/Беременность: от планирования до родов/Роды, после родов/Рассказы о родах и истории родов/Роддом №7 г. Новосибирска

Мои роды в семерке 


До родов

Мне очень понравилось быть беременной. Это такое непреходящее чувство приятного ожидания, с которым живешь целых 9 месяцев, а пузик все растет и растет и каждый день от этого просыпаешься в отличном настроении :)  Но на последних неделях нервы начали сдавать: сумки собраны, квартира готова, живот тяжелющий, беременная одежда надоела, пошла сорок первая неделя, а предвестников никаких, родственники подгоняются каждый день - мол, когда же (достали вконец!), да еще и по узи ставят крупный плод, что может грозить кесаревым. Договор с роддомом подписан еще месяц назад, и на осмотр к выбранному врачу езжу 2 раза в неделю. Я решила рожать в семерке у Мехдиевой Н.М. В общем, на последнем осмотре она разрушила все мои мечты о том, чтобы приехать в роддом на схватках, сказала, что это уже переношенная беременность, так что, как говорится, "с вещами на выход". Точнее, на вход. В патологию беременности. А там посмотрим, что со мной дальше делать.
17 сентября 2009 муж привез меня в роддом в приемный покой. Там уже сидело очень много беременных, но так как у меня была платная палата, меня пригласили первую. Меня проводили по бесконечным коридорам в мою одноместную палату, сказали стереть с ногтей красный лак, потом пришла молоденькая медсестра, рассказала, какие анализы мне назначены на ближайшее время и понеслась...
Кстати, в семерке платные палаты находятся в послеродовом отделении, то есть, я лежала с пузом, а в соседних палатах то и дело плакали детки, и мне очень хотелось, чтобы и мой уже скорее заплакал...


Перед родами

В общем, лежала я на дородовом 5 дней. В понедельник утром пришла Мехдиева, посмотрела, сказала, что шейка уже полностью готова, что плод крупный, двойное обвитие вокруг животика, дальше ждать уже нельзя, так что надо решаться на стимуляцию. Мне уже так надоело ждать, что я решилась. Подписала нужные бумажки, позвонила мужу и маме и сообщила им новость, что завтра родится карапуз. Вечером приехали муж и мои родители, мы пошли прогуляться, гуляли по Первомайке часа 3, я бродила и думала, что вот нескоро еще смогу позволить себе такие длительные расслабленные прогулки, но с другой стороны и пузо мне носить тоже осталось недолго. Перед сном разговаривала с мамой, она надеялась, что такая прогулка может простимулировать схватки, но очень глубоко ошибалась... Потом разговаривала с мужем, он пообещал подъехать к 8 утра, чтобы быть со мной на схватках. Потом я смотрела фильм «Джуно» (про 15-летнюю девочку, которая забеременела и родила). Потом пришла медсестра и сказала, что в 6 утра она меня разбудит и проводит на предродовые процедуры. Потом я собрала вещи в родовое и легла спать. Те, кому по плану проводили стимуляцию родов, поймут, что это был за сон. Я то и дело просыпалась, щупала живот, ворочалась с бока на бок, пытаясь уснуть, так как понимала, что надо хорошенько отдохнуть, силы мне пригодятся, а в 5 утра уже была на ногах.
Когда зашла медсестра? я была уже в полной боевой готовности, обвела взглядом палату, в которую мне предстояло вернуться уже с малышом и мы тронулись в путь.


Роды

Сначала клизма – ваще не так страшно, как рассказывают. Эх, вот если бы все роды были такими неприятными? как клизма… Потом меня подняли на 2й этаж и я еще довольно долго сидела в коридоре, ожидая, когда освободится врач и проколет мне пузырь. Когда я наконец забралась на кресло, то успела только спросить, что я буду чувствовать, как из меня уже хлынула вода, ощущения очень странные, наверное, когда воды неожиданно отходят, вообще в полных непонятках. Воды были светлые, я немного успокоилась и пошла в отдельную предродовую. Там мне выдали 2 простынки, я их обе постелила, улеглась и потребовала еще одну, чтобы укрываться, персонал привык не спорить с роженицами и мне принесли. Поставили КТГ. Потом пришел муж, причем его, видимо, долго не хотели пускать, потому что в палату он зашел со словами «да, вот моя жена». Интересно, медперсонал считал, что мужчина в роддом пришел просто так поглазеть? 
В общем, вдвоем стало веселее, КТГ показывал, что все в норме и мне разрешили походить в ожидании схваток. Мы болтали с мужем и старались отвлекаться от напряжения. Через полчаса они начались какие-то совсем неконкретные, слабые и нерегулярные. Потом все сильнее и сильнее. У меня начало сводить руки, пальцы становились деревянными, я не могла ими пошевелить. А безымянный вообще распух, потому что его передавило кольцом. Я испугалась и побежала в туалет (точнее поковыляла, потому что не очень-то это удобно, когда тянет живот, а между ног все еще тряпичная подкладная, потому что воды текут). Там нашла какой-то огрызок мыла и с трудом стянула обручальное кольцо с пальца, пока он окончательно не отек. Потом еще где-то часа 2 ходила по палате и смотрела на свое отражение в пластиковом окне, понимая, что последние часы вижу себя с животом. Пришла Мехдиева, посмотрела раскрытие (2 см) и назначила окситоцин и снова КТГ. Когда мне ставили капельницу, я сдуру спросила, долго ли придется лежать и мне ответили, что до конца родов. Вот тогда мне совсем поплохело. В палате висели часы и я то и дело на них смотрела, отсчитывая, сколько прошло времени. Думала, что к 5 вечера должна родить. Муж сказал, чтоб я не настраивалась и запретил мне смотреть на часы. После окситоцина схватки стали очень ощутимыми, но все равно не регулярными. Муж каждые полчаса бегал в коридор, выискивал Мехдиеву и требовал, чтобы она рассказала ему, что да почему у нас происходит. А потом передавал все мне. Когда стало уже очень больно, мы начали дышать. Так, как учили на курсах, не помогало, и я стала дышать каким-то собственно изобретенным способом (как-то интуитивно получилось), который хоть немножко помогал расслабляться. На то, чтобы болтать, сил уже не было. Я просто лежала, закрыв глаза. Иногда слышала, как муж отправляет смски родителям, чтобы они не волновались. Время от времени заходила Мехдиева, смотрела раскрытие (оно шло очень медленно), предлагала эпидуралку. Я отказывалась, так как у меня проблемы с позвоночником. Тогда мне поставили промидол. Это какой-то легкий наркотик, от которого начинает кружится голова и очень клонит в сон. Муж говорил, хочется – спи. Сначала, я думала, как это – спать на родах.  Но потом поняла, что в промежутках между схватками это единственный способ отдыхать. Потому что боль все равно не притуплялась.
Самое отвратительное то, что мне приходилось все время лежать, привязанной к капельнице. Уверена, было бы легче, если бы я двигалась. Я крутилась с боку на бок, и аппарат КТГ, который теперь уже постоянно был подключен к животу, приходилось постоянно перестанавливать. Когда лежать было уже совсем невмоготу, я малодушно врала, что очень хочется писать, муж бежал за акушеркой, та приносила судно, и я минуты две кайфовала, сидя на нем. 
Раскрытие шло очень медленно. Где-то часов через 7 было только 5 см. При этом схватки были жуткие (по минуте через 2, и так все время), я боялась каждой новой волны боли, просто в панику впадала каждый раз, как глядя на монитор ктг, муж сообщал мне, что вот началась новая схватка. Муж пробовал массировать мне поясницу, но от этого становилось только хуже, поэтому я, чтобы как-то его занять, попросила разминать мои сведенные судорогой онемевшие руки. И к моему удивлению это помогло – муж массировал очень грубо, жестко и это боль немного отвлекала от боли при схватке. Я выдумала для себя еще один способ справляться со схватками – я считала. Просто считала от 1 до 60-70 и знала, что вот на тридцати боль пойдет на убыль.
Через 9 часов этого ужаса раскрытие было 7 см, через 10 – столько же. Я так измучилась, что стала робко просить об операции. Мехдиева сказала, что ждем еще час – и если ситуация не изменится, идем на кесарево. Я чуть не плача стала ее уверять, что ничего уже не изменится, и что зачем ждать, но предатель муж взял сторону врачей и мы стали дальше ждать. Час пролетел незаметно, я то спала, то считала и уже настроилась на кесарево. На очередной схватке Мехдиева посмотрела раскрытие и вынесла вердикт – готовим срочное кесарево. Сразу в палате стало много народу, акушерки отвязывали КТГ, убирали капельницу, помогали перевернуться и сесть, какая-то тетечка приставала ко мне с бумажками, которые надо было подписать в связи с операцией и с привиками для ребенка после рождения и пришел анестезиолог – на редкость невоспитанный, грубый и неуклюжий мужчина. Я пыталась объяснить, что мне нельзя ставить эпидуралку, и просила общий наркоз. Но этот мужлан не стал меня слушать, пользуясь моей беспомощностью наорал на меня что-то вроде, что это не обсуждается, и что «он не хочет из-за меня в тюрьму садиться, после того, как я от общего наркоза не отойду» и грубо всадил в позвоночник иголку. Муж в это время на подоконнике подписывал за меня документы и не мог заступиться.
Счастье наступило почти сразу – живот перестал болеть, ноги занемели. Акушерка помогла мне переодеться в стерильную одежду. Я, глядя на нее ополоумевшим от всего происходящего взглядом и еле ворочая языком, в отчаянии спрашиваю, мол, все с малышом будет в порядке? она не расслышала и отвечает: да все с вашим мужем нормально будет, что ему сделается в коридоре? 
И меня повезли на кесарево. С этого момента я помню очень смутно. Мне было безумно страшно, очень одиноко и сознание милосердно решило меня покинуть. Я очень боялась за ребенка, боялась, что он родится и не заплачет. Поэтому вся операция пролетела, как будто в полусне. Помню, привязали к столу (о, эти ужасные лампы над операционным столом!), воткнули какие-то уколы, мерили пульс, давление, сунули в пересохший рот какую-то таблетку, чего-то спрашивали... кретин анестезиолог продолжал нести какую-то ересь по поводу меня (он узнал, что я журналистка, а он, оказывается, ненавидит всех журналистов как класс, а когда я сказала акушерке, заполнявшей анкету, что мне 20 лет, он выдал что-то вроде «в 20 лет головой надо думать, а не бегать целоваться». Вот придурок, да?), потом кажется пришла моя Мехдиева. Я не помню, как началась операция, помню только, что ощущения были не из приятных - как будто тебе сильно-сильно мнут кулаками бока. Потом вроде запищал ребенок, потом умолк. Ну думаю, показалось (я тогда не знала, что ребенка достают в первые 2 минуты операции). А потом опять закричал и я снова вырубилась. Потом меня откуда-то справа зовут: "Вера, посмотри на меня, у тебя мальчик!" и показывают карапуза, точнее его попу. У меня одна мысль: слава Богу, с ним все в порядке! не было никакого чувства эйфории, только облегчение. Потом мне еще долго мяли бока, потом грубо перекинули со стола на каталку и куда-то повезли.

 

После родов

Первые пять минут я лежала в ПИТе в шоковом состоянии и пыталась понять, кто я и где. А потом смотрю - ко мне подходит мой муж, на лице маска, а в руках сверток. Положил его рядом со мной, приподнял мне голову, чтоб я заглянула в одеяльце, и говорит малышу: "познакомься, это твоя мама". А сыночек очень внимательно на меня смотрел и мне не верилось, что это я его выносила и родила. Я говорю, как назовем, а муж отвечает, как хочешь, так и назовем, выбирай. И я назвала его Данькой, как мужа.
Потом меня еще очень долго трясло, как в лихорадке (это отходил наркоз). Подошла наша неонатолог, сказала, что малыш родился в 19.25 весом 4490 г и 57см, и что 8-9 по Апгар, 2 группа крови положительная. И убежала дальше на роды. А я лежала счастливая рядом со своими любимыми мужчинами.  Откуда-то нашелся мой телефон, я позвонила маме. Новоиспеченные бабушки и дедушки, оказывается, с 3 часов дня дежурили под окнами роддома и все уже узнали через приемный покой. Через полчаса муж отнес сыночка в детское и сам поехал домой. Я попросила, чтобы мне поставили успокоительное и уснула. Проснулась часа через 2, трясти уже перестало, я разослала подружкам смс-ки и принялась взахлеб отвечать на поздравления.
На следующий день меня перевели обратно в мою платную палату, которую я покинула еще с пузом чуть больше суток назад. Я только успела принять душ и позвонить мужу, как дверь палаты открылась и вошла нянечка, на одной руке неся моего сынишку, другой толкая перед собой детскую кроватку. Она сверила наши бирки и передала мне малыша. Я никогда в жизни не держала на руках маленьких детей, но тут была абсолютно уверена, что все делаю правильно. Через час в палату зашла Мехдиева (а я все так и сидела с Данькой на руках), усмехнулась и сказала «Ну что, вот оно, счастье?» И я была с ней абсолютно согласна.


Написано 09.02.2010
Mell,
Новосибирск

  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Извините, возможность оставлять здесь отзывы доступна только зарегистрированным пользователям.
пожалуйста, представьтесь или зарегистрируйтесь