/Беременность: от планирования до родов/Роды, после родов/Рассказы о родах и истории родов/Роды в Барнауле

Мой большой рассказ о родах во втором роддоме г. Барнаула 13.09.2006

Начну с того, что моя беременность была очень счастливой, несмотря на токсикоз, с завидной регулярностью вычищающий мой желудок от завтраков, а иногда и обедов практически до 17 недель, несмотря на все волнения и тревоги, связанные с неважными результатами УЗИ, все же было все время ощущение нереального счастья. Я и сейчас скучаю по своему животику, по толчкам доченьки, по вечернему ритуалу нацеловывания папой пузика и прочтения сказки.
Я очень серьезно относилась к своей беременности, записалась на курсы, ходила на гимнастику. Думаю, наш выпускной в IL Patio запомнился всем тогдашним посетителям и обслуживающему персоналу, видимо, такого средоточия беремоноидов они никогда прежде не видели. Очень весело было наблюдать за улыбками, которыми нас провожали.
В общем, подготовилась я основательно к родам, хотя очень боялась, что меня могут прокесарить, потому что, во-первых, доченька прогнозировалась крупненькой, а во-вторых, моя миопия третьей степени давала все основания меня списать со счетов, хотя окулист разрешила мне рожать при условии, что потужной период не будет длинным. У меня было все готово к рождению доченьки, я приготовила все вещи в роддом, но все не могла собрать сумку, не могла найти подходящей тары. И тут мой муж приносит во вторник вечером сувениры, среди которых сумка, которая подходит мне и по размеру и по цвету, очень симпатичная. Во вторник же я не пошла на гимнастику, дочь не давала ночью спать, создавалось ощущение, что она распирала мне ребра своими пяточками, проверяла на прочность... Это была вторая бессонная ночь, и я решила отдохнуть днем. В общем, вечером приходит муж с преславутой сумкой и я радостно ему заявляю – завтра с самого утра соберу сумку, а в четверг поедем договариваться с врачом (действительно запланирована была встреча)! Вечером прогулялись, мне отчего-то было тяжеловато, муж надо мной смеялся, что нам ходить еще месяц, а я переваливаюсь как уточка. Легли спать и я просыпаюсь от того, что у меня отошли воды. Это нельзя перепутать ни с чем, вряд ли придет в голову мысль, что ты внезапно начала страдать от недержания мочи. Я вскакиваю с кровати и громко говорю: «Жень, у меня отошли воды...» Время 5:38, меня трясет.. Неделя-то 36!!! Всего!!! Мой муж, которого обычно поднять с кровати стоит огромных трудонервозатрат, моментально подскакивает с кровати, включает свет, оказывается возле меня и говорит – не волнуйся. А из меня льется!!! Говорю ему – тащи тряпку, у самой куча мыслей в голове, начиная от отго, в какой роддом ехать и заканчивая тем, что какая же я все-таки молодец, для доченьки все готово, мужу не надо ломать голову. Я иду в туалет, потому что видимо от страха, а, скорее всего по физиологии, меня пробрал понос. Кстати, чудно, даже не пришлось ломать голову, клизмиться или нет. Все само собой осуществилось. Муж в это время что-то делает на кухне, я слышу, как он пьет воду и говорит: « Я сейчас в первый раз в жизни выпил бы грамм 50!». А он у меня не пьет вообще ничего и никогда. Мне, конечно же, от этого стало весело, тем более, что весь страх прошел, потому что муж беспрестанно твердил, как заведенный – «Ура, мы едем за доченькой!», «Представляешь, мы сегодня ее увидим!!», «Скорее бы на нее посмотреть!», «Она решила-таки появиться в наш день!» и т.п. Потом мы со смехом брились, потом собирали сумку и хорошо, что я предусмотрительно положила пару пакетов под мусор, потому что по приезду в роддом меня заставили все перекладывать из моей красивой сумки в эти пакеты!!! Потом муж пулей слетал за машиной, после, сфотографировавшись перед выходом, мы отправились в роддом. Едем, на улице так дивно, 13 сентября, восьмой час, никого нет на улицах, тепло... Муж спрашивает, в какой роддом поедем? Я конечно же, хотела попасть в первый к Нечаеву, но знаю, что он на днях должен закрыться, да и понимаю, что доченька родится недоношеной, а отделение для таких ребятишек лучше во втором. Туда и направились. Я, откровенно говоря, настроена была на роды с мужем и с личным врачом, но в тот момент мне было все равно. Подъехали к роддому, а сами даже не знаем, куда идти, в какую дверь ломиться, из меня льет, не помогает даже прокладка. В полумокрых штанах, придерживая зачем-то живот, мы находим нужную дверь, звоним, нам открывают. Не очень любезно встретили, честно говоря, не торопились принимать. Муж волнуется, мне почему-то уже смешно, как будто я эту ситуацию вижу со стороны. Приходит какая-то женщина, говорит нам, куда садиться, я замечаю, что у меня воды вообще-то отошли, я почему-то думала, что это должно заставить двигаться быстрее, ведь роды как правило в этом случае происходят быстрее, но никто никуда не торопится. Время полвосьмого. Воды отошли в 5:38. Проходит минут десять-пятнадцать. Мы сидим в холодном коридоре. Я вместе с мужем жду схваток, есть какие-то доселе неизвестные ощущения, но мне кажется, что это не они. Пока сидим, слышим как кричит в родах девушка, а потом к ее крику примешивается плач ребенка. Я чуть не прослезилась. Выходит еще одна женщина, берет наконец-то у меня обменную карту, листает ее, спрашивает, какая неделя, я отвечаю – 36, она удивленно: А что же вы тогда здесь сидите?». Я в ступоре –«Есть другое место?» Рыщет в моей обменке в поисках родовых сертификатов. А я стояла на учете в платной клинике и уменя их нет. Тетенька как-то довольно презрительно говорит: «Что же вы без них будете делать?» В этот момент надо было видеть лицо моего мужа, который явно хотел ей объяснить, что он с ней может сделать. Видимо, она прочла это в его добрых глазах, потому что дальше пошло все быстрее. Мне выдали серую ночнуху, хотя у меня с собой была моя, домашняя, красивая и вкусно пахнущая, но мне не разрешили ее надеть. Из моих заботливо сложенных вещей разрешили оставить один пакет, сказав, что ничего мне не понадобиться кроме полотенец и родового набора. Отправили в следующий кабинет, для этого надо было проститься с мужем. Если до этого я мечтала рожать с мужем, то в тот момент мне стало очень трудно представить его рядом с собой, мне просто необходимо было остаться с самой собой наедине. В общем, я отправила его слегка бледного, но очень воодушевленного решать все вопросы, связанные с финансированием нашешго пребывания в роддоме. Прошла я в этот кабинет, посадили меня на кушетку, обтянутую коричнево-красным дермантином, девушка спросила – льет? Я говорю, конечно. Она отвечает, ну подложите что-нибудь под попу. Что, спрашивается? У меня с собой только набор рожениц и два полотенчика. Подложила одно из них, оно моментально стало мокрым, пока меня расспрашивали во второй раз, что да как, будто сложно прочесть обменную карту. Заполнила она какую-то форму, я сижу, болтаю ногами, разговариваю с доченькой, говорит затем – давайте посмотримся. Давайте, думаю я, я уже сорок минут здесь у вас, а еще никто меня не смотрел. Подошла она ко мне и говорит, подложите что-нибудь под себя, а то я буду вас смотреть, водичка снова польется. Ну, я открыла этот набор рожениц «Иволга», кто ж меня предупреждал, что он стерильный и его надо было открывать только в родовой? Осмотрела, измерила, пощупала. Я спрашиваю, что? Она говорит, открытие есть, 3 см, рожаем. Я думаю, прикольно, уже три см!!! Дальше она мне дает мою карту и отправляет через душевую на пост, говорит, отдайте эту карту медсестре, вас определят в родовую. Провожают меня в родовую номер 5. При этом никакой суеты, все так спокойно, тихо. Не слышно ни криков, ни стонов, хотя мне говорят, что все родовый заняты. В родовой мне понравилось, чистенько, раковина, какие-то шкафчики, и – о чудо!- мяч!Я тут же подручными средствами его как могла помыла и оседлала его. Мне этот мяч очень помог, на схватаках он очень облегчал мне страдания, да и вообще было приятно на нем сидеть, расслаблялось хорошо, дышалось ровнее. Спустя некоторое время появляется очень приятная молодая девушка в халате, у нее бейджик, на котором написано Мария Ивановна Девяткина. Оказывается она врач. Я очень удивлена, она очень молодо выглядит и, на мой взгляд, она ничуть меня не старше, а мне 25. Опять начинаются расспросы, очень долго она заполняет карту, я все не могу понять, есть у меня схватки ли нет, потому что ожидаю сильной боли, а ее нет. Мне ставят катетер, ставят в попу укольчик, для того, чтобы у доченьки успели раскрыться легкие. Проходит еще некоторе время, на меня никто особо не обращает внимания, я катаюсь на мяче, хожу в туалет, улыбаюсь всем подряд. Мне ставят КТГ, объясняют, на что надо обращать внимание. Лежать не очень-то приятно, я вообще не люблю бездействовать, белый потолок смотреть неинтересно. Приходит Мария Ивановна, отключает КТГ, мы с ней идем на УЗИ. Стоим возле кабинета к Тыщенко, она говорит, что план такой - если сейчас врач говорит, что ребенок готов, то рожаем, если нет, то кладем тебя на три денечка, ставим укольчики, чтобы подготовить ребеночка. Я спрашиваю, разве я сейчас не рожаю, вроде схватки есть, немного болит. Она мне говорит: «Настя, поверьте мне, вы не рожаете, когда женщины рожают, это видно, у вас не схватки, а предвестники». В общем, заходим к Тыщенко, он меня смотрит, говорит, что готовность ребенка на 8 баллов, вес 3300, в это время медсестра говорит, что ребенок недоношенный, неделя 36, на что тот удивленно говорит –«Ну и что? Ребенок готов, рожайте». Я выхожу довольная, понимая, что с дочей все хорошо, протягиваю карту врачу, она мне говорит, что восьми баллов маловато. Как обухом по голове obmorok … Ну ладно, вперевалку доходим до родовой, я опять возвращаюсь к своему мячу, продолжаю думать, что я все же не рожаю, а так, балуюсь. Снова ставят КТГ, опять кладут. Помню, что мне сказали следить, чтобы значения были не выше 140. Приходит акушер, улыбаясь, снимает с меня датчик и говорит, что там «Мой» пришел и обязательно надо выйти, потому что либо он так сильно волнуется, либо очень хорошо притворяется. Выхожу в тот самый коридор, в котором нас принимали, там расхаживает мой родной. Лицо у него прямо скажем озабоченно-участливое. Сажусь на кушетку. Что-то говорим друг-другу, он все интересуется, есть ли у меня схватки, я пожимаю плечами говорю, что не понимаю, вроде есть, но врач уверяет в обратном. И тут меня прихватывает. Милый старательно потирает мне поясницу и очень возбужденно твердит – дыши, дыши, дыши. Что остается делать? Дышу. Отпускаю его через несколько минут, а он радостно мне говорит, что совсем немного осталось до встречи с нашей бусинкой! Время подходит к 12. В очередной раз прохожу мимо поста в туалет, замечаю своего врача, она мне спокойно говорит, «Настя, сходите в душ, а потом мы вас обезболим». Я, честно говоря, была настроена на роды без обезболивания, но поскольку сценарий моих родов сильно изменился, я склонялась и в этом пункте внести коррективы. А так как мне было обещано, что это всего лишь начало, я согласилась. Пошла в душ, там из крана текла вода отрезвляюще холодная, кое-как ополоснулась, потому что расслабиться под такой водой не получалось. Думаю, что-то опять меня прихватывает по-большому (проклятая медвежья болезнь). Возвращаюсь на раскоряку в родовую. Сижу на мяче и уже понимаю, что становится невесело, не успеваю засекать через какое время идут мои «предвестники», но понимаю, что чаще, чем через две минуты. Раскачиваюсь на мяче и сосредоточенно дышу, вспоминаю все, что нам рассказывали на курсах и пытаюсь воплотить. Руки дрожат, лоб в испарине и ноги ватные. Сижу с закрытыми глазами и не вижу, кто входит в родовую, слышу лишь встревоженный голос: «Настя, у тебя так часто схватки?» Я не открывая глаз, киваю, потому что говорить сил нет. Ощущаю нарастающую суету возле меня, открывая глаза, вижу уже пятерых человек… Мне велят залезть на кресло и кто-то удивленно протягивает – полное раскрытие…рожаем. Я ехидно думаю – вот-вот … Если бы они хоть раз меня осмотрели с тех пор как я сюда приехала были бы не так сильно удивлены. Видимо на лице мое ехидство отражается другими эмоциями, потому что мне говорят – спокойно, сейчас надо подтужиться, потому что головка еще не опустилась. Разрешают тужиться в любой удобной позе. Оказывается, мне удобно сидя на корточках, тужит меня хорошо, и получается вроде неплохо, потому что проходит несколько минут, буквально около пяти – десяти и мне говорят, что надо залезть на кресло. Зачем – проносится у меня в голове, мне так здесь хорошо? При этом в голос меня окрикивают, когда я пытаюсь своими силами туда забраться – на попу не садись!!! В итоге закорячилась я туда не без их помощи. А дальше очень быстро рожается моя доченька. Помню лишь, что в моей голове пульсировала одна мысль - не кричать «мама». Я слышу, как мне говорят, что вышла головка и теперь осталось чуть-чуть, потом момент и мне говорят – «Настя, открой глаза». Я открываю и вижу свою бусинку, точно такую, как я ее представляла. Она возмущенно кричит. Взвешивают, акушерка довольно говорит - 3315, 50 см. По Апгар ей дали 8/8. Поднесли, показали, я протягиваю руки, чтобы ее взять, но акушерка говорит, что ее надо отвезти наверх, осмотреть, все же она считается недоношенной. Я даже не смогла ее поцеловать. Хотя папе дали. Я ему тут же позвонила и они подождали, пока он приедет, он первый держал ее на руках и видимо, поэтому дочь души в нем не чает. Он держит на руках ее в коридоре, а для меня начинаются настоящие круги ада. Потому что послеродовой осмотр для меня был самым болезненным этапом в родах. Я дала себе волю даже простонать, а Мария Ивановна развлекала и отвлекала, как могла, хотя все же заметила, что я рожала спокойнее. Видимо, я расслабилась раньше, чем следовало. У меня оказался небольшой порыв, который врач предложила зашить, чтобы лучше зажило. Хоть она и сделала мне анестезию, я думала, по мне вышивают живьем крестиком . А потом я лежала на столе и всем звонила, потом лежала в коридоре и опять звонила, пришел муж и сказал, что наша дочь самая красивая. Кто бы сомневался? Потом я пять дней лежала в роддоме, в сервисной палате, девятой по-моему (та, которая с душем, туалетом и биде). Очень мне понравились нянечки из детского отделения, практически все относились тепло, дочь лежала не со мной, мне разрешали на ночные кормления ее забирать надолго. Была желтушка, точней даже билирубин был 300, но мы все преодолели, лежали с ней в седьмой больнице, слез я пролила немало, хотя сейчас понимаю, что это такие мелочи, просто гормоны играли. У нас все искали, почему мы родились такие большие и недоношенные. Все признаки незрелости вскоре прошли и доченька уже второй год нас с папой радует, а я спокойно отношусь к предстоящим родам и второго и даже третьего ребенка (в планах)... Хотя второй раз такой послеродовой осмотр я бы не вынесла….

15.12.09,
Тедди,
Барнаул




  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Настюлечка289 [] (20/10/2012)
Аж воспоминания нахлынули!!!!!!!!!!!!!
Настюлечка289 [] (20/10/2012)
Аж воспоминания нахлынули!!!!!!!!!!!!!
МаминаДочка (13/01/2011)
Замечательный рассказ)
Павлушенька (24/02/2010)
Ой девоньки наверно каждая из нас найдет что рассказать на досуге о своей родовой истории. А за рассказ 5+.
(24/12/2009)
Здравствуйте Тедди , прочла ваш рассказ и нахлынули воспоминания о своих родах, почти таких же, родились мы недоношеные, желтуха то есть билирубин был 380, лежали в кювези под капельницами, кормить ходила разрешали иногда приносила молоко. В больницу я отказалась ехать по совету педиаторо который за малым наблюдал выписал все лекарства, я его пролечила на контрольный замер билирубина мы приехали в роддом сбежались все кто был так как билирубин был в норме вот что значит дома и стены помогают, сейчас малышу Захару 4,6 лет.

Есть мнение?

Текст:
Автор:

E-mail:
(будет защищён от спаммерских роботов)
Код: 
 Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться