/Беременность: от планирования до родов/Роды, после родов/Рассказы о родах и истории родов/Роддом №7 г. Новосибирска

Мои роды в роддоме №7 30.01.2010 (дочка Ксюша, 3920, 54 см)

Собиралась написать сразу, как приеду из больницы с ребенком, но приехали домой и как-то все не получалось сесть и написать все наше с дочей приключение. А сегодня 30 июня мы решили поехать с мужем и дочерью в Академгородок (просто надоело гулять в п. Кольцово, решили сменить, так сказать обстановку), где я встретила своего врача Брега Евгения Сергеевича. Встреча оказалась для нас обоих неожиданной, поэтому кроме слова «здравствуйте» ничего не прозвучало. Встречу я посчитала символичной – дочери ровно 5 месяцев. Вот тут меня вновь накрыла волна воспоминаний…
Беременность моя протекала как обычно, без осложнений, в больницах я не лежала, все анализы и узи были в норме, чувствовала я себя прекрасно. ПДР ставили на 26 января, но мне почему-то казалось, что все произойдет быстрее. Но не произошло… Очень хотелось рожать в роддоме №7, но он был закрыт на мойку и чтобы не увезли рожать на васхнил (прописка кольцовская), я подписала обменку в ЦКБ, где мне сказали приезжать ложиться в патологию 25 января (понедельник). Наступил день «Х» - 25 января – рожать я еще не собиралась, роддом №7 открылся после мойки, и поэтому я сказала мужу – едем в «семерку», а если там не положат, то повезешь меня сдаваться в ЦКБ. Приехали в «семерку» - все тихо, спокойно, пришел Кустов, пообщался с каждой из рожениц, в том числе и со мной, только спросил: вещи с собой или нет, и написал на обменке: «госпитализировать 25.01.2010 в роддом №7».

Патология

Радостная, я вышла из кабинета главврача и направилась в приемный покой, где меня уже ждал с вещами муж. Беременных было много, ждать пришлось почти два часа. В больницах до роддома я никогда не лежала, поэтому для меня все было в новинку. Первые три дня в патологии прошли незаметно – анализы, измерения давления, новые знакомые и т.д. Только наш врач – Юлия Викторовна – на каждом обходе говорила мне, что давление мое ей не нравится, но я думаю, что 130/90 - это ни о чем, тем более на 40 неделе беременности. Хотя еще на 39 неделе было или 110/70 или 120/80. В общем, на эти мелочи я внимания не обращала и таблетки от давления не пила. Наступил четверг, шел уже второй день 41 недели. На обходе Ю.В. назначила мне пить нифидипин (точно не знаю, как пишется), сказала, что против гипоксии. До этого я пила курантил, и все было в порядке, поэтому решила эти таблетки пить. Как потом выяснилось, эти таблетки мне не подошли, и у меня поднялось давление 150/100, которое ничем не сбивалось. Понатыкали кучу уколов, результат нулевой. Спасибо акушерке Галине Федоровне, она сразу (как заступила на пост) сказала мне не пить нифидипин, что он часто поднимает давление. В общем, пить я его больше не стала – давление стразу стабилизировалось 120/80. Поскольку в четверг все перепугались с моим давлением, мне дали гормональную таблетку (супер дорогую – в инете 6000 руб. за штуку). Мол, после нее начнешь рожать уже утром следующего дня. Но доча упорно не хотела покидать маму. Так прошел четверг, а утром в пятницу Ю.В. сказала, что если не начну рожать в выходные, то в понедельник проколют пузырь. Страшно, но стала настраивать себя на понедельник. Вечером около 20.00 в пятницу после ужина я зашла к девчонкам в соседнюю палату. Разговорились, я не стала садиться, а стояла около дверей. И вдруг у меня начал напрягаться живот, сам по себе. Ну думаю, наверно тренировочные, ни боли, ни неприятных ощущений. А он все сильнее напрягается. Девчонки еще посмеялись надо мной, завтра утром за вещами придешь со второго этажа. Кто не знает – на третьем этаже патология, на втором – родовое и после родовое отделения. В 22.00 я уже поняла, что рожаю. Сказала акушерке, дежурила Оксана, она позвала Ибрагимову. Ибрагимова сказала, что раскрытия нет, поставить кетанол и спать. Укол мне никак не помог, все легли спать, лежать я уже не могла и стояла у окна, пережидая схватки. Прямо в окно палаты красовалась полная луна. Я сфотографировала ее на сотовый и пошла в душ, чтобы привести себя в порядок и не мешать остальным спать. Схватки становились все сильнее, до двенадцати ночи я бродила по коридору патологии. Хожу, а у самой мысли – почему ребенок перестал пинаться? Подошла к Оксане, чтобы она записала мне КТГ. Она давай отнекиваться, зачем тебе это, иди уже спать  и т.д. Я настояла на своем, сделали КТГ, оказалось, что схватки уже каждые 4 минуты. Оксана пошла звонить в родовое, чтобы вызвать врача. На этот раз пришел Брега Евгений Сергеевич. Я его видела второй раз. Первый раз, когда нас оформляли в патологию, но меня осматривала женщина, как потом выяснилось Ксения Михайловна. Когда он вошел в кабинет, первым вопросом было: «Что, животик болит?» я улыбнулась и все рассказала. Не знаю почему, но как-то он сразу к себе расположил, и стало очень комфортно и спокойно. Итог осмотра -  сегодня вы выйдете в роды, раскрытие уже 1-2 пальца. Повторный осмотр назначил на 4 часа утра. В общем, до 4 часов я еле доходила – выучила уже весь коридор вдоль и поперек, висела на схватках, держась руками за акушерский пост. Со мной по коридору ходили еще две девушки. В четыре часа пришла опять Ибрагимова. Раскрытие у меня было уже 4 пальца, но об этом я узнала уже в родовом. Переводить в родовое она меня не хотела, может, здесь еще походите. Я сказала, что здесь оставаться не намерена, поскольку медицинского наблюдения здесь среди ночи нет. Ибрагимова, скрипя зубами, пошла оформлять мою карту на перевод в родовое, а меня отправили собирать вещи.

Родовое отделение

В родовом я была первая, акушерка Анжела проставила мне все капельницы, которые положены, записала КТГ, все было хорошо. Я позвонила акушерке Косенковой Дарье Павловне, мы с ней раньше договаривались, что она поможет мне родить. Она сказала не беспокоиться, что скоро придет. После всех этих вливаний физрастворов схватки стали прекращаться, поэтому я решила походить по отделению, так сказать, нагулять. Схватки появились вновь, с большей силой, пришла Дарья Павловна, сказала, чтобы я дышала и не зажималась на схватках, посадила на огромный желтый мяч. Сидя на нем, схватки немного легче переносились. Чтобы себя отвлечь, засекала время схватки на сотовом, ее длительность отслеживала. Около 7 часов утра привезли девушку на «скорой». У нее раскрытие было уже 7 пальцев и лопнул пузырь, ее хотели положить писать КТГ, она стала сопротивляться, что не может лежать. Тогда Анжела сказала, что здесь нет слова «не могу» и уложила ее на кушетку. Ко мне пришла Ибрагимова, посмотреть раскрытие, Д.П. спросила сколько – по мнению Ибрагимовой, было 5 пальцев. Видно, Д.П. хотела услышать что-то еще, через несколько минут она вошла в родовую уже с Евгением Сергеевичем. Он посмотрел, сказал, что раскрытие 6 пальцев, и что пузырь целый, нужно его вскрыть. Д.П. принесла крючок, Е.С. вскрыл пузырь, вода была зеленая с черными вкраплениями, решили записать КТГ. Время было уже 8 часов утра, Е.С. вышел, а Анжела и Д.П. привезли аппарат, подключили и пошли пить чай. КТГ пишется, а я лежу и думаю, почему - то пропадет звук, то вновь появится. Через десять минут вбегает Е.С. со словами: «У кого такое КТГ?» (за ним следом вбежала Д.П.) Видит, что у меня, подошел, посмотрел на бумажку, которая уже вышла из аппарата, и сказал Д.П.: «Быстро в операционную!» Д.П. объяснила, что сильно ребенок страдает, не выдерживает схваток, пропадает сердцебиение. Мне принесли уже заполненные бумаги, надо было только поставить подпись. Я расписалась, обернулась в простыню, и мы пошли в операционную.

Операционная

Дальше все было, как в тумане, мне казалось, что все это происходит не со мной. Все, чего я так боялась и не хотела (кесарево, анестезия в спину), предстояло пережить прямо сейчас, а главное - я еще не знала, что будет с малышкой. Лежу на операционном столе, все готовят к операции, бегают вокруг, а у меня схватки по нарастающей, лежа тяжело переносить. Но тут пришла медсестра анестезиолога, спросила, как меня зовут, стала объяснять, то сейчас будут ставить катетер в спину, что двигаться нельзя будет какое-то время. Как потом уже стало известно, анестезиолога моего звали Егоров Андрей Владимирович, пришел, поинтересовался, как мои дела и нет ли у меня аллергии на новокаин, я сказала, что вроде бы аллергии не было и что все хорошо, только схватки идут. Он дождался, пока пройдет схватка, и стал вводить катетер. Больно не было, а через несколько секунд стали неметь ноги, схватки прекратились. Анестезию мне делали спинальную, потому что она действует мгновенно, а эпидуралку ждать 15-20 минут. А ждать было уже нельзя…. Как потом сказали, Е.С. вытащил моего ребенка в последний момент. Андрей Владимирович проверил, подействовала ли анестезия на нижнюю часть тела. Убедившись, что все в порядке Е.С. и еще один врач (ассистент) приступили к операции, через пять минут (в 8.45 30 января 2010г.) закрякала моя доченька. Мне ее показали, она была вся красная и очень сильно похожа на моего отца, просто его маленькая копия. Д.П. воскликнула: «Аня, как она на тебя похожа!» 3920, 54 см. Ксюша наглоталась зеленых вод, ее сразу стали интубировать, второй раз мне показали ее с трубками и  понесли в реанимацию. Меня  стали зашивать, Е.С. ругался: «Сделайте что-нибудь, у нас кишки в рану лезут!» Анестезиолог и его медсестра обсуждали, какие документы требуются, чтобы подать на наследство. А мне было трудно дышать, дышала «собачкой». Потом все губы были белые и полностью облезли. Думала, никогда не закончится эта операция, вообще неуютно лежать на столе привязанной. Шили всего минут 20-25. Анестезиолог спросил, почему я так дышу, и просил расслабиться, что у меня уже не получалось. Меня всю колотило от анестезии, он отвязал мне одну руку, и она стала подпрыгивать вверх-вниз на операционном столе. Андрей Владимирович подошел, положил свою руку на мою и простоял так до конца операции. Операция закончилась, и меня повезли в реанимацию.

Локутина Елена Александровна (неонатолог и зав. детской реанимацией) пообещала зайти ко мне попозже и рассказать, что с моим ребенком. Пообещала и зашла, сказала, что еще ничего не понятно, что обещать она ничего не может (может, выкарабкается, а может, и нет), что я могу прийти к ребенку в любой момент, как только смогу вставать. А еще она сказала, что если буду плакать, то к дочери не пустит. Я уже потом поняла почему. Детки очень чувствительные, и если мама расстраивается, плачет, то ребенок не чувствует поддержки и не выздоравливает. Через трое суток Ксюшу отключили от аппарата искусственной вентиляции легких, она стала дышать сама. С каждым днем ей становилось все лучше. Я радовалась каждому дню – с ребенком можно было встречаться строго с 14 до 14.30, т.е. только тридцать минут. Кормить нельзя, на руки брать нельзя. Но это не прихоти медиков – дети подключены к аппаратуре, куча проводов, капельницы и т.д. Свою малышку я подержала первый раз на руках на 6 сутки. Вот так прошли мои роды, потом еще было осложнение после кесарева, пришлось пить антибиотики и делать гистероскопию, но это были уже мелочи, по сравнению с тем, что я пережила за эти несколько дней - пока надеялась, ждала и верила, что все будет хорошо. А впереди было еще лечение в ДГКБ №4, но это уже другая история.

Я выражаю искреннюю благодарность:
1. Брега Евгений Сергеевич – акушер-гинеколог
2. Локутиной Елене Александровне – неонатолог, зав. детской реанимацией
3. Егорову Андрею Владимировичу - анестезиолог
4. Косенковой Дарье Павловне - акушерка
5. Катерине и Алле – медсестры ПИТа.

Написано 03.07.2010
Маман 481,
Новосибирск

  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Извините, возможность оставлять здесь отзывы доступна только зарегистрированным пользователям.
пожалуйста, представьтесь или зарегистрируйтесь