/Сибмама

Когда зима сменяет осень




- Говорят, если  выбрать правильный день, можно увидеть, как в старом лесу зима сменяет осень. И если пройти за ними круг, будет тебе великое счастье, какое только пожелаешь… Но круг этот можно пройти лишь один раз. И желание только одно.

- Дедушка, а когда  он, этот день?

- Откуда же мне,  внучек, знать, если бы знал, был бы счастлив. А так, какое ж оно, счастье? Годы ушли, жену схоронил, детей вон тоже (старик украдкой смахнул слезу, а может просто отогнал надоедливую муху), сил у меня давно нет. Только и умею, что сказки тебе рассказывать. Уже самому пора уходить, да не могу. Никак не могу.

- Дедушка, ну неужели  ты ни разу не пытался увидеть  это? Не хотел пройти по великому  кругу?

- Хотел – не  хотел. Какая теперь разница…

Дед закряхтел, заскрипел  как та старая телега, на которой  кривой Анрик свозил сено с поля, и поплелся в свою комнату. Он был очень старый. Противный Петерс, тот, с соседнего хутора часто смеялся, что деду впору бы жить в лесу, потому что он от старости порос мхом. Ивар всякий раз бросался на него с кулаками, чтобы не смел говорить про дедушку гадости. Домой мальчик возвращался в синяках и ссадинах, но гордый тем, что не дал толстому Петерсу обидеть самого лучшего дедушку на свете. А дедушка и впрямь был замечательный. Он умел делать удивительные свистульки, которые мальчишки на ярмарке разбирали быстрее, чем горячие румяные пирожки мамаши Петерса, краснолицей Матильды. И потом над площадью стоял такой трезвон и свист, что покупатели и продавцы не слышали друг друга! А какие игрушки мастерил дед… его птички умели махать крыльями, а медведи смешно кланялись, прямо как те, которых цыгане привозили весной в балагане. Дедушка знал сотни удивительных сказок и мог рассказывать их с утра до вечера, а ещё он никогда не ругал Ивара. Ворчал иногда, но не сердито, а немного обиженно, не слушаешь, мол, вот и получаются синяки да шишки. Но самое главное – дедушка был для мальчика единственным родным человеком. Когда с мамой случилась беда, он добрался до города и забрал Ивара к себе, хотя все говорили, что в приюте мальчику будет уютно и тепло. Но дед вдруг страшно закричал и так стукнул палкой, и все разом замолкли и не смели больше болтать всякую ерунду. Никогда после мальчик не видел деда в ярости. Но именно в тот миг он понял, что рядом со стариком ему ничего не страшно. Маленький Ивар взял дедушку за руку, и они уехали на хутор в беленый домик, где когда-то родилась мама… да и дедушка тоже здесь родился. Это было много лет назад. Теперь Ивар вырос, вытянулся, его вечно спутанные волосы были цвета спелой пшеницы, и как все нормальные мальчишки он не очень любил школу и куда охотнее скакал по полям и рыбачил, чем сидел над книгами. Но не смотря на то, что Ивар стал почти взрослым, он обожал дедушкины сказки. Все они были удивительные, но эта, про великий круг, не была похожа на другие. Что-то было в ней такое, отчего Ивару становилось мучительно и сладко одновременно. Как бы узнать о том дне?! Где разведать?

Однажды вечером  Ивар гостил у своей школьной подружки Агнес. Он очень любил приходить  в этот дом,  мать Агнес, Анна, добрая, большая, пахнущая свежим хлебом, всегда обнимала Ивара и взъерошивала его волосы. Отец, кузнец Ганс, был немногословным, с виду суровым, но в душе добрейшим человеком. Прошлой весной он нашел в лесу олененка, чью мать задрали волки. Каким чудом малыш уцелел – одному Богу известно. Но в том, что родился он под счастливой звездой – никто не сомневался. Ганс принес олененка домой, устроил ему в сарае настоящее королевское ложе из сена и опилок, а его жена отпаивала лесного гостя теплым молоком и возилась с ним, что с грудным младенцем. Теперь вся деревня знает Гансова оленя, который совершенно не боится людей и чуть ли не каждый день приходит из леса на двор к Агнес за сеном. Такие это были люди.

- Садитесь-ка за  стол! – скомандовала Анна. Агнес  и Ивара не нужно было долго  ждать. Они уже давно поводили носами, потому что из кухни восхитительно пахло гороховым супом и пирогом с яйцами.

- О чем это вы  шептались? – спросил Ганс, поглаживая  бороду. Он всегда делал так  перед обедом, будто в бороде  был самый аппетит. 

- Да просто я  рассказывал Агнес новую сказку про великий круг осени и зимы, и про тех, кто прошел его и обрел великое счастье, - ответил Ивар.

- Я что-то слышал  об этом. Говорили, что в наших  краях жил смельчак, который в  тот самый день, когда на землю  спускается первый заморозок, ушел в лес, нашел заветное место и прошел великий круг. Но что с ним было дальше, не знаю.

- Уж наверное он  пожелал себе богатства или  славы и сразу уехал, чего  ему здесь делать, - добрая Анна  подложила Ивару ещё один кусок  пирога.

Значит это не выдумка! Значит и правда можно увидеть чудо, когда осень и зима встречаются. Но где же это заветное место, и как узнать день, когда на землю спустится первый заморозок. Вот уже неделю Ивар не мог думать ни о чем другом. Даже школьный учитель заволновался и спросил, давно ли мальчик был у доктора.

Дед посмотрел в  осенние сумерки и странно  нахмурился. «Завтра будут первые заморозки», - сказал он, - «Вовремя мы закончили  складывать дровницу. Пойдем, уже поздно», - и тихонько проковылял в дом. Ивар слышал как стучала в висках кровь. Завтра первые заморозки, значит сегодня та самая волшебная ночь. Значит сегодня…

На цыпочках будто  тень проскользнул он мимо комнаты  дедушки. Спал старик не то, чтобы чутко, но на всякий случай нужно быть осторожнее. Фонарик, куртка потеплее и маленький складной нож – мало ли что.

В лесу было удивительно  тихо и торжественно. Мальчику показалось, что он снова попал в театр, когда-то, совсем маленьким, он был с  мамой в театре. Он уже не помнил спектакль, но ту минуту тишины когда  погас свет, и все замерли в ожидании чуда, запомнил навсегда. Сейчас в лесу все будто так же замерло. Ещё секунда и оркестр ударит в медные тарелки!.. И тут ему показалось, что вдалеке что-то горит. Ивар тихонько пошёл на свет. Большая поляна будто задержала день. Как та сцена в театре. Всюду темно, а её освещают лампы. На поляне сидели две девочки-близняшки. Только одна была в золотом платье, а другая – в серебряном. Девчонки держались за руки и пели песню. Ивар пытался вспомнить – где же он слышал эти слова и мотив. Ну конечно! Их напевал дед, когда мастерил игрушечных птиц.

- Смотри-ка, сестренка,  а вот и гость. Давно к  нам никто не захаживал. Лет  сто пожалуй. Последний раз  был тот мастер, помнишь? 

- Конечно помню!  Парень был ладный и складный, неглупый и смекалистый, а счастье себе попросил дурное – вечную жизнь. Хотя, кому как…

- Ну что, Ивар, ты уже придумал свое счастье?  – засмеялись сестрички в голос.

- Откуда вы знаете  мое имя?

- Как же нам  его не знать. Только вчера  дедушка ворчал, что ты плохо  подмел листья, которые я разбросала  у вас на дворе. 

- А в морозы  ты часто пишешь его пальцем на нарисованных мною на окне узорах, и мне приходится снова доставать свою кисточку.

- Так вы…

- Ну неужели только  понял?! Вот тугодум! И вид у  тебя ужасно глупый, будто медведя  встретил. Ну чего стоишь столбом?  Пришел в гости, присаживайся, поговори с нами. Да не бойся ты, не кусаемся мы! До будущего года мы с сестрой не встретимся, а ночь такая короткая.

Долго-долго сидел  Ивар и слушал разговор осени и  зимы. Сколько тайн они открыли  ему, сколько интересного рассказали! Все это время мальчик думал что же ему попросить. Он мечтал, представлял себе как они с дедушкой заживут, как все станет по-другому. Но вот сёстры замолчали, прижались друг к другу и снова запели грустную прощальную песню. А потом Осень поднялась и медленно пошла вокруг поляны, подошла к большому дереву и протянула к нему руки. С другой стороны круг замкнула Зима.

- Ну что, Ивар, выбирай. Богатство, славу, успех,  ум, а, может, тоже захочешь  вечную жизнь и порастешь мхом  как один старичок?

Дедушка! Так вот  что случилось. Вот кто был тогда на поляне. Вот почему он не хотел рассказывать Ивару правду. Вот какое страшное счастье придумал он себе…

- Что же, юный принц. Теперь, как обычно, Ваша очередь. – какое желание будет у Ивара? Что он попросит? Как Вы думаете?

Принц долго молчал. А потом еле слышно произнес: «Он попросит то, что сделает счастливым его любимого человека», - и заплакал.

- Ты сделал свой  выбор, - сказали сестры. Твое счастье  – это счастье близкого человека, ты удивительный и добрый. Ступай  домой и ничего не бойся.  Но никому не рассказывай о том, что ты видел на этой поляне. Сестры вновь протянули руки к старому дереву. Оно загудело и запело, продолжая их волшебную песню.

Ивар проснулся  от странного звука. Он выглянул в  окно и увидел дедушку, который не уныло сидел на завалинке, а громко стучал топором, ремонтируя покосившуюся калитку. Он был помолодевший, сильный, веселый. Мальчик вскочил и выбежал во двор.

- Дед! Ведь я  же попросил… ведь я… ведь  ты…

- Сестры сняли  свои чары, и я больше не  расплачиваюсь за глупое желание жить вечно, переживая всех, кто мне дорог. То, что ты видишь – их подарок за твою доброту и любовь. Когда придет мое время – не знаю. Но теперь точно знаю, придет в свой срок. А пока мы с тобой будем вместе, и шагом марш умываться, а потом – в школу, волшебные ночи не отменяют учебу! Дед снова принялся за работу и запел ту самую волшебную песню.  

текст: Ирина Лешукова
фото: Анна Маслова



  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+

vishnina (02/09/2011)
Чудесная сказка!!!!!! Прочитала сама, а потом вслух детям. Как редко, в наше время, можно встретить такое. Спасибо!!!!
Извините, возможность оставлять здесь отзывы доступна только зарегистрированным пользователям.
пожалуйста, представьтесь или зарегистрируйтесь