/Проекты Сибмамы/Интервью с сибмамами

Интервью с Ларисой Ивановной Свиридовой – руководителем школы «Современные родители».

Материнство как призвание и как профессия

Лариса Свиридова, руководитель школы «Современные родители»

Мы знакомы несколько лет – казалось бы, за это время можно понять человека, составить внятный портрет его личности. Однако нет – несмотря на опыт общения в разных ситуациях, формальных и неформальных, для меня вопросов существует больше, чем ответов. Однако совершенно не вызывает сомнений два факта – существование так называемой «силы личности», харизмы, притяжения. И еще – энергии, которая, кажется, берется из неизвестного и неиссякаемого источника.

Давайте попробуем получить ответ на эти загадки у самой Ларисы Ивановны Свиридовой.

– Лариса, Вы совмещаете две сложно совместимые роли – бизнес-леди и многодетной матери, причем Вашему младшему ребенку нет и двух лет. Вопрос банальный: как Вам это удается?

– В вашем вопросе прозвучало слово «бизнес-леди». Прежде всего, я не считаю себя таковой. Хотя я давно работаю с беременными, но относиться к своей работе как к бизнесу начала недавно, с приобретением школы «Современные родители». До этого все-таки моя работа мало походила на бизнес – скорее, это была деятельность в рамках общественной организации, каковой Центр «Рождение» и являлся. Кроме того, в моем представлении «бизнес-леди» – это состоятельная женщина, а я пока не отношу себя к этой категории.

– В чем принципиальная разница между Вашей работой «тогда» и «сейчас»?

– Тогда это было движение в рамках специальности, рост в профессиональном плане. Теперь же мне приходится осваивать и другие профессии: администратора, автора статей, менеджера по рекламе и PR. Все это очень интересно, конечно. Поле деятельности постоянно расширяется.
А что касается материнства… Иногда мне кажется, что три ребенка – это только начало, что этого мало, и хочется иметь еще детей.

– «Один ребенок – не ребенок, два ребенка – полребенка, три ребенка – целый ребенок»?

– Именно так. Но иногда мне кажется, что и трех детей много, если вникать в их жизнь по-настоящему, не поверхностно, если серьезно подходить к их нуждам и эмоциям, к их здоровью и увлечениям.
Отвечая на ваш первый вопрос, могу сказать: материнство и работа совмещаются переключением внимания с одного на другое. По собственному опыту и опыту других людей знаю: проблемы редко приходят сразу «по всем фронтам», обычно бывает так – или проблемы дома, или проблемы на работе. Соответственно, их можно решать в отдельности.

– Есть ли у Вас ощущение (знакомое многим работающим мамам), что Вы чего-то недодаете своим детям, что могли бы уделять им больше внимания, если бы не работали?..

– Нет, у меня чаще возникает другое ощущение: что мы с детьми могли бы получать больше радости, если бы чаще проводили время вместе. То есть я иногда думаю, что счастливых моментов могло бы быть больше, если бы я не работала. Но это вовсе не чувство вины, что я «чего-то недодаю» своим детям – у меня в принципе другой подход к родительским обязанностям. Я считаю, что родители должны заложить в ребенка некую базу, на которой он будет самостоятельно развиваться и получать все недостающее от мира, от других людей. Но родители не способны, да и не должны пытаться отдавать ребенку все свое время без остатка.

– Что представляет собой база, о которой Вы упомянули?

– Способность взаимодействовать с миром, прежде всего. Находиться в контакте с другими людьми. Способность выражать свои желания, давать и принимать помощь. Я считаю, что научила этому своих детей.

– Возвращаясь к работе: Ваша должность не из обычных – руководитель школы для беременных. Я знаю, что Вы по образованию – врач-педиатр и психолог. Что привело Вас к такому сочетанию знаний? И почему Вы выбрали именно такой род деятельности – работу с беременными?

– Это долгая история, начать которую нужно с моей мамы. У нее было высшее биологическое образование и среднее медицинское, причем медицинское для нее самой стояло на первом месте – она долгое время работала в клинике Мешалкина, но, к сожалению, по семейным причинам ей не удалось получить высшее медицинское. Естественно, она хотела, чтобы высшее медицинское образование получила хотя бы ее дочь. Так я поступила в Медакадемию и стала учиться на врача-педиатра. Но, в отличие от сокурсников, которые мечтали, как они будут лечить больных детей и спасать им жизнь, я совершенно не видела себя в такой роли – у меня не было желания кого-то спасать, меня интересовала беременность и роды.

– Этот интерес возник из-за Вашей собственной беременности?

– Нет, моя старшая дочь появилась уже после окончания ВУЗа. Понимаете, нам все время говорили о детях, которые уже появились на свет, – а те, которые были еще в утробе матери, как бы не существовали для медицины в качестве пациентов. И, кроме того, нас учили, как бороться с болезнями, но как сохранять здоровье детей с рождения и даже до рождения – нет. Словом, я была неудовлетворенна полученным образованием – не его качеством, а тем, что не нашла ответы на свои вопросы.
В 1993 году я начала заниматься с первой группой беременных. И в течение года у меня сложилось четкое осознание того, каких знаний мне не хватает. В 1996 я закончила факультет психологии НГУ, продолжая все это время заниматься с беременными.
Таким образом, два образования, медицинское и психологическое, – это не случайное соединение, а, с одной стороны, продолжение семейных традиций и, с другой стороны, мой личный поиск ответов на важные для меня вопросы.

– Действительно, выглядит как план, который изначально существовал и постепенно разворачивался в Вашей жизни.

– Так и есть. Знание психологии позволяет понимать многие вещи, которые невозможно понять, будучи только врачом-педиатром. Например, то, что психосоматическое здоровье ребенка и уровень детской агрессии закладываются именно во время беременности и зависят от того, как обращались с женщиной в этот период и во время родов.
Можно сказать, что я всегда хотела заниматься не лечением, а профилактикой болезней. И сейчас, работая с беременными, тем самым работаю и с детьми.

– Могу представить, какую нагрузку Вам приходится выдерживать – беременные женщины очень требовательны, эмоциональны (знаю по себе). Однако, похоже, что работа и большая семья не вычерпывают из Вас все силы, как это происходит со многими. В чем Вы видите источник своей энергии?

– Источник энергии состоит в распределении ответственности. Например, прежде чем пойти на работу, я убеждаюсь, что о детях есть кому позаботиться, а, выйдя из дому, не думаю, «не случилось бы с ними чего». Другими словами, на работе я полностью включена в работу, дома – в семейные дела. Такое разделение ответственности позволяет экономить много сил и времени.
Кроме того, как верующий человек, я обращаюсь к Богу, если чувствую, что мне не хватает сил и любви.

– И напоследок – что бы Вы пожелали «сибмамочкам»?

– Мне очень сложно, наверное, учитывать специфику именно «сибмам», потому что я сама почти не пользуюсь Интернетом. Но мне кажется, что им можно пожелать то же, что и обычным мамам: не потеряйте себя в материнстве, не реализовывайте себя через своего ребенка, а оставайтесь самостоятельной интересной личностью. Еще хотелось бы пожелать ценить непосредственное общение наряду с общением через Интернет.

14.10.05
Евгения Лундина

  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

   Обсуждение на форуме ("связанная" тема)
nevesta1712 (20/03/2015)
тож понравилось интервью
Светорада (04/01/2015)
Хорошее интервью

Есть мнение?

Текст:
Автор:
Код: 
 Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться