/О детях/Детский сад

Городок в табакерке


Как влияет мир предметов на детей?  Никогда глубоко не задумывалась об этом. Мне казалось само собой разумеющимся, что красивая детская комната – лучше некрасивой;  игрушки, сделанные со вкусом, – лучше аляповатых зверюшек неизвестных пород, а книги, иллюстрированные, например, В. Сутеевым, – полезнее книг, оформленных безвестным мастером Adobe Illustrator'а, который паразитирует на всеядности родителей.

Но это предубеждение к некрасивым вещам, равно как и к плохим текстам, не так-то просто обосновать. И еще труднее – доказать, что общение с безвкусной предметной средой не проходит для ребенка без следа.

Народ сер, но мудр?

Помню, Артемий Лебедев как-то ответил на вопрос, почему в России мало хороших дизайнеров. Он сказал: «Всякое творчество подразумевает зрителя, слушателя, читателя, ценителя. <…> Народ по умолчанию является тайным хранителем эталонов безвкусия, безграмотности, пошлости, китча и полного непонимания. Чтобы изменить эти настройки, нужно тратить годы на воспитание <…> В советские времена в головах людей, получивших образование до революции, еще была жива идея о том, что народ нуждается в эстетическом развитии <…> Таким образом планировалось воспитывать общественный вкус: если знать, как выглядит хорошее, плохого не захочешь». Далее делался вывод – дизайн такой, каковы вкусы потребителей.

Насчет того, что «народ является хранителем эталонов безвкусия» можно долго спорить, но против главного не попрешь –  «если знать, как выглядит хорошее, плохого не захочешь».

Теперь ближе к делу. Как должен выглядеть детский сад – место, где подрастающие члены общества проводят по 8-10 часов в день? Ответ напрашивается сам собой:  красиво. Давайте вспомним, что же мы видим, заходя в детский сад.

Первое, что бросается в глаза, – коридор. Короткий, который доставляет нас прямиком в группу. Или длинный, уходящий Бог знает куда. Но в обоих случаях – отсутствие прихожей – места, где заканчивается двор для прогулок и начинается внутреннее пространство здания. (Неважно? Важно! Точно так же важно, как то, смотрит ли собеседник во время разговора вам в глаза или, отворачиваясь, ухмыляется себе в воротник.)

Идем по коридору. Что мы видим на стенах? Правильно, детские работы, выполненные к очередному празднику, методические стенды, объявления для родителей и фотографии сотрудников. В ряде случаев их сопровождают Чебурашки, Дюймовочки и Буратины, нарисованные масляной краской на «типовой, приятной для глаз» поверхности. Иногда мы попадаем в холл, где стоят мягкие кресла для посетителей и неизменный аквариум – для детей.

В группе вас встретит набор низкорослой деревянной мебели – старой или новой, в зависимости от доходов детсада. И – пластик, пластик, пластик: будь то куклы, кегли или же – как признак благосостояния – горка и сухой бассейн с шариками.

Все. Слезайте, приехали. Остальное можете легко домыслить сами. Варианты формы зависят от материальной базы учреждения, но суть – никоим образом. Она одна: счастливое детство на общий, понятный любому родителю (и воспитателю) манер.

….Интересно, думала я во времена своего (весьма короткого) детсадовского периода, а эти Красные шапочки и ромашки на стенах нравятся самим воспитателям?

Ответа на этот вопрос не знаю до сих пор.


Городок Динь-Динь

Повторяю – о влиянии предметной среды на детей я никогда не задумывалась специально. Все эти вопросы всплыли сами собой после поездки в детский культурно-образовательный центр «Свеча» по приглашению его основательницы, Марины Яковлевны Сергеевой.

Признаться, от этой поездки я не ждала озарений – за спиной опыт походов по государственным и частным садам, не всегда приятный и не всегда удачный.

Снаружи небольшое двухэтажное здание в центре Новосибирска не привлекало внимания. (Впоследствии я бы сказала – не раскрывало своих секретов.)

Входя в него, я настраивалась на привычный маршрут «коридор – холл – группы», ожидая увидеть на каждом шагу демонстрацию финансового благополучия в виде описанных выше горок, евроремонта и гипоаллергенного меню.

Но увидела нечто совсем другое.

…Помните восторг мальчика, заметившего в табакерке «ворота, башенки, домик, другой,
третий,  четвертый, – и счесть нельзя, и все мал мала меньше, и все золотые»? Вам знакомо чувство, охватившее этого ребенка?
 - Папенька! папенька! нельзя ли войти в этот городок? Как бы мне хотелось!
 - Мудрено, мой друг: этот городок тебе не по росту.
 - Ничего, папенька, я такой маленький; только пустите меня туда; мне так
бы хотелось узнать, что там делается...
 - Право, мой друг, там и без тебя тесно.
Мне повезло, меня впустили.

Вместо коридора я попала в прихожую, где на столике с кружевной скатертью горел светильник в виде маленьких свечей. Впереди, над лестницей, парили накрахмаленные кружевные снежинки. Выше, возле окна, висели антикварные часы. Вдоль лестницы, по стенам поднимались синие, розовые и зеленые коты, созданные Юлией Ядыкиной и Анной Хавро, а на высоком подоконнике, на вязаном подзоре прабабушкиных времен сидели их друзья, коты, сделанные из сизаля  художницей Светланой Божко.

– Я очень люблю старинные вещи, – признается Марина Яковлевна. – Что-то происходит со временем и пространством. День вчерашний как будто вплывает в наш дом. Такое чувство, что ты связан со всем человечеством через эти незатейливые тряпочки или кружочки.  Я уже не говорю о старинных часах. В каких домах, в какой рассветный час они били?.. Для меня эти предметы имеют дыхание. Они  говорят, сочувствуют, соучаствуют. И я всегда радуюсь, что эта тайна сейчас с нами, а завтра, быть может, откроется нашим детям. И невозможное станет возможным.

Да, действительно: невозможное – атмосфера дома, сказки, бабушкиного сундука, музыкальной шкатулки, городка в табакерке – воссоздана в типовом здании советского детсада, и охватывает его целиком, от подвала до верхнего этажа, от кухни до библиотеки с методпособиями, от доски объявлений до внутренностей игрушечных шкафов.

– У нас все по-настоящему, – смеется хозяйка.

День рождения медведя

Поднимаемся на второй этаж. Холл, в который выходят группы. Сейчас дети на прогулке, помещения проветривают и двери закрыты, в помещении полутемно. Я успеваю заметить лоскутные половики на деревянных диванчиках и картины на стенах. Какие странные сюжеты! Вот бабушка-лиса, сидя в кресле, вяжет для внучки полосатый шарф. Вот медведь любуется луной и звездами. А вот день рождения медвежонка, и родители держат своего отпрыска на руках, а он тянется к торту со свечками.

– Эти картины – не копии, а подлинники, их автор – Светлана Себало,  – поясняет Марина Яковлевна. – Идемте, я покажу вам помещения.

Мы обходим несколько групп, в том числе английскую и группу дневного пребывания, для малышей. Я теряюсь от обилия подлинных, не-пластиковых вещей. Такое разнообразие hand-made и one-of-a-kind встретишь разве что в музее. Отреставрированные, расписанные лазоревыми цветами буфеты и комоды; глазированные мобили в виде рыб, присланные из Узбекистана керамистом Алишером Назировым; прекрасные  куклы Елены Коверзневой и Марины Глебовой, и деревянные, из топляка – Зинаиды Федораевой. Всего не перечислишь.

– Вам надо продавать билеты на входе и водить экскурсии для посетителей по выходным дням, Марина Яковлевна.

Той же мучки, да не те же ручки

Спускаемся на первый этаж. Ради интереса проглядываю доску объявлений. Она четко делится на две части: в левом углу висит толстая папка «Образовательного плана» (или чего-то в этом роде), в правом приколоты листки примерно такого содержания:
Сегодня на занятии по рисованию разговаривали о цирке, артистах, дрессированных животных. Рисовали фокусников, клоунов, акробатов, львов и тигров. Все молодцы!
Очевидно, что для составителей стенда слева отведено место под необходимую «букву», а справа гнездится самый что ни на есть «дух». По крайней мере, моему сердцу и уму записка о дрессированных тиграх  говорит больше, чем трактат о «специфике учебно-образовательного процесса» и «развитии познавательных способностей дошкольников».

На другом стенде читаю о том, что бы сказала кукла, если бы она умела говорить. Оказывается, она бы сказала:
 – «Прости, я тебя люблю!» Попросила бы взять на ручки и подбросить её.
– «Доброе утро!» Если бы была большая кукла, она сказала: "Руки мыть!", а маленькие пошли бы ручки мыть.
– Они бы говорили как люди: «Здравствуйте! Как дела?» Другой человек бы говорил: «Хорошо дела идут!»

Ниже подписаны авторы этих крылатых фраз.
 
И фотографии, фотографии на стенах: дети и воспитатели, выпускники и новички; сценки с утренников и зарисовки из повседневной жизни сада.

Марина Яковлевна приглашает меня в директорский кабинет – крошечный и уютный, как и все помещения в этом садике-табакерке. В нем заведующая Наталья Александровна, похожая не столько на методическую даму, сколько на свободную художницу, сочиняет с коллегой сценарий праздника к 23 февраля.
– …а царевич ему говорит: отдавай нашу княжну! …а дракон ему: вот еще!
Живая импровизация, какой не выискать в пособиях.

– Марина Яковлевна, «Свеча» мне чем-то напоминает театр. Не большой, конечно, академический, а камерный, наподобие кукольного. Причем жизнь, которая здесь развертывается, проходит вроде как на сцене, но в то же время и по-настоящему.

– Действительно, мы живем в сказке, происходящей на наших глазах. Ведь театр, по словам  одного философа, – это «присутствие отсутствующей реальности». Так и у нас: люди, вещи, среда – все связано невидимыми нитями, все уникально и звучит в унисон.
Меня спрашивают: почему вы не расширяетесь, почему не открываете еще одни садик? Причина простая. Это не повторимо. Для меня «Свеча» так же, как для режиссера – созданный им театр.

– Банальный вопрос: когда и с чего все началось?

– Началось, как это часто бывает, с желания создать человеческие условия для собственного ребенка. В 1991 году, при одном из новосибирских банков, где управляющими работали мои сокурсники, появилась первая группа детского сада. В нее и стал ходить мой сын. Спустя три года эта группа приобрела самостоятельность и стала называться детский культурный центр «Свеча».

– В чем секрет вашей работы?

– Секрет, быть может,  в том, что я бесконечно люблю хороших и талантливых людей. С другими просто не хочу иметь дела. Кроме того, у нас же особый, очень хрупкий и трогательный мир. Поэтому очень важно создавать правильную атмосферу. Свободную и творческую. Теплую, домашнюю и, вместе с тем, строго упорядоченную. А это как ковер ручной работы, вышивается годами. (В чем, собственно, и состоит его историческая  ценность). Одна моя знакомая немка еще так говорила: «За отношениями между людьми нужно УХАЖИВАТЬ». Абсолютно с ней согласна. Чудес не бывает. Великое искусство совместной жизни – вот светлый и единственный  путь. (Плюс, конечно, знания, умения, энергия и опыт…) 

…Покидая гостеприимные стены «городка в табакерке», я испытывала легкую грусть – так прощаешься с интересным собеседником, встреченным в пути, так уезжаешь из мест, где прошло твое детство. Нет, я не получила четкого ответа на вопрос, как предметное окружение «воспитывает» ребенка. Воспитывает ли вообще, оставляет ли в нем некий след, который проявится в будущем, – или эти впечатления скатываются, подобно дождевой воде, не задевая детскую душу? Не знаю. Подсчитать, количественно измерить степень этого влияния невозможно.

Но если представить себя на месте ребенка – открытого, восприимчивого, впитывающего в себя все, что предлагает окружающий мир, – несложно понять, что образы, которыми мы населили его внутреннее пространство, сформируют и характер, и эстетическое чувство, и, возможно, мораль. Возможно – таково мое предположение, не более того – что, вырастая среди вещей «с историей», ребенок приучается любить прошлое или как минимум относится к нему с уважением. Возможно, видя вокруг себя предметы, сделанные не безликой машиной, а живым человеком, малыш усвоит такие абстрактные понятия, как «уникальность», «вдохновение», «мастерство», научится ценить чужой труд. Возможно.

По крайней мере, нам остается на это надеяться и не забывать делать мир чуть-чуть красивее.

03.03.2009
Евгения Панова
Новосибирск


  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+
   Обсуждение на форуме ("связанная" тема)
Катеринае (21/05/2010)
"Свеча" - наш любимый детский сад!!!
мама Глеба (03/03/2009)
))) так бывает невсегда. у нас есть одна мягкая игрушка. Моя сестра подобрала её для сына чуть ли не на помойке в тяжелом 95 году.. непонятное существо, изображающее что-то похожее на снеговика, но слишком смутно.. из белого и голубого меха. Племяш её обожал! и вот, когда мое чадо стало соображать, а я вообще мягкие игрушки не люблю, мама такая и говорит: а заберите-ка её себе. я говорю: мама, она ж страшная!!.. Но мама мягко настояла, типа твоему понравится. Действительно, деть её очень любил... не знаю, в чем секрет, то ли её удобно держать-обнимать, то ли еще что, но "Катей" (так мы назвали куклу" он играл вполне охотно, гораздо лучше, чем другими, красивыми с нашей точки зрения игрушками

Есть мнение?

Текст:
Автор:
Код: 
 Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться