надо было скорую вызывать!
- Пока она приедет - она родит!...
И еще 2 минуты чтение ментом многочисленных документов на машину и Серегиных прав. А на заднем сидении мой тихий стон. А в моей голове – непристегнутый мамин ремень за минуту до площади (штраф бы нам вкатили).

А вот и горбольница! Хмурая маленькая медсестра в приемной оформляет – очень долго оформляет девушку, которую привезли на скорой. Видимо, у нее ничего не болит, потому что она сидит на стуле уже в казенном халатике и молчит. Мне тоже предложили посидеть, но я отказалась и начала ходить по приемной туда-сюда, периодически охая себе под нос. В те минуты я была готова убить свою маму, которая заглядывала каждые три минуты, завещая рожать самой, не соглашаться на кесарево, обезболивающие и прочие вмешательства. Муж, улыбнувшись мне и сказав, что все будет хорошо (из его уст в тот момент это звучало на все 100% убедительно), рванул в деревню за Шишкиной.
Мне дали казенный халатик, я переоделась, а точнее, разделась. Уводя девушку напредродовые процедуры, медсестра попросила меня засечь время между схватками. «2-3 минуты». На лице медсестры был тихий, но четко выраженный ужас. Даже не оформив меня, она попросила пописить в баночку, дать ей одноразовый станок и вместе с ней быстренько бежать по здоровой лестнице на второй этаж .

7: 20 Ну, насколько это было «быстренько», не мне судить, но медсестра приговаривала через три ступеньки «Дышим и живенько идем, а то ты сейчас у меня здесь родишь!» (оказывается, на тот момент у меня уже было полное раскрытие)
Впереди меня ждало кресло и осмотр у очень приятного врача. Он спросил- отошли ли воды. Я ответила, что наверное, в районе 4 часов утра. Он попросил залезть на кресло, на что я сморозила « Спасибо, я лучше похожу». Он улыбнулся и спросил«А как я вас смотреть буду?». Черт возьми – это кресло показалось очень высоким и абсолютно неудобным. Как же больно он смотрел, нажимал на живот и из меня что-то лилось. Я попыталась возразить жалостливым голосом «Больно, очень больно!» На что он добродушно сказал: «потерпите, рожать еще больнее. Рожать будем?» Такой вопрос меня смутил и привел в чувства «Конечно, будем». Его слова «Потерпите, скоро!» И мое непроизвольное «Бог терпел и нам велел». Врач двинулся по коридору, сказав мне снять халат и идти за ним. На тот момент от схваток и состояния бессилия в моих глазах было то темно, то мутно, и я не успела уследить, куда он направился. Роженицы, лежащие под капельницей, почти хором указали мне путь в родовую.
Ладно: с кресла стекли, халат сняли, поползли в родовую.

7:40 Большой зал, 6 столов. На одном под капельницей женщина больших габаритов, на другом – худышка (на лицо лет 40), которую после родов начали зашивать, ну а третий стол был мой – у окна.
Как на него залезть?! Он еще такой плоский, высокий и подушки подо мной разъезжаются.
Схватка! Руки самопроизвольно схватили за какие-то поручни за головой. Как объевшийся червяк, извиваюсь на этом столе. Мне смерили давление, поставили катетер для капельницы, подкатили столик с какими-то жуткими инструментами.
Схватка! Я, извиваясь и постанывая, задеваю подушкой под ногами этот столик и с грохотом какие-то инструменты падают на пол. Я начинаю громко дико извиняться. В этот момент подходит заведующая и смеясьговорит «Рожает и еще извиняться успевает. Когда захочется тужиться - скажи». Я в ответ ей кивнула и тихо шепнула «Хорошо». Акушерка надела на меня одноразовые то ли тапочки, то ли носки и сказала дышать и слушать внимательно, что они будут говорить и ушла. Опять схватка и мысль о том, что малышу моему там тоже очень тяжело и, наверное, гораздо хуже, чем мне.
Вдруг вместо схватки мне жутко захотелось, как будто какать, и я поняла и тут же закричала «Тужиться, тужиться, хочется тужиться». Отпустило. Следующей мыслью было «Сыночек хочет наружу, очень хочет и я должна ему помочь».
Ко мне подбежали акушерка и заведующая. Акушерка начала объяснять, что и как сейчас будем делать, а параллельно она что-то щупала у меня. Я, если честно, смутно помню, что она мне говорила – сил не было, но старалась, хотя сначала сделала все не так… успокаивало только глубокое короткое дыхание.
От неожиданной боли первой потуги я вскрикнула и, видимо, очень громко. По лицу и интонации акушерки я поняла, что лучше больше так не делать. «Так дело не пойдет. Мы будем меня слушать или как. Ему там тяжело. Соберись и делай, как я скажу». Я пыталась заплакать, но не было сил. Я извивалась, говорила, что сил нет (но очень быстро поняла, что на жалость ко мне нет времени и счет идет на минуты и секунды). « Я соберусь, сейчас я соберусь». Во мне проснулось второе дыхание (легкая атлетика не прошла даром ) тут подбежала медсестра и начала спрашивать что-то про узи сердца, заключение кардиолога и судорожно мерить давление. На ее лице был страх – как будто я присмерти. Обхватилась за ноги в позе зю, за вторую потугу головка сыночку прошла наполовину – ощущение непередаваемые и незабываемые. Дышим, собираемся с силами. Третья потуга - и головка сына выскользнула из меня. Меня повернули, уперли ногами и за четвертую потугу малыш выскользнул из меня, как головастик. Секунды тишины – ожидание первого крика моего сына – были бесконечны. Слова доктора «Мальчик!» Мои в ответ «Почему он молчит?» «Сейчас закричит!» И заливистый звонкий плач моего чуда. Его кладут мне на грудь – маленького, голенького и так похожего на папочку. Мои слова «Мое счастье! Папин сыночек». И его уносят. «13 марта 8:15 утра. Мальчик. Вес 2950 г,рост 51 см».
Послед вышел. Внимательный анестезиолог «Сейчас я введу препарат – закружится голова и вы сможете поспать. (через пару секунд) Закружилась?». Может быть, и не от препарата, а от счастья, что все позади, у меня действительно закружилась голова, я ответила «Да, я могу спать». После незамедлительного ответа врача «Да» я тут же отрубилась. Во время моего самого крепкого, сладкого сна за всю мою жизнь мне сделали два внутренних шва, через два часа били по лицу, пытаясь привести в чувство, но я храпела на всю родовую и проснулась только в полдень.
Все прошло быстро и не так уж больно и страшно, как многие пророчили. Спасибо небесам! Впереди счастье в целую человеческую жизнь!

Послесловие

Почему-то в те выходные рожать хотелось всем, а роддомы, как сговорившись, на ремонт или помывку закрывались один за другим. Мест в палатах не было. Выписка шла медленно. И мы со Светкой (будущая соседка по палате, родившая после меня в 9:45. Она-то и рассказала про мое мордобитие и храп) пролежали в родовой до трех часов дня. Нас даже накормили обедом. Лежишь на столе, рядом рожают, а ты ешь картофельное пюре с горбушей и запиваешь компотиком.
Впереди были четыре дня в роддоме. Прожить их нам помогло большое чувство юмора и самое большое счастье на земле у тебя на руках – сопящее, кричащее и так мило улыбающееся во сне!

Написано 02.05.2010
Котей,
Новосибирск

  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ