/Беременность: от планирования до родов/Роды, после родов/Рассказы о родах и истории родов/Роддом №6 г. Новосибирска

Рождение Баклажанчика

ПДР у меня было несколько – врач ставила 13 октября, по УЗИ было 14 октября, а по циклу – 18 октября. Рожать я хотела в 6-м роддоме, так как он ближе всего к дому, да, и, по отзывам, ничем не лучше и не хуже других роддомов. Но, к сожалению, врач ЖК направила меня в патологию 25 МСЧ, в связи с моим диагнозом «хр. пиелонефрит», сказав, что в 6-й меня, скорее всего, не возьмут.
Но к понедельнику, 12 октября, когда я должна была лечь в патологию, я уже вовсю болела ОРВИ, и, конечно, осталась дома, позвонила врачу и сказала, что приду за новым направлением через неделю, если сама по скорой куда-нибудь не уеду рожать… Прошла неделя, прошла самая последняя из ПДР, наступило 19 октября, чувствовала я себя после болезни уже нормально, и пошла в ЖК за направлением в патологию. Правда, попросила врача написать направление в 6-ку, а если туда не возьмут, то сказала, что исправлю в направлении номер роддома и поеду уже в 25-й. Она согласилась.
Итак, на следующий день, 20-го я должна была лечь в патологию, шла уже 41 неделя беременности, а никаких признаков приближающихся родов у меня просто не было… Пакеты были давно собраны, единственно, для патологии полагалось взять с собой еще халат, ночнушку, постельное белье, ну, и еще что-то, я уже и не помню… Клала я это все сверху в пакеты вечером 19-го, и почему-то думала, что утром я буду это все обратно вытаскивать…
Муж договорился с коллегой по работе, что утром он нас увезет в 6-ку, а дальше, если не возьмут туда, вызовем такси и поедем в 25-ку.
Настало утро 20-го октября, муж проснулся в 6 утра, но я решила еще поваляться до 7-ми, и когда, наконец, встала, почувствовала, что с меня что-то горячее потекло, совсем чуть-чуть. Потом еще и еще немножко. Муж заметил, что я как-то странно себя веду, говорит: «Что с тобой»? А я: «Кажется, воды отходят… Хотя, может, это просто пробка». Ну, он, конечно же, «в ужасе» подорвался вызывать скорую,  но я его остановила, сказав, что планирую еще принять душ и позавтракать, а он пусть позвонит коллеге и отменит поездку, т.к. мы поедем в роддом на скорой. Я пошла в душ, там выяснилось, что это все-таки и воды, и пробка – все вместе отошло и сразу. Схваток не было вообще, даже никакого намека на боль или напряжение в животе. А воды продолжали подтекать. Я позавтракала, хотя аппетита не было совсем – скорее, просто напихала еды в желудок, т.к. знала, что, как правило, роды - процесс не быстрый, и, кто знает, когда мне удастся поесть в следующий раз. Потом начала одеваться, параллельно выкидывая из пакетов то, что клала туда накануне вечером, а муж тем временем вызвал скорую.
На скорой мы поехали (ура!) прямиком в 6-й роддом, там меня приняли, и, пока заполняли документы, я переоделась в одноразовые «ночнушку» и халат, затем все лишние вещи отдала мужу и отправила его на работу, пообещав позже позвонить.
Затем были стандартные процедуры – кровь из вены на RW, замеры таза и пр., клизма и взвешивание. Брить меня не потребовалось, т.к. я уже заранее каждый вечер готовилась (начала еще за две недели до срока, на всякий случай…) А клизма мне не причинила вообще никаких неудобств – все было сделано очень осторожно, и вообще, в приемном покое со мной обращались очень вежливо, так что медсестре приемного покоя, (к сожалению, не знаю имени) – большое спасибо.  Кстати, эта же медсестра, провожая меня в родовое, донесла туда мои пакеты, а я только семенила следом за ней…
Итак, я в родовом. Когда я туда попала, в предродовой палате не было свободных кроватей – их там было всего пять, но все были заняты. Занята была так же и кушетка, которая играет роль «запасного варианта» для шестой роженицы. Я же была уже седьмая. Потом приходили из патологии еще две или три женщины, но как оказалось, они были еще не в родах, и их отправили обратно. (Т.е. я была последней, а после меня довольно долго никто новенький рожать не приходил – намного позже начали прибывать, - когда я сама уже была в родовой…) В общем, в родовом сначала заполнили документы на меня, посмотрели на кресле, потом взяли кровь из пальца, снова замерили параметры таза и пр., а схваток у меня все так и не наблюдалось – хотя с момента отхождения вод прошло уже больше трех часов. Вернее, что-то похожее на схватки было пару раз, но я в этом даже не была уверена.
(Кстати, небольшое отступление - я хотела позвонить мужу, но пользоваться сотовыми в родовом, к сожалению, было нельзя. Тогда я схитрила, - так как телефон у меня служил секундомером, то я с ним везде таскалась, и, зайдя в туалет, по-тихому позвонила-таки мужу и сказала, что пока у меня все нормально, и что теперь я позвоню уже после родов.)
Попала я рожать в смену Шульги и еще одного врача – женщины, (у нее был бейдж, я несколько раз прочла, как ее зовут, но не все запомнила – только имя - Людмила, и то, что фамилия у нее начинается на букву «С». Все, насчет остального отшибло память напрочь). Так же в эту смену работала акушерка Музыка Наталья Кирилловна (она, кстати, и приняла у меня роды, но об этом позже). Еще был молодой парень, женщина и две девушки, но кто они – я не в курсе.
Через какое-то время ко мне подошла акушерка со шприцем и поставила мне укол. Что это было за лекарство – я даже не сообразила спросить, да и не особо это мне надо было в тот момент, ведь я понимала, что со своей «шикарной» родовой деятельностью я вряд ли разрожусь за 12 часов и тогда меня будут кесарить… (Но я не боялась ни рожать, ни кесариться – мне было все равно, я была спокойна, как удав, почему-то чувствовала, что все, в любом случае, будет хорошо, и нужно довериться врачам). Через некоторое время началось некое подобие схваток – просто периодически возникающая тянущая слабая боль. Я стала их засекать по секундомеру. Но схватки возникали абсолютно бессистемно – то по 30 секунд через 6 минут, затем сразу по минуте через минуту, потом снова большой перерыв, короче, через какое-то время я бросила это гиблое дело с секундомером и стала просто ходить по коридору и предродовой…
Когда меня снова посмотрели на кресле, особого прогресса не было. Мне поставили второй укол, - тут я спросила – что мне ставят, мне ответили – для шейки, мол, она у меня не готова к родам. Это меня немного напугало… Тем временем боль немного усилилась, но все равно была совершенно терпимой – к ней даже можно было привыкнуть. А время летело для меня довольно незаметно – было уже почти 13:00.
За 3 с лишним часа, которые я провела в предродовой, почти все роженицы, которые были там утром, уже родили, кого-то уже даже увезли в послеродовое отделение, а одну девушку увезли на экстренное кесарево – что-то у нее не пошло. Остались в предродовой только двое – я и еще одна девушка.
Сергей Иванович снова посмотрел меня на кресле и принял решение положить меня под капельницу, так как шейка раскрывалась слабо, а безводный период продолжался уже 6 часов.
Меня перевели в родовую палату, положили на стол, переодели в чистую одноразовую рубашку и ввели в вену катетер. Сначала ничего не изменилось. Затем появилась довольно ощутимая боль, которая возникала все чаще и чаще. Через какое-то время я уже не могла ее терпеть молча и начала стонать, при каждой схватке я поворачивалась на бок – так было легче, и вцеплялась рукой в металлические части кресла-стола, на котором лежала, при этом мой взгляд упирался в иконку Богородицы, которая стояла на подоконнике, еще иногда я видела часы, которые висели практически надо мной, и видела, что время как будто остановилось. Я молилась про себя между схватками, вспоминала «Отче наш», так как другие молитвы наизусть просто не знаю… И мне было легче, хотя к тому времени мне уже небо казалось с овчинку. Но больше всего я переживала за ребенка. (Кстати, он умудрился некоторое время поспать - до капельницы, а потом, на капельнице уже вдруг начал икать – я до сих пор смеюсь, наверное, думал, что конец ему приходит, нашел где-то остатки вод, наглотался «напоследок» в два горла, и, на радостях, занялся своим любимым делом – икотой.)
Мне записали КТГ, но т.к. схватки шли уже очень часто, то для меня лежание на спине, да еще без вод, было просто мучительным. Хотя, даже во время схватки, когда я уже стонала довольно громко, если ко мне кто-нибудь подходил с каким-то вопросом, то я совершенно спокойно отвечала, и только потом начинала снова стонать. Был небольшой период, когда мне стало себя жалко – я поплакала немножко, но быстро взяла себя в руки. Посмотрели раскрытие, оказалось, еще только 6 см. Было около 15:00. Мне ввели какой-то спазмолитик, но он мне никак не помог. К этому времени девочку, которая оставалась со мной последней, тоже перевели на стол. Но, к сожалению, у нее плод оказался слишком для нее крупным, и никак не вставал в родовые пути, она очень долго мучилась на столе, кричала, но сначала врачи не особо обращали на ее крики внимание – ведь почти все кричат в родовой. Тем временем, я почувствовала, что у меня сердце начинает «сбиваться с ритма», и, попросилась спуститься со стола, походить. Мне разрешили, правда, сказали, что походить не получится, я ж «привязана», а вот постоять – пожалуйста. Стоя было переносить схватки легче, на схватке я присаживалась на корточки, пыталась сесть на колени, но длина трубочки капельницы не позволяла сильно низко опуститься. Потом вставала, и стояла, согнувшись. Так прошел почти час. (Правда, один раз я все-таки умудрилась низко присесть, и выдрала трубочку из катетера, залив руки кровью. При этом я на схватке пыталась трясущейся рукой вставить трубочку обратно, а когда на писк прибора, на котором капельница висела, прибежала акушерка, я зачем-то извинялась перед ней, говоря, что случайно выдернула...) Девочку с соседнего кресла к этому времени посмотрели, потом прибежало много народу, в том числе Мадонова, которая ее тоже посмотрела, и потом я увидела, что ее (роженицу) увозят на каталке в операционную. Как потом выяснилось, у нее ребенок так и не встал в родовые пути, и шейка матки разорвалась.
Шульга был еще в родовой, когда я попросила судно, так как почувствовала, что хочу в туалет и «по-маленькому», и «по-большому» немного, у меня начала подтекать моча капельками – видимо, головка ребенка надавила. Мне дали судно, я сходила в него «по-маленькому», а потом и говорю – дайте мне что-нибудь, я «по-большому» тоже схожу. А мне – мол, рано еще, у тебя недавно 6 см только было. Я настаивала, мне не верили. Так прошло три схватки, наконец, Сергей Иванович сказал: «Ладно, давай посмотрю». Я говорю: «У меня ощущение, что головка уже стоит в тазу». А сама тем временем взлетела на стол. Шульга посмотрел и говорит: «Здесь полное раскрытие». Вокруг меня сразу все засуетились, быстро переделали стол в кресло, уложили меня, как нужно, и начали объяснять, что надо будет делать. (Сергей Иванович в это время уже ушел на кесарево к той девушке, с разрывом шейки матки.) Роды принимала у меня акушерка Музыка Наталья Кирилловна. Еще около меня было две женщины – одна стояла слева и дублировала команды акушерки, (она же мне принесла ватку, смоченную водой, когда я попросила губы смочить – так как во рту за время схваток все пересохло). Слева стояла другая – она тоже помогала, слегка надавливала на потугах мне на живот, показывая, куда нужно тужиться. Потом она же меня и зашивала.
Итак, сначала мне было сказано пропустить несколько потуг, стараться их сдерживать, то есть, продышать. Могу сказать, что это было нелегко, так как матка сама сокращалась, выталкивая плод, и я не очень-то могла контролировать этот процесс. Все же мне удалось не тужиться. Затем настало время мне как следует поработать – то есть на каждую потугу набрать в легкие воздуха, и, не выдыхая, потужиться за схватку три раза (потуга длинная, так что три раза вполне успеваешь потужиться). Но, к сожалению, три потуги у меня ничего не получалось – на первую я вообще неправильно тужилась, на две другие вроде бы головка продвинулась, но по окончании потуги я чувствовала, что она возвращается обратно. Правда, я немного боялась как следует тужиться – по результатам узи я знала, что головка моего ребенка уже переросла срок больше, чем на две недели, и я думала, что просто не смогу разродиться, он застрянет и я задавлю его. Но потом я подумала – зачем я ребенка мучаю? У меня таз не маленький, с чего это я его задавлю? И на четвертую потугу я приложила все свои усилия, и головка (ура!) прорезалась. Ощущения были, скажу вам, ого-го… Наталья Кирилловна сказала слушать ее внимательно, (а я именно так и слушала, ведь я рожала своего ребенка, а не чужого, в конце концов…), строго-настрого наказала мне не тужиться, пока она не разрешит. В это время одна из женщин, что стояли около меня, ввела в катетер шприц с каким-то лекарством, но само лекарство пока не вводила – стояла и ждала. У меня началась потуга. Как я ее продышала – помню смутно, но у меня получилось, в это время Наталья Кирилловна что-то делала с головкой ребенка (видимо, поворачивала, – мне же не видно было…), а затем, когда потуга почти закончилась, мне крикнули: «Тужься!» Я увидела, как мне водят лекарство в катетер, начала тужиться, и сразу же почувствовала, как из меня вытаскивают что-то, что имеет очень много острых «углов» - это были плечи, локти, колени ребенка, я все почувствовала. Хотела сказать: «Ой, какой он угловатый», но успела только: «Ой, какой он…», а ребенок уже вовсю пищал. Его подняли высоко, и я увидела, что у ребенка на шее петля пуповины. Но она совершенно ему не мешала, и Наталья Кирилловна сказала девушке, которая в это время сидела за столом и все записывала: «Не пиши про обвитие – оно совсем не тугое». Потом мне повернули сына попкой и сказали: «Видишь? Мальчик». (Кстати, сам ребеночек был синенький, но яички были красненькие, вот ведь интересно…) Затем ему перерезали пуповину и положили ко мне на живот – на несколько секунд, я успела его легонько погладить и назвать «Баклажанчиком». Потом его унесли в угол родовой палаты, там обработали, взвесили, обмерили, назвали мне вес: «3880», (ого!  на узи мне говорили, что крупным ребенок не будет, - ошиблись, значит). Потом сына запеленали и завернули в одеяло, и принесли ко мне – снова назвали вес, рост, обхват головы (3880, 53 см, 36 см), сказали, что для меня плод крупноват, конечно, оказался, а потом приложили к груди на несколько секунд – посмотреть, как он сосет. Потом его снова унесли в угол родовой, положили на столик, и там он лежал, пока меня зашивали, а я пялилась на него и улыбалась.
Кстати, рожать послед совсем не больно, но для меня было проблемой то, что у меня полностью прекратились схватки – еле-еле вызвали, чтобы послед родить – щипали за соски, – но это ерунда.
По поводу разрывов – оказалось, что для меня даже такой крупный плод, с такой большой головой, оказался плевым делом  - лишь немного лопнула малая губа с внутренней стороны и задняя спайка. Но, прежде чем зашивать, меня, конечно же, осмотрели внутри, так вот – осмотр с металлическими зеркалами после родов – это была для меня, наверное, самая большая жесть, даже ощущение прорезавшейся головки с этим не сравнится. К счастью, внутри все было цело. Меня обкололи лидокаином и начали зашивать. Я ойкала, так как было неприятно, а девушка, которая меня шила, приговаривала: «Леночка, потерпи». Потом пришел Сергей Иванович после операции и последние три шовчика наложил сам. Правда, он шил по-мужски, более крепко, что ли… В общем, самый последний шов я вообще надолго запомнила – так было ощутимо, (но все равно терпимо), просто этот шов был у самого заднего прохода, я потом из-за него боялась в туалет сходить, думала – лопнет. 
Потом меня переложили на каталку и вывезли в коридор. В палате в это время оставался мой сын и сын той девушки, которую экстренно кесарили. Так вот, когда меня повезли из палаты, кто-то из детей начал кричать (не знаю, кто, но, думаю, что мой – не хотел, чтобы мамку увозили). Потом закричал второй, и так они долго верещали, до тех пор, пока меня не подняли в послеродовое отделение, дальше я просто не могла их слышать. (Кстати, забирала в послеродовое меня одна веселая акушерка, которая, увидев, что у меня все руки в крови, сказала, чо я выгляжу так, как будто поросенка зарезала, - это меня жутко насмешило...  )
А через 4 с половиной часа, когда мне разрешили вставать, и я приняла душ, мне принесли моего сынульку, и с тех пор мы не расстаемся.  
Правда, на вторые сутки у меня таз начал сходиться, и сошелся, в итоге, неправильно, теперь я хромаю,  езжу к мануальному терапевту на процедуры, к сожалению, пока без особых улучшений... Но это – совсем другая история, которая, я надеюсь, закончится тоже хорошо… 

P.S.: Кстати, забыла написать - родила я в 16:30, т.е. через 3,5 часа после "укладки" меня под капельницу.

Написано 05.11.2009
Masleno'k,
Новосибирск 

  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Извините, возможность оставлять здесь отзывы доступна только зарегистрированным пользователям.
пожалуйста, представьтесь или зарегистрируйтесь