/Проекты Сибмамы/Интервью с сибмамами

В фотографии я – наблюдатель

Все, кто приходит на ресурс «Sibmama» - замечательные настоящие (или будущие) мамы. В этом смысле мы все равны, все мы – родители. Однако в дружных рядах «просто мам» есть и те, кто уже достиг определенных профессиональных успехов, творческие достижения которых стали событиями городского и даже всероссийского масштаба. Пользуясь случаем, мы решили поговорить с одной из таких мам – новосибирским фотохудожником Анной Масловой, чья выставка «Fairytale» недавно с большим успехом экспонировалась в стенах Новосибирского государственного краеведческого музея. 
 

О себе

Анна, как ты пришла в фотографию? Творческие люди часто рассказывают, что интерес к будущей профессии у них проявился еще в детстве…
Нет, в детстве я не фотографировала. И даже не рисовала, хоть и мечтала ходить в художественную школу, но в итоге сделала выбор в пользу музыкальной. Позже, уже в старших классах я увлеклась журналистикой, и это, пожалуй, стало первым шагом к моей нынешней профессии. Журналистикой я занималась очень серьезно – стала юнкором газеты РОСТ, и даже вела радиопередачу – обзор материалов нашей газеты. Поэтому и сомнений, куда поступать, у меня не было – только на журфак! Я закончила журналистский факультет томского университета, мечтала о радиожурналистике, но оказалось, что голос у меня «не радийный». Пришлось пойти на компромисс – пять лет я работала в качестве пресс-атташе «Сибирской ярмарки». Именно тогда, «в рамках служебных обязанностей», я и взяла в руки профессиональную фотокамеру. Фотография очень скоро стала самой любимой частью моей работы, и постепенно я пришла к выводу – а почему бы не заниматься только фотографией?
 
Да, это был длинный путь к профессии фотографа… Получается, что журналистское образование оказалось в итоге ненужным?
Нет, я так вовсе не считаю. В школьные годы увлечение журналистикой, безусловно, во многом сформировало меня, как личность – я стала более открытой, коммуникабельной, уверенной в себе. А во время учебы в университете я приобрела те умения и навыки, которые потом очень помогли мне в работе. Ведь в чем состоит задача журналиста? Разговорить человека, «раскрутить» его на информацию. Все это необходимо и фотографу при работе с клиентом – он должен расшевелить, раскрыть человека. После того, как я открыла свою фотошколу, оказалось, что как преподаватель я должна уметь почувствовать аудитории, собрать ее, сконцентрировать. По сути, и фотограф, и журналист – это психологи.
 
             
 

О фотографах

 
Кстати, о фотошколе – какое место в карьере профессионального фотографа занимает образование? Где «учат на фотографа»?
Раньше, еще во времена Советского Союза, существовала сеть профессиональных училищ, где готовили сотрудников фотоателье. Поскольку цифровой фотографии тогда не существовало, полагаю, в основном обучали работе с химикатами – проявка пленки, печать, установка света… Сегодня я не знаю о таких учебных заведениях. Когда пять лет назад я начала заниматься фотографией профессионально, мне, конечно, очень не хватало ни знаний, ни опыта, и концентрированно взять их было негде. Да, я фотограф-самоучка, но до недавнего времени все фотографы были такими! Новосибирский рынок уже года два-три испытывал острейшую потребность в фотошколах. То, что сегодня в городе работает несколько фотошкол, и моя в том числе – это тот случай, когда предложение последовало за спросом.
 
Анна, твоя «именная» фотошкола успешно работает уже почти год, а если учесть, что она не единственная… почему профессия фотографа стала так популярна?
Разумеется, не все, кто обучается в фотошколах, рассматривают такое обучение, как начало профессиональной карьеры. Скорее это связано с расцветом эпохи «мыльниц». Простейшие фотоаппараты – «мыльницы» - обладают очень ограниченным спектром возможностей, но зато они очень снисходительны к фотографу. Сами подстроятся. Найдут фокус. Вот вроде снимок и получился… Человеку кажется, что если он купит более дорогую, полупрофессиональную камеру, то снимки у него станут еще лучше. Но это не так! Дорогие профессиональные камеры на самом деле «глупые» - все параметры необходимо настраивать вручную, а для этого надо не просто «нацелиться» на объект, но очень четко представлять себе, какую именно фотографию ты хочешь в итоге получить. 
 
Значит фотошкола – это не «высшее образование», а своеобразный ликбез?
«Высшее образование» в фотографии – это всегда и только самообразование. Но и ликбезом свою фотошколу я бы тоже не назвала. Я работаю с взрослыми людьми, и никогда не разжевываю им информацию в комфортном режиме. Мое первое требование «читайте инструкцию» - человек должен знать, как выставить основные параметры на собственной фотокамере. Я стараюсь научить использовать возможности фотоаппарата, а не сам фотоаппарат.
 
Тем не менее, количество фотографов, которые позиционируют себя, как профессионалы, растет в последнее время по экспоненте. Никто не объявляет себя художником, купив краски и кисти – люди понимают, что обучение живописи – это многолетни, трудный, кропотливый процесс. В то время как фотография соблазнительно проста – нажал кнопку, и снимок готов. Тебе не кажется, что доступность профессиональной техники ведет к дискредитации профессии?
Да, порог вхождения на рынок профессиональной фотографии сравнительно невелик – чуть больше 20 тысяч рублей. Но о том, что фотография - это легко, люди думают ровно до того момента, как покупают профессиональную камеру. И тут-то и выясняется, что камеру у них есть, а умения все равно нет, а когда выясняется, что нужно не только настраивать и держать в голове одновременно десятки параметров, но и работать с клиентом… Рынок сам регулирует спрос на услуги фотографов, и поработав пару месяцев в нижней ценовой нише новичок либо поднимает качество своей работы. либо остается невостребованным. Порог вхождения на рынок не велик, но и «выйти» с рынка новосибирской коммерческой фотографии можно очень быстро. 
 
Не опасаешься, что в своей фотошколе готовишь своих конкурентов?
Нет, не опасаюсь. Фотография – это не техника, фотография – это, в первую очередь, личность фотографа. И если в Новосибирске и есть спрос на мои услуги, то не потому, что я владею какой-то особенной, уникальной техникой фотосъемки, а потому что людям нравится манера, стиль моих работ, моя индивидуальность. И когда среди моих фотошкольников появляются те, кто демонстрирует свой самобытный стиль, меня это только радует. Чем больше на новосибирском рынке будет хороших фотографов, тем более разборчивым и грамотным станет клиент, тем более комфортными станут условия работы для всех профессионалов.
 
            
 

О фотографии

 
Ты не опасаешься, что «задавишь» в своих учениках эту индивидуальность, что все начнут снимать «как Маслова»? В конце концов. Ты обучаешь их не только правильно выставлять экспозицию и определять фокус, но и композиции, ракурсу, каким-то приемам? 
Нет, унификация в фотографии невозможна. Во-первых – фотография очень разноплановое искусство, в котором много различных жанров. Репортажная съемка – это одно, свадебная – другое, fashion, модная съемка – это третье. Как правило, начинающий фотограф быстро определяется, какой жанр ему по душе, а в разных жанрах работают совершенно различные эстетические и ценностные критерии. Во-вторых, если перед одной моделью поставить трех фотографов, то получится три совершенно разные фотографии – в зависимости от того, как выбран ракурс, как выставлен свет, как наведена резкость, можно придать снимку совершенно разное настроение. Я могу научить фотошкольников, как передать свои мысли и чувства посредством фотографии, но это должны быть их мысли и чувства, а не мои.
 
А какова роль модели, которую «снимают три фотографа»? В паре фотограф Анна Маслова – модель кто является ведущим, а кто – ведомым?
Я всегда следую за моделью. И неважно, коммерческий это клиент или работа для художественного проекта. Можно выстроить и снять некий абстрактный образ, который возник у меня в голове, используя модель как «предмет мебели». Но такие снимки-образы пусты, выхолощены и никому не интересны. Я всегда снимаю человека, его личность, его характер, его душу. В фотографии я – наблюдатель. Я никогда не ставлю перед собой задачу « а вот теперь я буду снимать эльфа (ведьму, вампира, невесту, маму с ребенком)». Я снимаю людей, а уж люди сами создают какие-то образы, я могу лишь интерпретировать их.
 
Но какой-то план съемки существует?
Когда я только начинала работать в качестве профессионального фотографа, и снимала, в основном, свадьбы, я приезжала всегда с определенным настроем: «Сперва я сниму такой кадр, потом такой, потом такой»… И почти всегда действительность сильно отличалась от такой «виртуальной съемки». Поэтому я работаю теперь только «по обстоятельствам» - делаю несколько пристрелочных планов, а потом работаю в зависимости от натуры, света, людей. Под людей приходится подстраиваться дольше всего, бывает, что проходит час, прежде, чем люди раскроются. Но как бы не был велик соблазн подогнать снимок под какой-то стандартный образ, ракурс, применить наработанную схему съемки – я никогда так не делаю. Фотография всегда идет от модели, я в этом убеждена. 
 
А бывает так, что зрители не понимают, не видят того, что ты пыталась сказать своей фотографией? Видят совершенно иные идеи и образы, чем те, которыми ты вдохновлялась?
Бывает, и не так уж редко. Не так давно я показывала одну фотографию из своего нового проекта «Сказочные дети», и все дружно сказали, что на снимке – эльф, а я была уверена, что хоббит! Фотография всегда неоднозначна, ничего удивительного, что зрители тоже включаются в творческий процесс.
 
Ты много занималась коммерческой съемкой. Что для тебя в фотографии ремесло, а что творчество?
Для меня «ремесленичество» - это синоним плохого качества. У меня существует даже такой собственный стандарт абсолютного нуля в фотографии – те коллажи. Которые часто предлагают сделать фотографы в детских садах. Как бизнес, это, наверное, прибыльное занятие – минимум дублей, примитивная компьютерная обработка, современный вариант пляжного аттракциона «Вставь голову в дырку шаблона, сфотографируйся в виде русалки». Но я никогда не работала только ради денег, даже когда я занималась коммерческими съемками, я снимала так, как видела и чувствовала я, а не так, что бы наверняка угодить клиенту. Ко мне приходили те, кто ценил именно мою фотографию. Поэтому для меня  коммерческая фотография это точно такой же творческий процесс, как и съемка художественного проекта, а уж что именно при этом снимать – реальную невесту, или невероятного эльфа – вопрос вторичный. 
 
                      
 

О карьере фотографа

 
Анна, тебе действительно все равно, что снимать – коммерческий проект, или фотографии «для себя»?
Полагаю, что как фотограф я универсальна. Я могу снимать и репортажи, и фантазийную, художественную съемку, и детей, и свадьбы… Более того, одно и то же долго мне снимать скучно. Но я не меняю свою манеру работы в зависимости от цели съемки. Коммерческая съемка, работа с определенным клиентом, разумеется, накладывает определенные ограничения. В конце концов, если снимаешь маму с ребенком, в каждом кадре должны быть мама и ребенок! Съемка для художественного проекта – это совсем другое дело – там мне от всей съемки требуется только один кадр, который я стараюсь «раскопать», а получив его просто прекращаю процесс. Поэтому сегодня я практически отказалась от коммерческой съемки и сосредоточилась на том, что мне сегодня интересно – преподавании в фотошколе и собственных художественных проектах. 
 
Таких, как проект «Fairytale»?
Да, сегодня это для меня определенная вершина - несколько лет кропотливой работы, когда каждый кадр я пропускала «через себя». Это первая современная фотовыставка, которую согласился принять Новосибирский государственный краеведческий музей, это активное внимание зрителей, прессы – да, я считаю, что это успех.
Если же говорить о том, что этот проект значит для моего профессионального развития, то могу сказать, что долгая работа над этой выставкой помогла мне определить и выкристаллизовать свой собственный стиль. Он фантазийный, немного мистический – чистые цвета, линии, высветленные лица… это такой стиль иллюстрации к волшебной истории – Fairytale.
 
И что дальше? Есть ли жизнь «после сказки»?
Пока не знаю. Я так много сил отдала этой выставке, что пока не строю далеко идущих планов. Это не творческий кризис, скорее просто усталость. Желание снимать, зуд в руках от фотокамеры никуда не пропали. Пока в планах новый проект «Сказочные дети». Возможно, он будет реализован в виде календаря Сибмамы, только уже не на этот, а на следующий год. А что касается какой-то глобальной честолюбивой цели – организовать выставку в знаменитой галерее, продать свои работы с аукциона за заоблачные суммы, или увидеть свою фотографию на обложке легендарного журнала – то у меня такой цели нет. 
 
Если не фотография, то что?
Пока – только фотография, съемки и преподавание. Хотя постепенно возникает желание делать что-то еще. Например, сегодня мне хочется научиться самой накладывать грим своим моделям, помогать им в создании образов. Размышляю, не освоить ли мне еще и профессию визажиста. Но все равно, все мои планы пока – рядом, вокруг, около фотографии. Я пока продолжаю охоту за своим лучшим кадром – тем, который еще не снят. 
 
Беседовала Ирина Ильина
15/12/2009

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+
   Обсуждение на форуме ("связанная" тема)
nevesta1712 (20/03/2015)
Спасибо за статью!!!! :love_sibmama:
Светорада (12/12/2014)
Спасибо за статью, очень интересно!
Извините, возможность оставлять здесь отзывы доступна только зарегистрированным пользователям.
пожалуйста, представьтесь или зарегистрируйтесь