/Беременность: от планирования до родов/Роды, после родов/Рассказы о родах и истории родов/Роддом №2 г. Новосибирска

Последние 12 часов прошлой жизни

3.12.2007, МРД № 2

По горячим следам (через 5 часов после) в спартанских условиях (блокнотик 6х9 см)

В ПДР по месячным 1 декабря у меня не было никаких предвестников, кроме, пожалуй, часто меняющегося настроения. К тому же я никак не могла осознать, что все – финиш, и рожать все-таки придется. В понедельник 3 декабря (ПДР, который поставили в консультации) собиралась на осмотр в роддом и надеялась, что меня там как-нибудь «волшебно посмотрят», а 4 декабря (2,5 года со дня свадьбы) наша доча как раз и родится. В воскресенье я на удивление активно занималась домашними делами и много времени провела под бочком у любимого мужа. Как ни странно, даже на форум выходить не хотелось.

В ночь на понедельник я проснулась часа в 4 «на попис», не смогла уснуть какое-то время и ощутила легкую волну боли как при месячных, только не внизу живота, а в пояснице. Потом снова. И снова. Уснуть уже не было возможности, было интересно, что это, потому что от схваток я ожидала чего-то другого. Начала замерять интервалы – ничего определенного: 8, 12, 10, 12… Хотелось все-таки еще уснуть, но не удалось. Боль хоть и не сильная (для меня, загибающейся от боли и проводящей время с белым другом каждый первый день мес.), но нудная и… интригующая: оно или нет?

Часам к 6 «оно» посещало меня каждые 7-8 минут, но я все-таки сомневалась: вдруг схватки ложные или вообще не они, а предвестники… К тому времени, как проснулся муж, я решила, что если это и роды, то они у меня никак не стремительные, поэтому торопиться никуда не хотелось. Отправила будущего папу на работу, чтоб самой в это время спокойно собраться. Уж чего-чего, но такого спокойствия я от себя точно не ожидала: думала, что буду трястись, как перед экзаменом (или хотя бы так, как тряслась, когда ездила в роддом заключать договор). Будущий папа вернулся домой со словами: «Часов до четырех-то родим? А то у меня дел куча».

Около 10 утра мы выехали из дома, заехали еще по делам и где-то в 10.30 прибыли в роддом. (Там очень удивились, что если схватки с 4 утра, почему я еще не родила и почему так поздно приехали. И даже не подумали, что «тревога» может быть ложной – сразу стали оформлять). Процедура оформления, очищения кишечника (условия, мягко говоря, так себе, пожалела, что не успела купить одноразовые сиденья для унитаза), ктг, в итоге врач (Ирина Петровна) посмотрела меня только в 12.30. Вердикт: «Лена, ты рожаешь, открытие 4 см». Сказала, что время есть, часа 3 можно спокойно рожать, а там видно будет. Сказала: «Рожай» и ушла т.е. оставила нас с мужем вдвоем. Мне на тот момент было не очень понятно, как именно надо рожать, поэтому я просто пережидала схватки. К тому времени они стали более частыми, но все еще терпимыми. (Повторюсь: в критические дни я мучаюсь до тошноты и потемнения в глазах, по полдня восседая на белом друге, поэтому такая боль была знакомой). Ирина Петровна сказала, что либо у меня болевой порог высокий (или низкий?), либо железная нервная система, раз я на таком открытии так терплю, разговариваю и улыбаюсь. Но терпеть становилось все труднее. На каждой схватке стало тянуть в туалет (но не тужить) – странно, ведь в кишечнике по идее ничего не должно было остаться.

Муж в это время отвечал на ноутбуке на вопросы какого-то психологического теста, который нужно было для работы обязательно сегодня доделать. Я тоже принимала в этом участие. Мы разговаривали, шутили, жизнь продолжалась. Но когда накатывала схватка, мне хотелось, чтоб меня никто не трогал, залезть на кровать, зажаться в комочек и перетерпеть эту боль. Никакие приемы типа покачивания бедрами, правильного дыхания, массажа поясницы, позы на корточках и четвереньках мне не помогали – становилось только больнее. Ходить я тоже не могла. Я заставляла себя дышать, зная, что масе там еще хуже, и это ей хоть как-то поможет. А муж заставлял меня вставать на корточки и делать все, что ему советовали на лекции по родам, но меня это только раздражало (лучше б на тест свой отвечал).

Было где-то 14:30 – 15:00. Я начала психовать. Сказала, что похоже не выдержу и что может хоть какой-то обезболивающий поставить, чтоб слегка снизить боль. Но оказалось, что открытие уже 8-9! Ирина Петровна все время повторяла, что «у нас физиологические роды». Я чувствовала, что это значит что-то хорошее, но сил это не прибавляло. Поставили анальгин и окситоцин (или как он там называется). В 15:30 убрали пузырь. Очень сильно стало хотеться в туалет, но не пустили, хотя это еще были не потуги. Их надо было ждать. На каждой схватке я думала, что меня разорвет (сказала им, что все тут обкакаю, если не скажут, что со мной происходит и что надо делать, чтоб стало полегче). Оказалось, что это головка встает в таз и надо еще ждать, пока начнет тужить. На каждой схватке, я кричала, что меня тужит, что я рожаю, просила мужа, чтоб он всех звал, а то я тут без них рожу. Заходила акушерка, смотрела, говорила, что еще рано, помогала мне не зажиматься на схватке. Вот это была жесть! "Очень сильно хотеться в туалет по-большому" - это мягко сказано, мне приходит на ум более грубое сравнение. Скоро стали учится тужиться. Незаметно для меня кровать трансформировали в родовое кресло, а меня переодели в одноразовую рубашку. Я стала выгонять мужа; заодно подумала, что точно не хотела бы рожать с врачом-мужчиной. Потом я никак не могла понять: учимся ли мы тужиться или уже тужимся. Я думала о том, как начнет прорезаться головка, становилось страшно, что порвусь, и тормозилась. На самом деле тужиться было не больно, наоборот, чувствовалось, что скоро будет облегчение. Но тужилась я неправильно – в себя, и думала при этом, что порвусь или что капилляры в глазах полопаются (вот мамаша – нет, чтоб о ребенке подумать).

…Медперсонал кричал «Молодец!», муж кричал: «Все, головка пошла» (капец, он и правда все это видел), но я им не верила! Пока из меня не выскользнуло что-то теплое. Было 16:25. Боже, это был такой кайф! Физический тоже, но в большей степени моральный. Как я могла думать, что роды – это самое ужасное испытание, что суждено пережить каждой женщине?! Это неописуемое счастье – дарить жизнь новому человечку. Из ощущений я запомнила только это, все, что было ДО не имело никакого значения.

Я пыталась увидеть, что делают с моей дочей, спрашивала: «Почему она какая-то синяя», врачи говорили, что это халаты у них синие, а ребенок не синий, а розовый, «Какая-то она сильно розовая, больше фиолетовая» - не унималась я. Потом этот теплый кричащий комочек положили мне на живот, и если б после этого мне показали даже 1000 новорожденных, я не смогла бы ни с кем спутать свое сокровище…
Потом меня шили (как-то чересчур долго для одного разрыва), а доча посапывала на руках у папы...

P.S. Что касается роли мужа, не могу сказать, что он мне супер помог, но тут дело скорее в том, что мне ничего не помогало, т.к. он честно пытался что-то делать. С другой стороны, мне очень важно было внимание. Уж точно не хотела бы остаться в такой момент одной. Но еще больше не хотела бы оказаться в общей палате. Кто бы что ни говорил, что в такой момент уже не важно, что тебя окружает, для меня это очень важно: и отдельная предродовая-родовая, и удобная кровать, и наличие врача в соседней комнате.

12.05.2008
via-letta ,
Новосибирск


Опубликовать свой рассказ о родах
  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ