/Занятия и игры для детей/Детские книги

Новая жизнь старого Олимпа

Если у ребёнка дефицит внимания, гиперактивность и дислексия, то это вовсе не означает, что ему требуется лечение. Ведь может статься, что дислексия из-за того, что ребёнок ориентирован на восприятие древнегреческих текстов, а гиперактивность и «дефицит внимания» - не что иное, как готовность вступить в битву и умение быстро реагировать на выпады монстров. Итак, этот трудновоспитуемый подросток просто-напросто полубог (или «полукровка», следуя терминологии Рика Риордана).

В новом сериале в стиле фэнтези от Рика Риордана полукровки – это вовсе не волшебники, одним из родителей которых является обычным человеком, это «герои», люди с особыми способностями, матерью или отцом которых является… бог. Нет, не триединый бог христианства и не просветлённый Будда, а один из могущественных и капризных обитателей Олимпа. Например, Перси Джексон, главный герой всех пяти книг, ни кто иной, как сын Посейдона. Ему, как заведено в такого рода книжках, суждено или спасти мир, или погубить его. 

По версии Риордана, боги-олимпийцы вовсе не выдумка, и они не погибли вместе с падением Античного мира. Совсем наоборот, они живут и продолжают управлять миром, поддерживая порядок в нём и противостоя первобытному хаосу. По традиции, заведённой ещё во времена Античности, олимпийцы заводят детей от простых смертных, и судьба этих детей, надо сказать, незавидна: вынужденные расти только с одним из родителей, они постоянно повергаются атакам разных малоприятных монстров и не очень-то вписываются в обычный мир смертных. 

Сам Перси Джексон – подросток с кучей проблем, трудновоспитуемый и совсем не рвущийся в герои. Как говорится, ни силы в нём нет, ни мудрости, но однако же избран он и, как повелось ещё со времён героев Толкиена, придётся ему стать сильным, мудрым и смелым. Подросток, кстати, с тёмными волосами и зелёными глазами, разве что очки не носит… Вообще параллелей с сериалом Роулинг так много, что считать их надоедает, хотя и сам Рик Риордан не отрицает того, что вдохновили его именно истории о Гарри Поттере.

Фэнтезийный мир выписан довольно схематично, не так интересно, как у многих других авторов. Самым интересным является, пожалуй, то, что автор подробнейшим образом изучил греческую мифологию, многочисленные матримониальные связи богов-олимпийцев, всевозможных чудовищ и монстров, с которыми пришлось встречаться ещё Гераклу и Ахиллу. Все эти персонажи вписаны в современный мир и действуют в нём в соответствии со своей божественной или демонической природой. Героям предстоит снова победить Медузу Горгону, услышать песни Сирен, побывать в лабиринте Дедала, узнать, каково атлантам держать небо на плечах, спуститься в Тартар… Не исключено, что подростки, вдохновившись историями Риордана, кинутся повторять Мифологию Куна, а то и расширят свои познания с помощью трудов М.Л.Гаспарова или Р.Грейвза. Самые же продвинутые возьмутся за Теогонию Гесиода, Одиссею и Илиаду Гомера, Описание Эллады Павсания и другие первоисточники. Это, пожалуй, единственный познавательный аспект книги, всё остальное в ней – бесконечный экшн и приключения до победного конца. 

Однако не стоит и утверждать, что книги совсем уж «пустые», скорее уж истории идейно незамысловатые. Диалоги главных героев не позволяют предположить, что тезаурус говорящих очень уж обширен, скорее они напоминают речь недалёких школьников, чьи рассуждения «о самом главном» перед решающим моментом напоминают реплики из голливудских блокбастеров и вполне предсказуемы. Тем не менее, радует, что герои вообще рассуждают о чём-то: проверяют на прочность настоящую дружбу, сталкиваются с предательством, учатся делать выбор и брать на себя ответственность, влюбляются и разочаровываются.

В США сериал про Перси Джексона стал абсолютным бестселлером. New York Times назвал Риордана писателем №1, а первую книгу серии признал лучшей книгой 2005 г. Вторая книга «Море Монстров», по мнению «Child Magazine», стала лучшей книгой для детей за 2006 год, а по данным «Publishers Weekly and Book Sense», — национальным бестселлером. Третья книга «Проклятие Титана», по мнению «Нью-Йорк таймс», сделало бестселлером всю серию, а четвертый том «Сражение в лабиринте» вышел миллионным тиражом.

На русский язык переведено 4 книги из 5. Не сказать, чтобы язык перевода очень радовал, но сейчас это почти что вариант нормы – видимо, надо быстро, а не качественно, а уж о комментариях к тексту не стоит и мечтать, хотя, например, далеко не всякий сразу догадается, что такое «песочный доллар». В первой части Перси Джексон выясняет, кто украл жезл Зевса-громовержца и впервые сталкивается с титаном Кроносом. Вторая часть посвящена путешествию Перси, к Морю Чудовищ для добычи Золотого Руна и спасения дочери Зевса. В третьей книге автор отправляет его на выручку богине Артемиде. В предпоследней книге Перси Джексон с друзьями спускается в лабиринт, в тот самый, из которого можно выйти только благодаря нити Ариадны. В пятой книге наконец-то всё решится, мир и Олимп будет спасён или уничтожен. Ждём пятую книгу “The Last Olympian” на русском языке (появится весной 2010 г.)! Фильм по первой книге «Перси Джексон и похититель молний» недавно вышел на экраны. 

    

10.03.2010
Евгения Шафферт


  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+
   Обсуждение на форуме ("связанная" тема)
abarat (19/04/2011)
Это мне напоминает Smile

Диба вынула перо и повертела его в пальцах. Оно действительно имело форму ключа. Сложная фигура его бородки достигалась особым порядком расположенных прядок, красиво отходящих от трубчатого стержня. Прядки были разных цветов — красные, голубые, зеленые — и просвечивали, словно цветное стекло.

— Ну, что теперь будем делать? — спросил Хеми.

— Теперь? — переспросила Книга. — Теперь… Первое задание мы выполнили. Осталось еще шесть. Следующее испытание — добыть клюв кальмара. Значит, надо отправляться в порт. Потом нам нужен костяной чай. Затем…

— Все это без толку, — перебила Диба, крутя перед глазами перо.

— Что без толку? — изумилась Книга.

— Что без толку? — как эхо повторил за ней Хеми.

— Послушайте… ну добудем мы все эти штуковины, а что с ними делать?

— Мало ли что, — ответила Книга. — Зависит от обстоятельств. Клювом кальмара можно… ну, как бы это сказать, открыть что-нибудь или, например… отщипнуть. Костяной чай — чтоб кого-нибудь усыпить. Улитка… ну, тут не совсем ясно сказано у меня, для чего нужна улитка, но дело в том, что существуют две различные школы мысли…

— Что, по-твоему, значит «не совсем ясно сказано»?

— Перестань говорить со мной таким тоном! Я уже говорила, что некоторые пророчества звучат несколько туманно…

— Ага, или в них просто все наврано, — пробормотал Хеми.

— Такое часто бывает с пророчествами, — продолжала Книга, пропустив слова Хеми мимо ушей. — Тут главное что? Когда возникнет необходимая ситуация, ты, ну, как бы сам должен догадаться, что надо делать. Некоторые вещи объясняются подробно, а некоторые, наоборот, в общих чертах. Или… ну, как бы это сказать… противоречивым образом.

— Это просто смешно, — сказала Диба. — Если буквально следовать всем этим пророчествам, с ума можно сойти!

— Но ты сама этого хотела, — оправдывалась Книга. — И в конце концов, мы же получили то, чего искали, разве нет?

— Да, но потратили на это целых два дня и потеряли двоих наших товарищей! — не выдержав, перешла на крик Диба.

Повисло долгое молчание.

— Стёб погиб, Йорик, скорее всего, тоже, — продолжила она.

— Посчитай сама. Добыть надо еще шесть твоих «сокровищ». И если все пойдет точно так же, это будет нам стоить двенадцати человек! А нас осталось всего шестеро, и то если считать тебя, уважаемая Книга, и Кисляя! И по времени это займет двенадцать дней. А у меня нет двенадцати дней! И ты прекрасно это знаешь! Самое большее у меня осталось семь.

— Но все же отсчет времени сдвинулся, — неуверенно сказала Книга. — После телефонного звонка. И количество дней я назвала не такое уж точное… может, и больше.

— Все равно это слишком долго. И слишком рискованно. Все видели, что случилось со Стёбом! Нельзя больше продолжать таким же образом. Тем более что ты сама сказала, что мы даже не знаем, что надо делать с этими всеми штуковинами!

Она подняла повыше ключ-перо.

— Вот что я должна делать с этим?

— Как что? Это же очевидно, открыть дверь.

— Какую дверь?

— Какую-то очень важную дверь. Такую дверь, не открыв которую одолеть Смога невозможно!

— Но какую именно, ты не знаешь.

— Нет, не знаю, — виноватым голосом ответила Книга.

— То есть совсем-совсем не знаешь? Понятия не имеешь?

— Нет… — Похоже, Книга совсем расстроилась. — Я могу предполагать, что это дверь в комнату, где лежит клюв кальмара, но… я не совсем уверена.

Диба мерила шагами комнату, громко стуча от злости каблуками.

— Два дня мы как идиоты продирались сквозь этот идиотский лес! Погибли наши товарищи, а мы даже не знаем, зачем все это! Одна чепуховина нужна мне для того, чтобы добыть другую чепуховину, а другая чепуховина — чтобы добыть еще одну… В общем, пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. А сразу получить то, что нам нужно, нельзя, что ли?

— Я уже говорила, что сначала происходит событие, и только тогда становится ясным… — промямлила Книга.

— На твоем месте я бы сейчас просто помолчал, — пробормотал Хеми сквозь зубы.

И Книга вняла его мудрому совету.

— Если бы Стёб не погиб, добывая для нас вот это, — сказала Диба, разглядывая ключ-перо, — я бы сейчас же выбросила эту бесполезную дрянь. Я понимаю, ты тут не виновата, — обратилась она к Книге. — Я сама это предложила. И я понимаю, что если б то, что там у тебя написано, хоть чуть-чуть оказалось правдой, тебе было бы сейчас лучше. Но пойми, у нас нет времени! И все это очень рискованно… Слушай, давай еще раз пройдемся по этим чертовым испытаниям или подвигам. Рассказывай, что мы должны получить, если добудем каждую из этих вещей.

— Ну, как я уже говорила, потом идет клюв кальмара, он должен как-то привести нас в чайную…

— Проехали. Дальше.

Книга поколебалась и продолжила:

— Значит, чайная… Костяной чай — вкусный и освежающий напиток…

— Не то. Дальше.

— Но этот чай нам нужен, чтобы напоить того, с кем мы будем играть в кости, чтобы он уснул, и тогда можно будет взять игральную кость, сделанную из зуба летающего кашалота…

— Опять не то. Дальше.

— А этот зуб нам нужен, чтобы прогрызть…

— Не то.

— Улитка, я так думаю, должна продемонстрировать нам, что успеха добьется тот, кто всегда все делает медленно и постепенно…

— Ты что, смеешься? Опять бред какой-то!

— Корона черно-ли-белого короля подводит итог…

— Снова бредятина. Не понимаю, что все это значит.

— А нонпушка — это оружие. Наступила пауза.

— Это правда? Оружие? Настоящее?

— Еще какое настоящее, — вмешался Хеми. — Слушайте, а я и не думал, что про нее говорится в пророчестве! Про нон-пушку у нас все слышали, даже в Фантомбурге.

— Это самое известное оружие в истории Нонлондона, — сказала Книга.

Хеми незаметно, так, чтобы не видела Книга, кивнул Дибе, мол, действительно это так.

— А почему? — спросила Диба. — Чем она так прославилась?

Хеми неуверенно посмотрел на Книгу, а Дибе показалось, что Книга так же неуверенно молчит и ждет, что скажет он.

— Я не знаю, — честно признался Хеми. — Было что-то в прошлом… героическое, что ли…

— Так что же это такое? — Глаза Дибы загорелись.

— Это револьвер такой, — сказала Книга, — только не совсем обычный. У меня тут написано: «Смог не боится ничего, кроме нонпушки». Вот к ней-то и ведет путь, на котором надо пройти семь испытаний. Совершив семь подвигов, мы добудем это оружие. Оно уже много лет хранится в одном безопасном месте, куда никто не может проникнуть.

— Так, говоришь, Смог ничего не боится, кроме нонпушки?

— Да, — подтвердила Книга, — правда, если честно, на самом деле там написано «Смог боится ничего и нонпушки», но мы все давно поняли, что это просто опечатка.

— Да ты что, смеешься, что ли? — оборвала ее Диба. — Значит, ты всегда знала, что у тебя там есть явные ошибки?

— Всего только несколько букв, — жалким голосом пробормотала Книга. — Мы думали, что ничего тут такого…

— Ну хорошо. Ладно. — Диба на минуту задумалась. — Значит, оружие. Прекрасно! Сейчас Смога голыми руками не возьмешь. Нужно оружие, а Смог, похоже, действительно боится именно вашей нонпушки.

Она снова задумалась.

— Итак, вот что мы сделаем, — решительно заявила она. — Мы пропустим все эти остальные испытания с подвигами! Заодно сэкономим время. Перейдем сразу к последней стадии наших поисков. Надо сразу брать быка за рога! В общем, отправляемся сразу добывать эту самую нонпушку. А потом разделаемся со Смогом, и я смогу преспокойно отправиться домой!
Веда (18/04/2011)
Увидела, что начали издавать очередной сериал от пера Рика Риордана:

изображение

Незадолго до смерти глава могущественного клана Грейс Кэхилл меняет свое завещание. Теперь ее наследники встают перед выбором - либо получить 1 миллион долларов, либо пуститься в состязание и отыскать 39 ключей. Следуя оставленным знакам, главные герои - 14-летняя Эми и 11-летний Дэн отправляются в парижские катакомбы, где им предстоит найти первый ключ.

Неужели будет 39 частей?
Веда (15/03/2010)
abarat
ага, цивилизационный подход в крайней степени его вульгаризации.
abarat (14/03/2010)
— Гора Олимп, — пробормотал я. — Вы ведь говорили мне, что такое место есть на самом деле?

— Да, в Греции есть гора Олимп. И там место обитания богов, точка, в которой сходятся их силы, действительно существовавшие на горе Олимп. Гора продолжает называться Олимпом из уважения к старине, но чертог перемещается, Перси, так же как перемещаются и боги.

— Вы имеете в виду, что греческие боги здесь? В... Америке?

— Ну конечно. Боги перемещаются вместе с сердцем западного мира.

— С чем?

— Не тормози, Перси. С тем, что вы называете «западной цивилизацией». Ты думаешь, это абстрактное понятие? Нет, это живая сила. Коллективное сознание, которое ярко пылает на протяжении тысяч лет. Боги — часть этого. Можно даже сказать, что они — его источник или, по крайней мере, так тесно связаны с ним, что не могут стереться из памяти, пока не будет уничтожена вся западная цивилизация. Огонь зажегся в Греции. Затем, как тебе известно, поскольку ты слушал мой курс, сердце огня переместилось в Рим, а вслед за ним и боги. О, возможно, им и давали другие имена — так, Зевса назвали Юпитером, Афродиту Венерой и так далее,— но могущество, как и сами боги, оставалось неизменным. — А потом они умерли.

— Умерли? Нет. Разве Запад умер? Боги просто на время перемещались в Германию, Францию, Испанию. Там, где пламя пылало ярче всего, — там были и боги. Несколько столетий они провели в Англии. Тебе нужно всего лишь взглянуть на архитектуру. Люди не забывают богов. В каждом месте, где они правили последние три тысячи лет, ты можешь увидеть их на картинах, в мраморе, на порталах главных зданий. И конечно, Перси, сейчас они в Соединенных Штатах. Взгляни на ваш символ — это орел Зевса; взгляни на статую Прометея в Рокфеллеровском центре, на греческие фасады ваших правительственных зданий в Вашингтоне. Назови-ка мне хоть один американский город, где олимпийцы не были бы представлены в самых разнообразных местах. Нравится тебе это или нет — кстати, поверь, многие не были в таком уж восторге от Рима,— сердце огня ныне в Америке. Это великая западная держава. Поэтому и Олимп здесь. И мы тоже...



Аж плакал весь (с)
Извините, возможность оставлять здесь отзывы доступна только зарегистрированным пользователям.
пожалуйста, представьтесь или зарегистрируйтесь