/О детях/Школа

 

Дороги, ведущие в ФМШ

СУНЦ НГУ, ранее известному как физико-математическая школа, исполнилось 50 лет. Своими воспоминаниями о школе с журналистами поделились ее директор Николай ЯВОРСКИЙ и два выпускника разных лет: заведующий лабораторией Института ядерной физики, член-корреспондент РАН Василий ПАРХОМЧУК и заместитель директора Института гидродинамики Сергей ГОЛОВИН.

Мировой тренд из Академгородка

– У нашей школы долгая история, – рассказал Николай Яворский. – И в ней есть моменты, которые не очень хорошо известны широкой общественности. Создание школы было непростым делом, сама идея вынашивалась не один год.  Со слов Михаила Михайловича Лаврентьева, идея ФМШ связана с восточной культурой. Буддийские монахи, нуждавшиеся в просветленных последователях, ходили по городам и весям в поисках учеников. Будущих продолжателей дела приглашали в храм, где наставники индивидуально занимались с одаренными учениками. И у Михаила Алексеевича Лаврентьева возникла мысль о том, что одаренных детей, будущих ученых, тоже нужно искать везде, в том числе в глубинке, и приглашать в храм науки, чтобы с ними работали специалисты высшего класса.  Алексей Андреевич Ляпунов придерживался другой версии: Мария Склодовская-Кюри еще в начале 30-х годов высказывала идею о том, что для науки ребят нужно готовить с детства. Можно вспомнить и Ломоносова, который говорил про необходимость создания гимназии при университете.

По словам Николая Яворского, физматшкола началась с первой Всесибирской олимпиады, целью которой и был поиск одаренных детей. Победители были приглашены в летнюю школу, в которой два месяца с ними занимались ведущие ученые Академгородка. А потом само создание ФМШ неожиданно оказалось под вопросом.

– Разрешения на создание школы не было, несмотря на то что Михаил Алексеевич Лаврентьев был человеком известным: член ЦК, работал в оборонке, имеет огромные заслуги. Идею создания ФМШ поддержал председатель военно-промышленной комиссии Дмитрий Устинов, но и это не помогло. Тем не менее 21 января 1963 года школа начала работать, первую лекцию прочитал Алексей Андреевич Ляпунов. Незаметно прошел учебный год, а разрешения все не было. В марте 1963 года Дмитрий Устинов ушел со своего поста и стал первым заместителем председателя правительства. И вот в августе, когда председатель правительства был в отпуске, вышло постановление правительства СССР с подписью Устинова. Он прекрасно понимал, что науке необходимы кадры, к тому же у него была горячая идея повышения обороноспособности. Таким образом, создание школы тесно связано с развитием военно-промышленного комплекса. Смелость Михаила Алексеевича, конечно, потрясает. Представьте себе: пригласить детей фактически в никуда. Нет ставок, учителей, лицензирования, аккредитации. Какой документ выдавать детям, непонятно, а ведь речь идет об обучении в интернате. 

Постановление правительства от 23 августа открыло дорогу и другим физико-математическим школам: открылись школы в Ленинграде и Киеве, затем в Москве.

– В Москве занятия начались только 2 декабря: к тому времени у нас уже прошел второй набор в ФМШ, вторая Летняя школа, вторая Всесибирская олимпиада. Без 21 января не состоялось бы 23 августа. Нужно отметить, что до этого момента работа с одаренными детьми по естественнонаучным дисциплинам фактически не проводилась. По математике с 30-х годов проходили олимпиады, существовали различные конкурсы по гуманитарным дисциплинам. А физика первый раз была представлена как раз на Всесибирской олимпиаде: Всесоюзная олимпиада по физике состоялась уже после и в каком-то смысле родилась из нашей. Во второй половине 60-х в Америке и других странах началось создание специализированных учреждений в области естественнонаучных дисциплин. Сегодня это мировой тренд. Тренд, появившийся здесь, в Академгородке.

Высокое напряжение на практике

Дорога будущего член-корреспондента Василия Пархомчука в физмашколу оказалась непростой.

– Я учился в семилетней сельской школе в поселке Мирный, а десятилетка была в другом селе. Это была школа-интернат километрах в семи от дома, учились мы там, а на выходные бегали к родителям. Большинство алтайских мирных поселков так жили. Недалеко Семипалатинск, где в то время гремели ядерные взрывы. Мы их слышали так же хорошо, как сейчас в городке слышны взрывы Шиловского полигона. Даже вспышки видели – нам, мальчишкам, было интересно. В то время развивалось радио, появились первые транзисторы, похожие на маленькие стеклянные бочонки. Родители мои были не слишком богатыми людьми: мать – учитель в школе, отец – водитель грузовика в совхозе. Четверо детей. Мы не бедствовали, но на свои собственные увлечения, игрушки надо было подрабатывать. А как подработаешь в селе? Утаптывал силос, когда срезали кукурузу, чтобы его в грузовик больше вошло. Сдавал в потребсоюз шкурки сусликов. Совхоз нам выделил коня, большую бочку с водой, мы с мальчишками выливали сусликов из норок, делали шкурки, сушили и сдавали по десять копеек штука. В общем, проявляли предприимчивость.

В олимпиадах я тогда не участвовал, но занимался в радиокружке. Наш учитель увлекался  физикой и радио. И однажды он показал мне газету с напечатанными условиями задач: попробуй, мол, решить, может, в Барнаул пригласят на областную олимпиаду. Я справился, и меня действительно пригласили в Барнаул. Столько там было умных городских ребят! Совершенно не было впечатления, что я смогу победить, но выступил хорошо. Больше всего мне запомнилась обида на председателя олимпиады Ширкова. Он меня спросил: «Ты на летнюю школу приедешь? Мы можем помочь, выслать деньги на билет». Я обиделся: что я, нищий, что ли? Мне же родители денег на билет дадут. Так я очутился в Академгородке. В летней школе лекции Ляпунова и Будкера меня просто потрясли: Интернета не было, по радио лекций не читали. Это было откровение. Нас, деревенских мальчишек, поселили в абсолютно новый дом, пятиэтажку на улице Жемчужной. Сейчас такие дома презрительно называют хрущевками, но на нас этот дом произвел впечатление дворца. Санитарное оборудование вызвало почти научный интерес. Во дворе был фонтан, вокруг которого собирались по вечерам, Будкер нам лекции читал про встречные пучки. А потом была заключительная олимпиада. Я получил премию, у меня до сих пор хранится бумага, подписанная Ляпуновым и Будкером. Называлось это почему-то первым призом по физике. Несмотря на то что вокруг были такие умные ребятишки, и у меня есть шансы поучаствовать в великом деле. И после Нового года я вернулся уже в ФМШ.

Тогда там толком не знали, как нас обучать: ни программ, ни пособий, ни книг не было. Учителя сами учились на ходу. Например, лабораторные работы выглядели следующим образом. Лаврентьев бросил клич по институтам: не очень нужное оборудование отдайте в ФМШ. Понатаскали кучу приборов. Больше всего интереса у нас вызвал высоковольтный рентгеновский трансформатор, который вырабатывал 150 киловольт напряжения. Конечно, мы тут же его включили. Почему никого не убило и как нам это разрешили, я до сих пор не знаю. Зато узнали, что такое высокое напряжение.

Наши преподаватели тогда не были академиками. Например, мой учитель физики Владимир Евгеньевич Захаров в то время он был старшим научным сотрудником. Он никогда не приходил в класс с готовой бумажкой: мы вместе решали задачи и вместе путались в решениях, вместе заходили в тупик и вместе выкарабкивались. Это был своеобразный мастер-класс того, как вообще делается наука. Ведь решая научные задачи, мы не знаем ответа. Главное – увидеть в нужный момент, что ты ошибаешься. В каком-то смысле такие уроки даже важнее, чем отлично подготовленная лекция, которая «протекает» через сознание, не останавливаясь. А тут, когда учитель запутывается в формуле, это подзадоривает и учеников. Упреки, что в школе должны работать только люди с педагогическим образованием – это подрыв всей идеологии ФМШ. Должны преподавать ученые, которые сами занимаются живой наукой.

География ФМШ

– Я отношусь к тем людям, которые попали в Академгородок благодаря физматшколе, –рассказал Сергей Головин. – Я родился в Таджикистане, в городе Чкаловске. Образование было неплохим, если бы я окончил школу там, то, скорее всего, поехал бы учиться в Питер или в Москву. Но так получилось, что один из моих друзей поступил в ФМШ на двухгодичное обучение. От него мы и узнали, что такая школа существует. Тогда было очень модно среди нас заниматься математикой и физикой: мы увлекались всерьез, участвовали в разных олимпиадах. В 1987 году в Таджикистане случилось сильно землетрясение. Часть зданий в нашем городе потрескались и посыпались, а поскольку на дворе стояли еще советские времена, быстро приехали рабочие бригады со всего Союза и все восстановили. Построили новую школу по какому-то совершенно космическому проекту, и там появился первый класс персональных компьютеров. У моего старшего брата начались уроки информатики. Я почитал его тетрадку и жутко заинтересовался.

Тогда будущий замдиректора Института гидродинамики написал свою первую программу и понемногу начал участвовать в олимпиадах по информатике. В ФМШ уехал учиться его старший брат.

Я написал в ФМШ письмо, мол, я хороший, возьмите и меня. Мне пришел ответ с задачками для заочной школы. Я целый год решал задачи, а на следующий год добрался до республиканской олимпиады. Ходили смутные слухи, что приедут люди из Новосибирска и будут набирать ребят в летнюю школу, но никакой конкретики не было. А мне удалось решить одну очень сложную задачу: ровно за месяц до олимпиады она разбиралась в журнале «Квант». Я написал, конечно, самое изощренное решение, однако задачу мне почему-то не зачли. Апелляция не помогла, но благодаря ей я случайно попал на собеседование с учителями летней школы. А дальше все пошло по накатанной. В ФМШ учились я, мой старший брат, жена, брат и сестра жены, почти все друзья. География учеников была обширной. Помню, со мной учились ребята из какого-то таджикского кишлака. Они плохо говорили по-русски, зато учитель физики у них был хороший – так и попали в ФМШ. Это, конечно, грандиозное дело – привлечение одаренных детей со всего Зауралья.

Физматшкола с первого взгляда на будущего ученого произвела неоднозначное впечатление:

– От общежития я ожидал лучших условий. Зато потом я понял, что ФМШ – это лучшее промежуточное звено между домом, где за тобой присматривали родители, и университетом, где ты предоставлен сам себе. В ФМШ уже были персональные компьютеры с цветными дисплеями – неизгладимое произвели впечатление. Важно, что была не только хорошая образовательная программа по естественным наукам, но и гуманитарная составляющая, например спецкурсы по живописи, истории религии и музыке. Одно время у нас обучалась девочка из США. Английский я знал недостаточно хорошо для полноценного общения, но сам факт того, что рядом учится человек с другого конца земли, многое значил. Класс у нас был прекрасный, и сама атмосфера замечательная – воспоминания о ФМШ остались на всю жизнь.

 

5.02.2013

Автор: Татьяна Яковлева

Фото с сайта музея НГУ

 

 

  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+
   Обсуждение на форуме ("связанная" тема)
sov (20/02/2017)
Таша, Олюня

о! увидела, спасибо!
Таша (20/02/2017)
sov писал(а):
мамочки, кто знает, подскажите:

не могу найти в профиле ученика состояние расчетов за содержание. Помню, что было там, а сейчас что-то мне совсем не по глазам:(

Расскажите, плз, куда там тыкать....


В профиле, там где фотография ребенка и все данные о нем.
Олюня (20/02/2017)
sov
заходите в "Настойки моего профиля", далее "редактировать информацию" и там ниже ЕГЭ через пункт.
sov (20/02/2017)
мамочки, кто знает, подскажите:

не могу найти в профиле ученика состояние расчетов за содержание. Помню, что было там, а сейчас что-то мне совсем не по глазам:(

Расскажите, плз, куда там тыкать....
Олюня (03/01/2017)
ИРРА
Замечательное интервью!
ИРРА (03/01/2017)
http://sesc.nsu.ru/main/news/life-sesc-nsu/736-2016-12-29-10-46-33.html

"Не брошу своих учеников ни за что"
Новости - Жизнь СУНЦ НГУ


Автор: отдел информации СУНЦ НГУ
29.12.2016 16:41

изображение

Павел Владимирович Логачев - директор Института ядерной физики СО РАН и один из самых молодых академиков РАН — в уходящем году впервые выступил в новой для себя роли: с сентября он работает преподавателем физики у десятиклассников СУНЦ НГУ (бывшая ФМШ). Легко ли превратиться из академика в школьного учителя и какие подарки, сами того не зная, школьники дарят своему новому преподавателю, Павел Логачев согласился рассказать накануне праздников.

Передача ремесла

Павел Владимирович, расскажите, что заставило известного ученого, а теперь и академика РАН, стать школьным учителем?

Здесь есть несколько моментов. Первый — я сам два года учился в физматшколе. И для меня это очень важный этап в жизни. Чем дальше, тем больше я понимаю его важность. Это то время, когда человек принимает самые важные и значимые решения, которые впоследствии так или иначе определяют его судьбу. И сейчас моя задача заключается в том, чтобы те ребята, которые приезжают сюда, в физматшколу, все-таки оставались в науке, работали в нашем Академгородке, в наших институтах, в Сибирском отделении. Вот это главный момент. Потом, когда они будут учиться в университете, на их выбор, конечно, можно повлиять, но уже не так сильно, не так определяюще, как сейчас, пока они в ФМШ.

Сюда приезжают лучшие ребята из всех регионов Сибири, Дальнего Востока, даже с Урала, из Казахстана. Это огромная территория и замечательные дети. И возможность положительно на них повлиять — это очень важно, как мне кажется, для любого научного сотрудника, который думает о будущем своей системы.

Легко ли было вписать две еженедельные лекции и семинар в СУНЦ в ваш и без того плотный рабочий график?

Вы знаете, человек сам определяет, что считает важным или не важным. Дело в том, что никогда нельзя ссылаться на занятость, плотность графика и т. д. Всегда, если есть необходимость, есть желание, есть понимание важности этого дела, всегда можно находить время. Тем более, что в Институте ядерной физики работают мои коллеги, мои учителя, люди очень талантливые, умные, многие из которых и умнее, и талантливее меня. Поэтому я могу выделить время на такие важные в стратегическом понимании вещи как работа в СУНЦ. Для ребят мои лекции и семинары — это прямое общение. Причем это профессиональное общение. Я с учениками на семинарах не говорю на отвлеченные темы. Мы обсуждаем физические задачи, ищем нестандартные, красивые решения, анализируем их. Школьники же на этих задачах исследуют мир. Для них это — неизвестное. Они учатся открывать новое для себя. Вот это и есть передача ремесла.

Быть на равных

О чем нужно помнить успешному ученому, когда он входит в школьный класс?

Работать с детьми, с одной стороны, труднее всего, а с другой стороны — благодарнее всего. Дети никогда не допускают фальши. Они очень искренни и видят всегда настоящее. И ты должен им показывать настоящее. И если ты где-то ошибся, то надо так и сказать: «Да, ребята, я здесь ошибся, вы за мной следите». И они, правда, следят, меня поправляют, видят мои ошибки. И это прекрасно. Я их за это всегда поощряю. Такой и должна быть работа в команде, когда вы работаете вместе, замечаете ошибки своих коллег и им помогаете, а они помогают вам. И вместе вы — сильная команда. Это и есть коллективная работа. По сути, в хорошем научном коллективе так всегда и бывает. Я с ними работаю на равных и не брошу их ни за что.

Согласны ли вы с тезисом о том, что раньше подростки были более развиты, более эрудированы?

Нет, дети сейчас прекрасные. Тем более, у меня в группе нет детей, которые были бы победителями олимпиад. Но среди этих ребят есть, по крайней мере, 4-5 человек очень сильных, у которых потенциал просто фантастический. У них неплохой прогресс. И мне доставляет удовольствие видеть их совершенствование. Я думаю, что все у них получится.

То есть разговоры о плохих детях — это что-то из серии про деревья, которые в наше время были выше?

Конечно!

Чему директор Института ядерной физики сам учится у школьников?

Мне крайне интересно, чем живет молодежь сейчас, о чем они думают, о чем мечтают, как у них устроена логика. И с удивлением для себя я обнаруживаю, что эти ребята мыслят примерно также, как я мыслил в их возрасте. Я не ожидал такого, честно говоря.

Отдать долги

Можете вспомнить, как сами были в их возрасте и учились в тогда еще ФМШ?

Было, конечно, очень трудно учиться. Нужно было много работать, но в награду я получал радость видеть красоту того, чего раньше не понимал. Тогда в разных институтах Сибирского отделения для фмшат работали спецкурсы, такие и сейчас делаются. Мы ходили в институты. Я и в ИЯФ ходил, и в теплофизику ходил. И вот этот контакт с настоящими учеными, он оказался очень-очень важен. У меня физику вел Николай Александрович Мезенцев, сейчас он — замдиректора нашего института. Он — замечательный специалист в области физики ускорителей и накопителей, он делает лучшие в мире сверхпроводящие устройства для генерации синхротронного излучения. Нет ни одной компании, которая с ним могла бы соревноваться. Он учил меня физике два года, вел семинары.

И я, пока сам не начал работать в ФМШ, чувствовал в себе всегда вину, потому что я не отдал долг. Осознавал, что мне нужно было обязательно идти преподавать.

С 2010 года ваш институт ежегодно выделяет стипендии талантливым ученикам СУНЦ. Следите ли вы за их судьбой после окончания школы?

Да, конечно, следим. Но не надо думать, что мы делаем это исключительно для ИЯФа, для себя. Мы понимаем, что эта стипендия в 5 тыс. руб. ежемесячно — поддержка талантливых ребят, которые без нашей помощи, наверное, не остались бы в ФМШ. И не важно, кем они будут, — физиками, химиками, биологами. Важно, что они останутся в нашем Академгородке и составят его будущую научную основу. Это самое главное.

Про время и мечты

Что бы вы добавили в системе образования в СУНЦ, если бы могли?

Знаете, как говорил Микеланджело? Надо убрать все лишнее, чтобы осталась одна красота. ФМШ по сути заложенной в ней идеи, ее коллектив, ее преподаватели - это такой уникальный самородок, что для нее уже и не нужно ничего лишнего. Она дает сильнейшее классическое образование, которое совмещено с исследованиями, потому что преподают ученые. Их задача — исследовать мир. И они хотят научить этому же детей на примере конкретной задачи. Этому в обычной школе не учат. Это и есть главное. Это надо беречь и сохранять.

И поэтому очень важно, чтобы в ФМШ работали ученые. Я пошел работать в ФМШ, чтобы у других ученых не было отговорки, что у них нет времени на такую работу. Исключить этот аргумент — это еще одна утилитарная задача, которую я ставил, когда пошел туда работать. По крайней мере, для сотрудников ИЯФа.

Наше интервью выходит накануне Нового года — для вас первого года в роли преподавателя СУНЦ и академика РАН. Поэтому логично, что именно вас мы просим поздравить своих учеников и коллег с наступающим праздником.

Хочется пожелать, чтобы в новом году все люди — и ребята, школьники, и их учителя, и научные сотрудники — осуществляли свою мечту. Очень важно, чтобы была мечта. Еще важнее, чтобы эта мечта осуществлялась. Я часто повторяю это, потому что считаю очень важным.

Фото Софии Аболишиной
ИРРА (23/12/2016)
ВАДЛЕНА
А не надо ничего говорить, просто любите, кормите и радуйтесь, что он с вами. Счастливого вам Нового года!
И спасибо за поздравление! :give_heart:
ВАДЛЕНА (22/12/2016)
ИРРА
Ну да, даже не верится, еще немного и будет дома, столько хотелось сказать и высказать в течение семестра Mad, а приедет и все забудется

Добавлено спустя 3 минуты:

ИРРА
И Вам всего самого доброго и светлого, с наступающими праздниками! :girl_flower: :girl_flower:
Клюшка (22/12/2016)
Березка
Та сестра-то моя не пройдёт как малоимущая, там больше другие сложности, а про девочку не знаю, спрошу
Березка (22/12/2016)
Клюшка
еще есть скидка для малоимущих (это не фмш шанс).
Надо заполнить форму и собрать справки о доходах.
Им разве не давали форму в начале учебного года?
Я тут даже вопрос задавала про нее, - сказали для малоимущих.
Клюшка (21/12/2016)
А скажите, скидка считается по успеваемости по всем предметам или только по профильным?
А то вон человек переживает, что 4ки по русскому и физкультуре и всё, скидка меньше и денег меньше, а соседка у неё вообще домой собралась в такой же ситуации, говорит, что не потянут оплату с 25% скидкой.
ИРРА (21/12/2016)
ВАДЛЕНА
У нас разбор вариантов обязателен. Иначе они так и будут с этими ошибками жить.
А что касается увидеть - вы его теперь увидите раньше меня Wink . Немножко уже осталось. Откормите, налюбуетесь, отдохнете вместе. А потом за домашнее задание не забудьте засадить - у них большое задание на каникулы выдано.
Всего вам самого хорошего! :give_heart:
ВАДЛЕНА (20/12/2016)
ИРРА
Вот это хорошо, еще один плюс этой школы, анализ результатов работ , в нашей бывшей школе этого не было, так и шли дальше с ошибками
ИРРА, если вдруг случится у вас встреча с моим сыном, все таки поговорите с ним , как вы умеете , с жизненными примерами :knik:
Олюня (20/12/2016)
Березка
Да проблем нет, поставят программку, скрывающую онлайн-состояние), и будут мамы спать спокойно.
Березка (20/12/2016)
Клюшка
молодец, сестренка
поздравляю
она уже острелялась или еще что-нибудь осталось?

Мне тоже беспокоит, что по ночам дочь не спит иногда.
Периодически вылазит в онлайн ее телефон, когда у нее ночь.
Просили спать по ночам, так как это может повлиять на ее здоровье.
Стала реже появлятся, но все равно появляется.
      1 | 2 | 3 | 4 | 5    

Есть мнение?

Текст:
Автор:
Код: 
 Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться