/Беременность: от планирования до родов/Роды, после родов/Рассказы о родах и истории родов/Роддом №2 г. Новосибирска

 

Как я встретилась с Павлушей или экскурсия по уголкам РД№2 

РД № 2 г. Новосибирска 02/07/2011 г 
 
С чего же начать свое повествование? Наверно, с явки к гинекологу, выписавшему мне сопроводительный лист в РД для госпитализации в связи с гестозом. 
Получив листок сопроводительный, в моем сердце продолжала теплиться надежда на свободу до схваток. Но не посетить РД не могла, потому что в случае ранних родов податься мне было как известно некуда (4-ка на помывке, до Северска боялась не доехать). 
 

Приемный покой – сердце РД №2, первый этаж, середина 

В приемном покое строгая заведующая отделением патологии беременных (ОПБ) сказала: "Деточка, ну твои отеки лечить надо, ни о каких гуляниях не может быть и речи" и назначила госпитализацию на среду 29/06, дав мне погулять еще 4 дня. 
В означенный день с арсеналом, собрав пожитки с расчетом на то, что я еще попаду домой до родов, я приехала госпитализироваться. Нас таких оказалось 4 девочки, приняли нас оптом, быстренько ознакомили с правилами, переодели и отправили по палатам. 
 

Итак ОПБ – первый этаж правое крыло 

ОПБ - это райские условия, этакая тепличка для беременушек, где никто тебя сильно не кантует. Единственным развлечением там является постоянная сдача анализа мочи, по разным системам. утром и вечером процедуры, днем обход врача. с 14 до 16 спокойные часы, с 16 до 17 прогулки во дворе (в которых я активно наворачивала круголя вокруг РД, мечтая поскорее очутиться на втором этаже послеродового отделения). На столиках куча журналов по беременности и родам. Шестиразовое питание, достаточно разнообразное и вкусное, очень внимательный и отзывчивый персонал. 
Итак, поселили троих из нас в одной палате №5. Девочки оказались компанейские, не раз лежавшие в стационарах, весь день мы проболтали о том, о сем в перерывах на посещение врачей и сестер для оформления полного пакета документов на нас с забором всевозможных анализов. 
К ночи у Тани (одна из нас троих) начались схватки и к двенадцати она нас покинула. И вот уже одна койка пустует. 
С утра пока нас с Ирой (вторая из нас троих) капали, к нам поселили девочку Веру. Очаровательная молодая девушка, которую безумно любит муж и свекры. Вера оказалась не менее общительной и поведала нам, что она очень готовилась к родам, ходила на курсы и несмотря на тазовое предлежание (ребенок девочка) решила рожать сама, в чем ей обещала помочь двойка. Героизм этой девочки меня восхитил. Она четко понимала, что ей будет сложнее, чем всем остальным, но она улыбалась и смотрела на все с оптимизмом. Для того, чтобы рожать ей было полегче, ее простимулировали на 38 неделе водорослями и таблеткой, которую она получила, уже находясь с нами в одной палате и мы благополучно проводили ее рожать утром следующего дня. И снова та же койка освободилась 
Правда, ненадолго… Через 4 часа к нам подселили девушку Алену. Как оказалось, Алена уже лежала вместе с моей соседкой Ирой в одной больнице, что ускорило ее вливание в наш маленький коллектив. Алена приехала будучи на 41 неделе. Живот при поступлении у нее уже тянул, поэтому садясь на заветную кровать, она решила не раскладывать вещи...
За 5 часов совместно проведенных, Алена поведала историю всей своей жизни, после чего ушла рожать (забегая вперед хочу сказать, что Алена родила малыша весом более 5 кг, САМА). 
Мы с Ириной посмеялись о том, что кровать прям волшебная и мы пока не хотим на нее укладываться. А еще посетовали что в связи с предстоящей субботой к нам навряд ли кого-то подселят, а характерами с Ирой мы несколько не срослись, поэтому вечер пятницы прошел за молчаливым чтением журналов. 
Вообще лежание в ОПБ ознаменовалось для меня встречей еще с двумя беременными девушками из круга старых знакомых, а точнее коллег по работе. Одна из них имела срок на 2 недели больше моего – зовут ее Александра, а вторая просто знакомая по работе девушка, которая посещала дневной стационар (она в моем дальнейшем рассказе не сыграет никакой роли) 
С Александрой мы проработали 4 года за соседними столами, в свое время волей случая я познакомила ее с тогда еще будущим мужем. В общем, по жизни, мы не были какими-то большими друзьями, но были хорошими коллегами. Рожать она планировала в 4-ке, срок ей ставили начало июля и нашей встречи по идее ничего не предвещало. 
Поэтому встретившись в четверг в коридорах ОПБ маленького РД № 2 в большом миллионном городе, мы мягко сказать, удивились и посмеялись над ситуацией. 
Но я отклонилась от темы 
 
Характерами с Ирой мы несколько не срослись, поэтому вечер пятницы прошел за молчаливым чтением журналов. 
В субботу в 5 утра я проснулась с мыслями «Хорошо, что сегодня суббота, меньше врачей, а значит, меньше процедур. Да и вообще хоть высплюсь. А повезет, еще и домой скатаюсь» 
На этой мысли я почувствовала, как у меня начали отходить воды  в голове пронеслось «вот и съездили домой», и я понеслась к санитарке говорить, что я рожаю 
На кресле меня смотрела молодая блондинистая фифа, которая была дежурным врачом. Отдирала плаценту от шейки она весьма грубо, приговаривая «Опусти, че ты ее задрала, от того, что ты от меня отстраняешься, ты делаешь себе хуже» (ей-богу, то, что она делала со мной, было больней, чем рожать). В какой-то момент из меня интенсивно хлынули воды и попали на ее халат, что она сопроводила следующей фразой «только чистый халат одела». В моей голове стояла одна мысль «исходя из того, что время 6 утра в 9 она пойдет домой, а значит, мои роды вести будет не она, урааа». 
Описание стандартных процедур при переходе в родильное отделение я опущу. У меня, как и у всех, пожалуй, это было обычным, немного неприятным, но весьма терпимым. 
 

Заветное родильное отделение (РО) - первый этаж, левое крыло

Родильное отделение состоит из двух предродовых, двух родовых, и двух сервис-палат. 
По коридору, как правило, ходят женщины, только начавшие рожать. Двери почти всегда нараспашку, поэтому происходящее во всех палатах всегда обозримо. 
В день моих родов был полный аншлаг. Занято было все. 
В предродовой я заняла единственную свободную кушетку, оказавшись четвертой. На двух других кушетках лежали девочки, находившиеся в последней стадии родов, с болезненными схватками, как могли дышали, иногда кричали, но их заветный час был уже близок. Втайне я им завидовала, ведь им оставалось совсем чуть-чуть. 
На третьей кушетке лежала девочка Оля, совсем не рожающая, поступившая в РД с проблемами почек, но из-за отсутствия мест в отделении интенсивной терапии размещенная в предродовом зале. Оля отмачивала шуточки, немного истерично, потому что ситуация с вокруг рожающими девочками ее несколько напрягала. 
Схватки же у меня были редкие, не сильно болезненные, поэтому я спокойненько лежала и ждала, пока закончат писать КТГ. Тем временем сменилась бригада и я имела честь познакомиться с акушеркой и врачом, у которых мне предстояло рожать 
Акушерка – Татьяна Михайловна (ТМ) – женщина в возрасте, очень приятная, спокойная, внушает доверие. 
Врач – Карпушин Александр Григорьевич (КАГ) – лысый мужчина, средних лет, в очечках круглых. Видом своим внушает доверие 
В общем, увидела я бригаду и стало мне спокойно. Думаю «Всяко лучше, чем эта фифа обесцвеченная.» С этой же бригадой бегала врач Оксана Михайловна, шустрая такая тетичка, правда, ее роли в бригаде я так и не поняла. Она как бы была наскоками, как будто на подхвате, на случай войны. 
КАГ осмотрел всех девочек, мне констатировал открытие в два пальца и отпустил гулять по коридору. Оооо, это было самым приятным временем на ближайшие три дня. 
Гуляя по коридору я встретила Александру, как оказалось, рожавшую по сервису в соседней палате. 
Я: О, привет, а ты что здесь делаешь 
А: Рожаю 
Я: А я думала, что я вперед тебя, несмотря на срок, в РО перешла 
А: Не угадали, я вас здесь с вечера дожидаюсь :)
 
В общем, мы поговорили о странностях судьбы, после чего Александра ушла в палату, а я продолжила гулять по коридорам. 
Спустя 1,5 часа моего гуляния меня позвала ТМ на осмотр, КАГ констатировал все те же 2 пальца и принял решение подключить меня к окситоцину. 
Тут-то все и началось. От аппарата, вливающего в меня окситоцин до катетера в моей правой руке расстояние всего 2 м. то есть, радиус моего движения у тумбочки не может превышать это расстояние. Для людей, незнакомых с принципом действия окситоцина, поясню – он вызывает постоянные сокращения матки и стимулирует открытие. Таким образом, ты находишься в постоянном состоянии схваток, что изматывает до невозможности. К моему несчастью, я имею аллергию на препараты ледокоин и новокаин, активно использующиеся в гинекологии и акушерстве, поэтому из обезболивания за весь период родов меня наградили лишь дозой анальгина, который в сравнении с действием окситоцина, был как слону дробина. 
В процессе родов я все время смотрела на часы, почему-то я втемяшила себе в голову, что роды не могут длиться более 12 часов, и все ждала, когда же пройдут эти 12 часов. Меня искренне радовало, когда разница на циферблате между просмотрами составляла хотя бы 40-50 минут, это приближало меня к финишу, а значит и к заветной встрече которая принесет мне облегчение. 
На 8 часу родов силы мои были на исходе и я начала просить КАГа меня обезболить, он пояснил мне что это невозможно в связи с моей аллергией, а эпидуралку нельзя в связи с тем что она тормознет раскрытие, а оно у меня и так неважное. В общем, помочь себе я могла только сама и я продолжила пыхтеть, стонать и самозабвенно натирать поясницу. 
Еще через час я начала просить (да что просить, требовать, а потом и умолять), чтобы меня прокесарили. Я понимала, что если я и дотяну до потуг, то точно буду без сил. На все свои требования/умоления/просьбы я получила ответ «Нет показаний к кесарево. Это вам не заграница, по желанию не кесарим». 
В 16 часов (а это был 11 час моих родов) я почувствовала что хочу в туалет, КАГ посмотрел открытие, констатировал 9 пальцев. Его желание посмотреть интенсивность моих схваток вызвало странную реакцию моего организма. Несмотря на капающий в меня окситоцин, схватки при наличии пальцев КАГа внутри меня прекращались. Я проваливалась в негу спокойствия и отдыха, у меня так и вертелось на языке «Давайте так посидим, не вытаскивайте :) ». КАГ же негодовал «Ты что, издеваешься надо мной, как я отхожу, так у тебя схватки не останавливаются, я сижу с тобой 4 минуту и ни одной, так не бывает», тут уже я не выдержала и заорала «Знаете ли, от меня этот процесс мало зависит, вы тут доктор, вам виднее, почему их нет» 
КАГ растерялся и больше не проявлял ко мне интереса до самых родов. Зато активный интерес ко мне проявила Оксана Михайловна, периодически как я писала ранее, появлявшаяся на горизонте. Она посадила меня на утку, пояснив, что это поспособствует опущению ребенка, на 30 минуте моего сидения на утке у меня начались потуги. Периодически я сходила на крик, что вызывала негативную реакцию ТМ, правда, через 10 минут они как-то так пришли к общему мнению, что, наверно, стоит перевести меня в родзал. 
В родзале стояло три стола, мне достался крайний правый, на два других в течении следующих 15 минут привели еще двух девочек, рожавших со мной последние 6 часов в предродовой. Средний достался Наталье (кстати, во время родов она так не разу и не пикнула), имя крайней девушки я не помню, помню про нее, что до последнего она с кем-то трещала по телефону, подробно рассказывая свои ощущения, отвернувшись к стене (ей было больно), но телефон из рук она не отпускала, наверно, оттуда была мощная поддержка. 
40 минут, проведенных мной в родзале, были самыми сложными, я , КАГ и ТМ пытались вытужить мое дитя. Причем я тужилась, КАГ оттягивал мою шейку до 10 пальца, а ТМ руководила процессом, периодически покидая нас для руководства процессом двух других девочек. В родзале стояла суета, было много народа, в общем, процесс шел, правда была мысль, что как-то не все, похоже, гладко. Назревала какая-то паника. 
КАГ принял решение помочь мне, сопровождая это словами «Ну головка-то появляется при потугах, а потом обратно уходит». Они поменялись местами с ТМ и теперь уже она оттягивала мою шейку, я тужилась, а КАГ при каждой потуге давил мне на живот. Причем на третью потугу сил не оставалось, за что я получала выговор. Сын же мой на все это отреагировал уходом под ребра, чего за ним ранее не наблюдалось. Через 40 минут КАГ и ТМ обменялись фразой «Ну что делать, уже 40 минут на одном месте толчемся», и повернувшись ко мне КАГ спросил «Вы согласны на операцию?». 
ОООООООООООО, как я была зла, последние 4 часа были ужасом, и закончилось это тем, о чем я просила ЧЕТЫРЕ ЧАСА НАЗАД. Я согласилась, КАГ имел разочарованный вид, больше он мне ничего уже не говорил, несмотря на наши нередкие встречи в стенах РД в последующие 4 дня. 
Ко мне стали подходить люди, совать мне бумажки и ручку, каждую бумажку они комментировали, что именно она значит, и тыкали, где надо расписаться. Ей-богу, поднеси мне в тот момент кредитный договор, я бы и не поняла, что это. Я молча подписывала и кивала, в голове стоял туман и обида. 
Прибежали анестезиологи, сняли с меня ночнушку, усадили прям тут же попросив свернуться максимально клубочком и начали процедуру установки катетера в позвоночник. Лицо мое между тем было направлено к двум столам родзала, я мало что понимала в происходящем и как позже мне поведала Наталья (девушка со среднего стола в родзале) «Вид у тебя был очень жалкий и измученный». Пока мне ставили катетер в позвоночник, в буквальном смысле у меня на глазах появились на свет двое малышей, эта единственная четкая картинка, которая умилила и повергла меня в шок. Они были сине-черные, страшные, их уложили на грудь ничего не понимающим мамам-первородкам, а через 5 секунд забирали. 
Медсестра скомандовала «Пошли», накинув мне на плечи халат, и я нагая, босиком пошлепала в операционную, ведомая под руку медсестрой… 
 

Палата Интенсивной Терапии (ПИТ) – тупик левого крыла первого этажа 

Эх, ПИТ. О его существовании в РД я не догадывалась и уж тем более не предполагала, что туда попаду.
В блоке ПИТа находится операционная, куда я была приведена своим ходом в 17-55. Нас встретила женщина, одетая в операционную одежду, лицо ее было закрыто полностью марлевыми повязками, видны были только глаза. Сестра, приведшая меня, скомандовала мне ложиться на стол, и обратившись к женщине с глазами констатировала, что оперировать она будет одна, потому что КАГ занят, у них там аншлаг. Женщина спокойно согласилась и дальше они мирно беседовали о чем-то, что в памяти моей не отложилось по причине интенсивных схваток, ощущаемых мной. На мои просьбы наконец-то меня уже обезболить они не реагировали, а у меня между тем продолжались потуги и в условиях недвижимости рук и ног (к тому моменту меня привязали к столу в позе распятия), ощущения были непередаваемые. Чаща моего терпения переполнялась и я сошла на крик: «Обезбольте уже меня, мать вашу, пока я вам прям тут не родила», на что получила «ну что так орать, сейчас все сделаем». 
Пришла анестезиолог, и мы начали играть в игру «Ну что вы чувствуете?».
Она вводила мне лекарство, я чувствовала, описывая, что именно я чувствовала, а чувствовала я все. Потом боль стала притупляться и мы решили, что так сойдет, меня не покидала мысль «Скорей бы все закончилось». 
В процессе моего обезболивания мы зацепились языками с медсестрой Таней, которая в шутку спросила «У нас сегодня весь мдм рожать взялся?» затем она поведала мне что Александра родила мальчика, я поведала ей о наших невероятных поворотах судьбы, столкнувших нас в одном РД. Таня для меня оказалась лучиком человечности, за что я ей безумно благодарна. Эта медсестра от бога, улыбающаяся и внимательная. 
Пришел КАГ, и они решили начинать. Сил у меня не было, и почему-то жутко хотелось спать. Я попросила Таню, чтобы мне не показывали ребенка, а ввели что-нибудь, чтобы я сразу уснула. Персонал операционной был шокирован моим заявлением, не забыв пристыдить меня в том, что я плохая мать. Мне уже было все равно…. 
Я чувствовала, как меня режут, как копаются внутри меня, как не могут его достать, как КАГ давит мне опять на живот, а анестезиолог и Таня на ребра. Я не чувствовала при этом боль, я устала… 
Потом вдруг стало легко…. 
Проснулась я от того, что меня перекладывают на каталку. Знобило. Меня выкатили в соседнюю комнату. Я видела, что слева на койках сидели 4 девочки, они разговаривали обо мне. Им тут же поведали, почему меня прокесарили, что я отказалась смотреть на своего ребенка, а я все это время плакала. Плакала от обиды, что не смогла сама, что меня не поняли, что наконец все это закончилось. 
Таня дала мне телефон, показала бирку на руке с информацией о ребенке, сказала, что он хорошенький и с ним все в порядке :) Минут через 10 мне принесли показать Павлушку, милый кукленок, розовый, в синем одеяле. Показали и унесли. Я ревела, девочки слева мне что-то говорили, мне было все равно… 
К вечеру всех девочек перевели и в ПИТе я осталась одна на ночь, точнее, с медсестрой Таней. Она поговорила со мной, рассказав, что завтра я уже буду бегать, и скорее всего переведут меня в детское отделение, рекомендовала побольше пить и чаще переворачиваться с боку на бок. Очень рекомендовала одноразовые труселя, обычные давят на шов и сказала, что принесет передачку, если родственники привезут, несмотря на позднее время. 
Утром Таня помогла одеть мне бандаж, подняться, сказала, что позже сестра поможет мне сходить в душ и переодеться. Сдала смену и ушла домой.
Больше помощи от сестер ПИТа я не видела. 
В туалет я ходила сама, медленно перебираясь по стенкам, душ я тоже осилила сама, стараясь расхаживаться, дабы как можно скорее быть переведенной в послеродовое отделение. 
В 10 часов в ПИТ привезли Наташу, которая рожала со мной на соседних столах. Оказалось, что в процессе родов ей сделали неудачно эпизиотомию, которая пошла косым порывом вглубь влагалища. В процессе зашивания она потеряла много крови, но по недоглядке врачей (в карту никто не заглянул и не увидел анемию во время беременности) была поднята в послеродовое отделение. Утром врачи послеродового в анализе увидели низкий уровень гемоглобина и спустили ее в ПИТ для переливания крови. 
Все воскресенье мы провели в совместных беседах-поддержках, развлекали друг друга, как могли.
Ближе к вечеру, когда я развлекала себя походами по коридору первого этажа в ПИТ, привезли Олю (см. РО), несмотря на все процедуры почки стали отказывать и было принято решение прокесарить её досрочно. У Оли была тихая истерика, она требовала беседовать с ней, постоянно кому-то звонила, остро воспринимала боль, причиняемую ей разного рода подготовительными процедурами, в общем, заполняла собой все пространство. Все время наше стало посвящено ей, старались поддержать и подбодрить. Слабо помогало, но мы пытались… 
 

Послеродовое отделение (ПРО) – второй этаж РД

Вечером в воскресенье за мной пришла сестра из ПРО и забрала меня на долгожданный второй этаж. Я туда летела, ведь эти ступени приближали меня к моему ребенку. 
Меня разместили в трехместной палате четвертой койкой, койка стояла аккурат под открытым на проветривание окном (напротив открытой двери палаты), имела панцирную сетку и 50 см свободного пространства, чтобы разместится на этой самой койке. Середина палаты была заполнена 4 детскими люльками и пространства для перемещения оставалось минимум. Выход из палаты сопровождался массой маневров, чтобы не задеть эти самые люльки. Я осознала весь ужас своего будущего здесь пребывания... 
Девочки, перенесшие КС, поймут, насколько сложно дается вставание и лежание с панцирной сетки при свободном пространстве 50 см. поэтому, когда нас посетила сестра детского отделения с намерением выдать нам детей, я попросила отсрочить для меня этот приятный момент до утра, но если несложно, дать возможность пообщаться с сыночком в детском отделении. Спасибо этой прекрасной женщине, она не отказала, мне было подарено 5 минут вечернего общения с Павлушей, и со слезами радости я пошла спать. 
Ночь выдалась ужасной, детки соседок по палате поочередно плакали всю ночь, причем в условиях что все они были неопытными первородками, они понятия не имели, как их успокаивать, ужасно дуло в спину и болел живот. Утром я в 5 утра поковыляла к дежурной сестре с просьбой положить меня в более человеческие условия, дабы не простудить своего малыша и иметь возможность спать на нормальной кровати. Меня уведомили в том что санитарные нормы больницы позволяют переселять только в сервисные палаты, но их свободных в наличии сейчас нет. А если у меня есть претензии, отразите их в книги жалоб либо завотделению. 
Ок, завотделения – это как раз тот, кто мне нужен. 
В 6 утра состоялась наша первая полноценная встреча с Павлом Андреевичем, мне принесли мой кулечек счастья )))))))))))))))))) 
О как интенсивно он чавкал грудь, настоящий трудяга. Мой лучик, все, что я прошла в этом РД стоило того, что бы на свет появился этот комочек радости. 
Мы миловались с ним, я не могла на него наглядеться, но меня все так же тревожил вопрос сквозняков и безалаберного соседства девочек отказывающихся обрабатывать общий пеленальный стол (реально в палате я это делала одна). Поэтому я дождалась обеда и пошла общаться с завотделением. 
Зав отделением – мужчина средних лет, со спокойным голосом, очень гибкий в общении, в общем-то всегда на позитиве. Ему я поведала о своей проблеме, все аргументировав закончила своим согласием на сервис палату если она появится после выписки сегодняшнего дня. Он сказал, что постарается решить проблему, но если палата и не появится, то кровать с неудобной панцирной сеткой он точно распорядится заменить. В общем согласиться не согласился, но внушил надежду. Через пару часов он нарисовался в нашей палате, что бы порадовать нас новостью о наличии одноместной палаты в которую нас переведут через 2 часа и возможностью уже сегодня посещения родственников. 
Урааа, я была в отдельной палате, с персональным пеленальным столом и спокойствием. 
Радость правда была преждевременна, потому как режим отделения не предполагает спокойствия. Подъем в 6 утра, отбой в 23 часа. Между этим промежутком времени с периодичностью в пол часа кто нибудь за чем нибудь заходит: пройдите на давление, пройдите на укол, замер температуры, завтрак, обход мамаш, педиатор, обработка малышей, пройдите на укол, принесли пеленки, убирают палату, замер температуры ребенка и т.д. В общем, покой вам только снится. 
Приход педиатора ознаменовался для нас плохой весточкой о повышенном уровне билирубина, к нам в палату прикатили лампу, сначала одну, а на следующий день и вторую и строго-настрого наказали светить дите. 
Процедура эта непростая, свет лампы не должен падать в глаза, поэтому поверх детской кроватки натягивают пеленку на уровне головы и следишь, чтобы деть не съехал. На руках необходимо иметь одетые царапки, дабы ребенок не расцарапал себе все тело врожденным маникюром, таким образом свечение на лампах ребенка сопровождается постоянным твоим взором в сторону ребенка, а значит, и на синий свет лампы. 
 
К концу первых суток свечения силы мои были на исходе, как только я ложилась поспать, в палату, как я уже писала, кто-нибудь за чем-нибудь заходил, на вторые сутки я стала дерганая и ненавидела тихо весь персонал. Между тем билирубин падал медленно, а спать хотелось все сильнее. 
В среду я приняла решение отменить себе антибиотики и витамины, дабы уменьшить нагрузку на печень ребенка, процесс падения билирубина значительно вырос, но в норму выписки по-прежнему не попадал. 
В среду при прохождении УЗИ был наконец дан ответ на мой главный вопрос: "Почему я не смогла сама родить", замеры узи показали,что у меня клинически узкий таз, и все мои мучения были напрасны и даже опасны для ребенка, опасны именно выдавливанием. Вспомнилась фраза американца "Такая медицина у нас тоже бесплатная ". Ну что было, то прошло.
В четверг вечером меня сморило и я, запеленав ребенка и выключив лампы, решила вздремнуть часок. Через 20 минут (ну что за напасть!) меня разбудил возмущенный голос дежурного вечернего педиатра: 
- Оксана Валерьевна, я не поняла, почему у вас ребенок не светится, вам что, плевать, что у вас билирубин шкалит. Кто-то лампы ждет, а вы тут спите!!! 
- Да я прикорнуть решила полчасика, это же невозможно круглосуточно светиться. 
- У вас аж две лампы, а вы прикорнуть решили, светите ребенка, люди лампы ждут, пока вы спите. 
Ну тут меня сорвало откровенно 
- Девушка, я лежу в сервисной палате и ваша администрация заинтересована меня скорее выписать, именно по этой причине в моей палате стоит две лампы, а у кого-то ни одной. Я их не украла и даже не просила. Человечнее на вашей должности быть надо. 
- то, что люди лежат бесплатно, а вы за деньги, не дает вам права задерживать оборудование. 
С этими словами она ушла. 
Тут мои нервы сдали, и я разрыдалась, у меня была натуральная истерика от переутомления, очень хотелось домой. 
Зашла медсестричка из детского отделения (померить ребенку температуру) и села меня утешать. Сказала не париться, что это временно, все пройдет, и дома нам будет уже совсем скоро комфортно, а сейчас надо собрать себя в кучу и вырваться из РД. 
Я так и сделала, встала, умылась холодной водой, включила плеер в ухи, Ре под лампу и ПРОТАНЦЕВАЛА всю ночь, чтобы не уснуть. Дите у меня было похоже на курку гриль, но билирубин за эту ночь рухнул на 70 единиц, и вошел в норму выписки. 
Утром в пятницу педиатр согласилась нас выписать, о чем я тут же сообщила родным и близким. 
В заветные 14-15 пришла сестра и забрала нас в выписную комнату. 
Путь к ней лежал в обратном порядке моего рассказа: мы по ступенькам спустились из ПРО, прошли мимо ПИТ, вдоль РО, в котором были по-прежнему нараспашку двери и видны были девочки, корячящиеся в схватках, приемный покой (где тебя готовят к РО) и вот выписная комната. Проделав этот путь, у меня вдруг ярко всплыли все эмоции которые я пережила за последние 6 дней. и так хотелось скорее забрать сына и убежать отсюда домой. 
И вот уже папе вручили белый кулечик, перевязанный голубым бантиком. Бабушки улыбаются, папа рад, все требуют фото, а у меня цель «Быстрей свалить». 
В общем, фото с выписки не удались ))))) 
 
Уже через 10 минут мы были дома. И тут уже началась совсем другая жизнь, открылось второе дыхание, забылись неприятные эмоции, и взгляд на кроху, лежащую теперь всегда рядышком, приводит меня к мысли, что все пройденное и испытанное стоило этого комочка моего счастья. 
А еще я окончательно убедилась в истине слов «Каждому человеку Бог дает только то количество испытаний, которое он в состоянии осилить, и не граммом больше»
 
Написано 04.10.2011
Новосибирск
  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Анастасия_81 (29/11/2012)
ой,девочки. Так-то оно так,но ведь врачи не виноваты в наших проблемах. Они и так делают всё зависящее от них,и не забывайте,что они тоже просто люди, как и мы с вами,только вот работка у них обзавидуешься,если б я вам с их графиком встретилась,боюсь вы бы долго меня поминали не лестными словами))))))))).Спасибо всем за всё!
Оксана131280 (30/07/2012)
Петруська, так никто и не спорит что лотерея. Мне в этой лотерее не сильно повезло. Хотя второго с высокой долей вероятности пойду рожать туда. Но с другим настроем :)
Петруська (30/07/2012)
А по-моему это просто лотерея, кому как повезет. Я рожала два раза в этом роддоме и не было со мной такого ужаса, в таком количестве. А то что никто с нами не вошкается, так это везде так. Наоборот именно во 2 роддоме еще хорошо относятся.
natanos82 (04/07/2012)
Читала ваше, повествование и удивлялась и у меня все практически было так в этом роддоме, только годом раньше. даже прослезилась..т.к. так же как вы плакала от того что не смогла сама, как знобило и как сами лились слезы в Пите и и как эта желтуха мучила моего сыночка..и как лежала в сервисной палате и как ругалась с врачами...а зав отделением правда хороший!!!
Извините, возможность оставлять здесь отзывы доступна только зарегистрированным пользователям.
пожалуйста, представьтесь или зарегистрируйтесь