/Беременность: от планирования до родов/Роды, после родов/Рассказы о родах и истории родов/Роддом при ЦКБ СО РАН г. Новосибирска

Мои роды в ЦКБ

Предисловие.
К родам у меня формулировались такие желания:
  1. Не хотела, чтобы врач был мужчина;
  2. Не хотела ставить эпидуралку (страшно);
  3. Не хотела ложиться в роддом заранее (до этого никогда не лежала в больнице, боюсь анализов крови и уколов).

ПДР мне ставили на 20 марта, по моим подсчетам 21-22 марта. 13-го марта на очередном осмотре врач мне выдает направление в ОПБ на кесарево с диагнозом «исключить затяжной потужной период» от окулиста. Слова гинеколога: «Потужной период может длиться 16 часов…», мои возражения, что он длится около получаса, ни к чему не привели. Я В ШОКЕ.

17 марта. Иду «сдаваться». В роддоме меня осматривают, открытия нет, ребенок высоко. Отпускают погулять еще недельку и направляют на консультацию в МНТК. Ура! Не только я не согласна с тем чтобы мне делали кесарево.
Сразу записываюсь в МНТК и в ЦМНТ для уверенности (раньше бы кто-нибудь подсказал). В обоих местах мне дают «добро» на естественные роды.
Прошла неделя. Незаметно пролетел ПДР. Никаких ощущений. В понедельник в роддом я не поехала, не хотелось. Но тут свое слово сказала мама: «Ты ничего не понимаешь в родах, вдруг начнутся, лучше быть под наблюдением врачей». На следующий день поехала сдаваться.

25 марта. Муж вызывает такси, приезжает черная машина с черными стеклами и номером 666. Меня отправляют в ад.
Меня принимают, оформляют, и начинаю тянуться бесконечно дни с уколами, капельницами, анализами каждое утро. Сначала мне казалось, что я всего пару дней полежу и роды наступят. Я ошибалась. И все бы ничего, лежишь, как в санатории, лес за окном, гуляла каждый день, но уколы меня добивали, «сзади» были синяки с шишками и от этого было еще больнее. Продвижений к родам почти никаких.

На выходные домой меня не отпускают. Зато отменили уколы, увидев, во что превратилась моя попа. Гуляю дальше, хожу по лестницам вверх-вниз, слушаю мои перспективы от врачей: прокол пузыря, раскрытие руками, и если ничего не выйдет то кесарево.
Как-то в разговоре с лечащим врачом, заведующая сказала про то, что мне можно еще сделать, но я не расслышала, и меня потом отправили из кабинета. Позже мне сказали купить «препидил-гель» и от него в следующие 12-24 часа могут начаться роды. Я согласилась.

1 апреля. Вечером мне ставят «гель». Ложусь спать.

2 апреля. 0.00 просыпаюсь с мыслью, что меня ничего не возьмет.

2.00 опять просыпаюсь. Что-то не так. Снизу живота что-то «накатывает», но я бы это «схватками» не назвала. Засекаю время, под одеялом на сотовом, - 7-8 минут. В перерывах сплю. Постепенно интервал уменьшается.

4.00 Страшно, но надо просыпаться, вставать и звать медсестру. Встаю. Вызывают врача. Отправляют в родильное.
На схватках начинаю немного «загибаться», но пока не больно. Недовольная бабушка в приемном бреет меня, ставит клизму. Мне в тот момент было не до нее, я даже не видела, что она там делала. Сидя на унитазе после клизмы, переписываюсь СМС-ками с мужем. Потом меня определяют в родовую палату, меряют КТГ и оставляют одну.

Рассветает. Хожу кругами по палате. На схватках держусь за подоконник и смотрю на природу, лес, белок, скачущих по снегу. Уже больно. Колют уколы, опять в мои больные «места». Время летело быстро, но чем меньше интервал – тем оно дольше стало тянуться. Утром меня обрадовали – роды будет вести Воронцов (единственный мужчина врач, и я попала именно в его смену, а может это даже и лучше).

Около 9 мне прокалывают пузырь. Сразу откуда-то набежало куча людей посмотреть на это дело. Врач из патологии тоже пришла посмотреть, чтобы убедиться в правильности проводимых мероприятий на прошедшей неделе. Воды оказались светлыми, мне дали подкладную пеленку и опять все разошлись.

Потом мне стало конкретно больно на схватках. Я не знала, куда себя деть, ходила, стонала и кричала, лежать пробовала – не выдержала. Время как будто остановилось, и осталась одна боль. Пришла анестезиолог и предложила «свои услуги». Но для установки эпидуралки нужно было, не двигаясь просидеть 10 мин. Я уже этого не могла, у меня началась истерика от безвыходности, начала просить общий наркоз. Пришла заведующая, начала ругаться на меня, сказала, что вообще все обезболивающие отменят, что я тут устраиваю и т. д. Это меня «добило», я легла на кровать и стала тихо мучиться, раз покричать уже нельзя.

Тут анестезиолог протянула мне бумажку, где надо расписаться, что я согласна на эпидуралку, я расписалась. Потом они с медсестрой по-доброму со мной поговорили, рассказали, как правильно дышать надо, как сесть поудобнее, и установили катетер в спину.
Пока мне устанавливали, я увидела мужа в коридоре, и подумала, как он меня такую растрепанную и заплаканную увидит. Заставила себя успокоиться, и тут как раз обезболивающее подоспело. Далее я лежала на кровати, муж сидел рядом, боль ушла совсем, только как-то одна нога затекла. Нам разрешили походить по палате, и мы ходили. Муж придерживал меня, чтобы я не упала, и возил за мной капельницу. Периодически подходил Воронцов, проверить раскрытие, оно шло хорошо. Как начинались чувствоваться схватки, я просила «допинг» и мне добавляли обезболивающего.

Потом я почувствовала потуги, Воронцов проходя мимо (в соседней палате тоже лежала женщина, только тихо так, не то, что я) сказал, чтобы я поприседала. Когда уже невозможно было терпеть, меня уложили на кресло, что-то Воронцов «там» проделал и стали тужиться. Опять вокруг собралось много людей и все мне помогали, подсказывали, что и как делать.

После нескольких усилий ничего не получилось, я чувствовала, как ребенок выходит, но потом возвращался обратно. Тут Воронцов дал команду, что мы должны родиться в 12.30, надавил на живот, меня разрезали перед этим. И вот родилась моя дочка 4330 и 58 см, только она не закричала сразу, а как-то недовольно «забурчала». Ее выложили мне на живот, такую грязную, я ее обняла и заплакала от счастья (что все закончилось). Потом ее обработали, завернули, и дали мужу подержать. Потом приложили мне к груди.
 
Потом меня зашивали, но я ничего не чувствовала, мне добавили обезболивающего. Следующие 2 часа мы болтали с мужем, звонили по телефону родственниками. В третьем часу меня увезли в одноместную палату (я захотела комфорта).

И снова началось «страшное». Каждодневная обработка швов, уколы, при которых я утыкалась в подушку от боли, анализы, промывание матки 2 раза, хотя УЗИ показало, что все в порядке. Но со мной была моя девочка, и я настраивала себя, что все ради нее, и я не должна раскисать.
10 апреля мы вернулись домой!!!

Написано 08.09.09,
-Elena-,
Новосибирск
  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Есть мнение?

Текст:
Автор:

E-mail:
(будет защищён от спаммерских роботов)
Код: 
 Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться