/Беременность: от планирования до родов/Роды, после родов/Рассказы о родах и истории родов/Роддом №7 г. Новосибирска

Радужный рассказ, или роды Радуги.

Первой, кто узнал о моей беременности, была моя семилетняя дочь. УЗИ подтвердило беременность 30 декабря, и я решила приберечь эту новость до Нового года, но так и подмывало с кем- нибудь поделиться. Дочь сначала запрыгала, потом закричала- “Ура! Ура!”, а потом ушла в свою комнату и притихла. Я на цыпочках пошла за ней и прислушалась. Вы не поверите, чем она занималась- сидела на кровати, задрав голову к потолку и молилась- “Господи, ну хоть бы девочка! Господи, ну пусть это будет девочка!” И хотя папа был стопроцентно уверен в мальчике, в 22 недели УЗИ показало все-таки девочку.

Как пролетела беременнось, я даже не заметила. Врачи шутили- “Были бы все беременные такие, как ты, у нас бы работы не было”. Из месяца в месяц я заходила в кабинет, мерила давление, взвешивалась, узнавала, что все прекрасно и прощалась. Откровенно говоря, пару раз меня посещало подозрение, что врачи стараются найти в моем организме хоть какое- то отклонение от нормы, но не могут.

Срок родов у меня был 25 августа, на тот момент большинство роддомов в городе были закрыты на помывку, и выбор у меня был не сказать, что очень большой. Для начала я позвонила в четверку. Дело было, как сейчас помню, 25 июля, и она после помывки работала второй день.

- Когда срок? - уточнила девушка с милым голосом. Я сказала.
- До конца августа места уже расписаны,- с искренним сожалением вздохнула она. – Одно место осталось в двухместной палате, подъезжайте завтра пораньше с утра, может, еще успеете.

Ничего себе!- подумала я и позвонила в Горбольницу. Но разговор с сотрудниками Горбольницы радости мне не прибавил. Выяснилось, что платные роды как таковые там почему- то отменили. Остались только платные послеродовые палаты, что меня, в принципе, устраивало. Минус- они были двухместные, а я хотела одноместную. Второй минус- их было всего две, и на всех желающих мест могло не хватить. Третий, прямо- таки огромный минусище, состоял в том, что никакой записи в эти палаты не велось.

- Вы ведь не знаете, в какой именно день будете рожать?- спросила меня сотрудница приемного покоя.
- Не знаю,- призналась я.
- И я не знаю,- отрезала она. – Как же я могу вас записать на какую- то определенную дату?
- А как вообще попасть в платную палату?- не сдавалась я.
- Приезжаете со схватками, рожаете, если есть места, после родов ложитесь в сервисную палату. Если нет, – в обычную. А если и в обычной места не окажется, придется в коридоре полежать,- злорадно добавила она.

Лежание после родов в коридоре не устраивало меня совершенно, и я принялась звонить в седьмой роддом. Я слышала о нем много хороших отзывов, и там родили своих детей несколько моих подруг. Кроме того, в семерке, одной из немногих, были одноместные послеродовые палаты. Не устраивало меня только одно- его удаленность от Ленинского района, где я живу. Набирая номер, я была готова к любому ответу. Если бы мне ответили, что на платные роды надо записываться еще до зачатия, я бы не удивилась.

- Со сроком меньше 35- ти недель не берем,- ответила мне некая Елена.
- У меня 36,- заверила я ее.
- Приезжайте на УЗИ.

Кустов, который делал УЗИ, произвел на меня самое хорошее впечатление- спокойный, уверенный, внешне приятный и чувствуется, что отличный специалист.
- Кого ожидаем?- спросил он, разглядывая экран.
- Девочку. – Кустов хмыкнул.- А что, - насторожилась я, - что- то новое выросло? Не вставая с кушетки, я исхитрилась вывернуться и посмотреть на монитор. Последний раз я видела своего ребенка в 32 недели, и тогда были четко видны щечки, аккуратные губки и закрытые глазки. Но за прошедшие с того момента четыре недели ребенок подрос, и уже не помещался полностью на экране. Поэтому я разглядела только совершенно бессмысленные размытые черно- белые пятна.
- Да нет, не выросло. Девочка. Когда срок?
Я назвала.
- Вообще- то мы обычно настаиваем на госпитализации за неделю до срока. Но вам, - он еще раз пролистал мою обменную карту,- здесь неделю делать нечего. Ляжете за один день.
- А если я раньше рожу?- поинтересовалась я.
- Приезжайте, примем,- пообещал мне Кустов.- Как схватки через 10-15 минут будут идти, можно ехать.

За роды мы заплатили 9900. В эту сумму входило: дородовая госпитализация, отдельная дородовая, присутствие мужа или другого родственника на родах, одноместная послеродовая палата, посещение в послеродовый период родственников. Можно было еще отдельно выбрать врача, принимающего роды, стоило это, по- моему, 4500. Но я в том роддоме никого лично не знала , поэтому, Иванов будет у меня принимать роды или Петров, мне было все равно. В полисе оговаривалось, что это должен быть врач высшей категории.

Следующим моим шагом была покупка милого халатика и трико для роддома. Воображение рисовало мне картину: вот я, одетая в бирюзовые штанишки и свою любимую футболочку, ложусь 24 августа в роддом. Отдыхаю себе в удовольствие, познакомилась с другими беременными, читаю книжки, вышиваю крестиком. Родственники без конца навещают меня, мешками приносят передачки и по очереди звонят узнать, не родила ли я еще. Стоп,- сказала я сама себе,- так дело не пойдет. Во- первых, все мои близкие живут на другом краю города, в Ленинском районе, все работают, и без конца навещать меня не смогут. Мешки передачек я съесть не осилю, так как за беременность привыкла есть очень мало, как это ни парадоксально. Выросший живот давил на желудок, и насыщалась я очень быстро. Кроме того, у меня волшебным образом начисто пропало желание есть жирное, жареное, мучное и сладкое. Результат- похудевшая попа и постройневшие бедра. Понимаю, что говорить о какой- то стройности на девятом месяце беременности нелепо, но тем не менее, это было так. И самое главное, я не могу долго лежать в роддоме, так как 1 сентября хотела проводить дочь в школу. Получалось, что родить мне было просто необходимо никак не позже, чем 27 августа.

Мне представился другой вариант развития событий: я, измученная ожиданием родов, которые все не начинаются, хожу за врачами и умоляю проколоть мне пузырь. Старшую дочь я родила в 41 неделю, и то только после прокола пузыря, так что такую возможность я вполне допускала. Не знаю, приветствуется в седьмом роддоме такой способ ускорения родов или нет, но в моих мечтах мне все, как один в этом отказали.

12 августа у меня начала ныть спина. Несильно, так, будто долго работала внаклонку или руками перестирала груду белья. Вот незадача- то, -подумала я, легла и пролежала на диване целый день. Пока лежала- спина не болела, вставала- снова начинала ныть. Ближе к ночи муж сел за компьютер, а я решила пораньше лечь спать. Я постелила себе на полу старое вытертое одеяло, стащила с дивана подушку и легла. Надо сказать, что последние три ночи я не могла спать с мужем. Не в смысле секса, а в смысле сна- меня прямо раздражало, что он рядом лежит. И на жестком полу мне было комфортнее, чем на диване. И тут потянуло низ живота. Я не придала этому значения, перевернулась на другой бок и снова попыталась заснуть. Мне это не удалось, а через 20 минут снова потянуло низ живота. Тогда я легла на спину и стала смотреть в потолок. Ровно через 20 минут еще раз потянуло низ живота, потом больше ничего не тянуло, но зато начисто пропал сон. Так и не дождавшись, когда он вернется, я, кряхтя, выползла со своей подстилки и пошла стирать белье. Кольнуло в живот. Потом еще раз. Я засекла время- покалывало ровно через те же 20 минут, секунда в секунду. Потом колоть стало ощутимее, схватит- отпустит. Это, конечно, странно, но я, родившая уже одного ребенка, никак не могла понять- схватки это или нет. Первые роды начисто стерлись из моей памяти. Нет, я, конечно, помнила, что сначала схватки слабые, потом сильнее, потом потуги, и вот все позади. Но как именно ощущаются эти схватки, я вспомнить никак не могла. Поэтому до последнего надеялась- а вдруг не то? Вдруг я просто устала, или что- то тяжелое подняла? Кроме того, наступило уже 13-е число, а рожать 13- ого я никак не хотела. И как мне было добираться до Первомайки? Машины у нас не было, а “скорая” неизвестно, повезет меня туда или завезет на Горбольницу, она гораздо ближе. И прощайте тогда мои кровные 9900. А вдруг я доеду до роддома на такси, а мне скажут:- А чего это вы так рано- то?! Мы вас только через 12 дней ждем, мест нет!

И при этом буквально накануне я смотрела фильм о беременной женщине, которую похитили злые люди. Так вот, когда у нее начались схватки, она резко присела, схватилась за живот и начала громко стонать:- Рожаю! Рожаю! – А я ничего, бегаю по квартире, белье перестирала, картошку грязную перемыла, целое ведро и пол в коридоре даже подтерла. Если она, первородка, смогла точно определить начало родов, то я и подавно смогу, - думала я.

Где- то в половине четвертого у меня появилась здравая мысль: если у женщины на 39 -ой неделе беременности колет в животе, и это не схватки, то ведь это все равно не нормально! Я поняла, что без вызова “Скорой” не обойтись. Кое- какие вещи у меня уже были собраны, я подстригла ногти, помылась, побрилась, не поверите, но выщипала брови, слегка подкрасилась и позвонила 03. Муж прямо обалдел от неожиданности, он за своим компьютером и не видел, что я уже не первый час в раздумьях: рожаю- не рожаю?

Я позвонила маме, чтобы она пришла, посидела с дочерью, благо, мама живет через дом, а сама легла на диван. Боли не было, было огромное желание, чтобы меня оставили в покое. Муж трясущимися руками кое- как натянул брюки и пошел на улицу встречать “скорую”. Пришла мама, посмотрела на меня, скособоченную на диване, и протянула руку поправить подушку.

- Не трогайте меня никто!- неожиданно для самой себя истерично выкрикнула я.
- Ага, - понимающе произнесла мама.
Тут подъехали медики- толстый дядька в мятом халате и заспанный водитель.
- Меня везите в седьмой роддом,- сказала я вместо “здрасьте”.
- Это где?- удивился дядька.
- Знаю, на Первомайке,- зевнул водитель.
- Договаривались?- посуровел дядька.- На обменной карте записано?
- Договаривались. Записано.

Около пяти утра мы выехали из дома. Машина внутри оказалась оборудована так себе, точнее говоря, не оборудована ничем вовсе. Я легла на жесткую кушетку и уставилась на гнутое ведро, стоявшее в углу. Машину на кочках трясло, ведро подскакивало и кушетка подскакивала тоже вместе со мной. К тому моменту, когда мы добрались до родома, сомнений, схватки ли это, у меня уже не было. Всю дорогу я решала, рожать мне с эпидуралкой или нет. Первую дочь родила с ней, а второго ребенка была настроена рожать без обезболивания. Впрочем, к концу пути я уже не была в этом уверена.

Сдав меня в приемный покой, машина скорой помощи уехала, муж остался в коридоре на лавочке, а я поступила на попечение медсестры. Мне была выдана полотняная рубашечка и халатище такого размера, что в него запросто поместилась бы вторая я, даже беременная.

- Какая по счету беременность, какие роды?- спросила медсестра. Я ответила. Она начала записывать эти данные в журнал, я тоже от нечего делать посмотрела туда. У женщины, которая была вписана передо мной, оказалась 17-ая беременность и только первые роды. Так же мне были заданы стандартные вопросы- когда у меня были месячные и курит ли мой муж. Вот ведь странно- курит муж или нет, я отвечала за беременность неоднократно, но ни разу никто не поинтересовался, курю ли я. Неужели это менее важно?

Между тем схватки усилились до такой степени, что у меня пропал голос, и говорить я могла лишь шепотом. Медсестра внимательно посмотрела на меня.
- Вы расслабляйтесь, когда схватка заканчивается,- посоветовала она.- Отдыхать- то между схватками надо!
Я начала прислушиваться к себе и с удивлением заметила, что расслабляться мне, собственно говоря, некогда, потому что перерыва между схватками практически нет.
- Что- то вы мне не нравитесь,- сообщила мне тут медсестра.- У вас схватки идут слишком часто. Пойдемте- ка сразу наверх. Муж будет на родах присутствовать?- Я помотала головой.- Тогда отпускайте его домой.

Я сложила вещи в пакет и вышла в коридор. Муж ходил взад- вперед, разглядывая разнообразные объявления на стенах.
- Ну что?- нервно спросил он. Я сунула ему пакет и небрежно махнула рукой в направлении входной двери- иди, мол, свободен.- А ты?- Я снова махнула, так как говорить не могла, а он этого не понимал.- Тебе что сказали?- не отставал он.
- Позвоню,- прошипела я.

Мы с медсестрой поехали на лифте на второй этаж. Она вышла и резво побежала по коридору, а меня скрутило так, что я встала у стены и боялась лишний раз пальцем пошевелить, а не то что бежать следом. Совсем рядом, за углом, разгоривали врачи, они казались мне на тот момент почти богами, способными хоть как- то облегчить мою участь. И я уже душу готова была продать за эпидуралку. Из- за угла выглянула медсестра приемного покоя, потерявшая меня по дороге. Я доковыляла до нее и была сдана врачу. На бэйджике было написано ее имя, я его прочитала и даже выучила, но моментально забыла. Прошептав еще раз, что муж, да, курит, месячные с тринадцати лет, а за беременность я набрала 5,5 кг (врач при этом покосилась на меня недоверчиво), я легла на кресло. “Сейчас скажет- открытие пять пальцев”- неизвестно, почему подумала я. И еще подумала, что, кажется, именно после пяти пальцев анестезию уже не ставят.- Полное открытие, - сообщила врач. – Пузырь не лопнул, сейчас проколем и пойдем на стол.
- Эпидуралку ставить уже поздно?- на всякий случай уточнила я.
- Какая эпидуралка? Рожать пора!

Я сползла с кресла, халат при этом остался задран на спину, и тут живот скрутило так, что я согнулась в три погибели и легла грудью на письменный стол врача. В этой позе мне стало видно окно, и я с удивлением заметила, что уже, оказывается, совсем светло. Сзади меня проходили какие- то люди, но, кажется, никого не шокировал вид стоящей с голой попой женщины. Навидались и без меня всякого, - догадалась я. Затем меня провели через коридор в родильный зал. Где находилась предродовая палата, мне узнать было уже не суждено. В коридоре на каталке лежала уже родившая женщина в очках, я с завистью посмотрела на нее. Справа лежала беременная, ей слушали на аппарате сердцебиение плода, и стук маленького сердечка раздавался в полной тишине на весь коридор. На высокий родовый стол, застеленный большой бумажной салфеткой, я залезла на удивление легко и быстро. Подошла акушерка (одна из тех, кто видел меня с голой попой на столе), спросила, как меня зовут. Я сказала.
- А вас?- cпросила я.
- Даша, - ответила она. Косенкова,- пронеслось в моей голове.- Тужит?- поинтересовалась Даша.
- Нет.
- Ну ладно, полежи пока.- Даша вышла в смежную комнату. Через минуту мой живот начало распирать изнутри, и тут ко мне неожиданно вернулся голос.
- Даша!- завопила я.- Тужит!

Даша вернулась с врачом. Я снова внимательно посмотрела на ее бэйджик, прочитала имя и тут же забыла его снова. Ну не работала у меня в тот момент голова на запоминание имен! Начали мы все вместе тужиться. Но как я ни старалась, вытолкнуть ребенка у меня не получалось, и все тут. Дело в том, что после первых родов на промежности остался очень грубый неэластичный рубец, вот он- то и не давал ребенку выйти.Минут десять я по- разному задирала ноги, хватала руками поручни, пыхтела, тужилась, но все было напрасно. Тут Даша повнимательнее пригляделась к моему рубцу, и сказала:
- Ага!- она подозвала врача, та подошла и заглянула:
- Ого!- после этого они вместе подозвали какую- то третью тетеньку, та тоже пришла на меня посмотреть:
- Ничего себе!
- Слушай, это где тебя так зашивали?- спросила меня Даша,- Случайно, не у нас?
- Нет, в шестом,- тут мне стало не по себе.
- Тебе с такими швами рожать самой нельзя. Только кесарево. Если эти швы расползутся, мы их вообще не соберем. Тебе в консультации об этом не сказали?
- Нет. И что теперь делать?- окончательно перепугалась я.
- Да теперь уж ничего,- вздохнула Даша.- Будем рожать, как есть. Давай тужься не во время схватки, а после нее.
В общем, не знаю, каким образом, но Даша, проделав руками какие- то манипуляции, через пять минут буквально вытащила из меня мою девочку. При этом, как выяснилось потом, у ребенка не оказалось ни единого повреждения, а у меня всего одна трещинка, и та только потому, что в одном месте не выдержал старый рубец. Выдернув ребенка, Даша тут же начала проводить с ним какие- то манипуляции, ребенок при этом молчал.
- Покажи хоть, кого родили-то?- спросила врач.
- Девочка, - сказала я.
- Девочка, - подтвердила Даша и показала нам ребенка. На мгновенье мелькнула бледная попка и темноволосая головка.
- Даша, почему она молчит?- c тревогой спросила я.
- Сейчас, подожди, закричит…- пробормотала Даша себе под нос. И дочь, действительно, закричала и кричала до тех пор, пока ее полчаса спустя не унесли в детское отделение. Как я выяснила позже, она при рождении заглотила околоплодные воды и поэтому не смогла сразу вздохнуть. Даша отсосала каким- то приспособлением эти воды из горла и легких. Это называется аспирация, и этот термин я запомнила на всю жизнь, хоть и не сразу. После этого ребенка унесли в соседнюю комнату под лампу. Единственное, что мне не понравилось, это то, что мне не дали подержать ребенка сразу после родов и не приложили к груди. Потом я прочитала на форуме, что в семерке это бывает нередко, не попросишь- не дадут. Иногда после этого у меня возникали дурацкие мысли- вдруг, пока моя дочь лежала под лампой, ее там с кем- нибудь перепутали, а я ее сразу не рассмотрела как следует. При этом я прекрасно знала, что детей под лампой было всего двое. Причем второй- мальчик.

Пришли две новые медсестры, постелили на стол другую салфетку, а меня переодели в чистую рубашку. Дальше за меня взялась врач.
- Придется потерпеть, зашью трещинку,- сообщила она.- Обезбаливать смысла не вижу, только зря буду колоть. Лучше за эти проколы все и сошьем.- И она принялась тыкать в меня иголкой. Не скажу, что было приятно, но вполне терпимо. Наконец, те же медсестры переложили меня на каталку, укрыли одеялом, положили на живот грелку со льдом и увезли в коридор. Все. Роды были закончены. На соседней со мной каталке все еще лежала женщина в очках. Стучало на весь коридор сердечко еще не рожденного человека. За те 15- 20 минут, что я была в родовой, казалось, ничего не изменилось вокруг, только теперь у меня было двое детей. Подошла Даша.
- 3220, 51 см, - сообщила она.- Как самочувствие?
- Холодно,- пожаловалась я.- Достань, пожалуйста, из моего пакета телефон. Укрыв меня вторым одеялом, Даша принесла мне телефон, и я стала звонить мужу. Он был в дороге, не успел даже доехать до дома.
- Ты как там? – спросил он.
- Я родила девочку,- сообщила я.
- Как это родила?- разволновался он.- Уже родила?!
- А что тебя так удивляет? Ты что, думал, я вечно буду беременной?
- Да нет, но я думал, тебя просто так положили…Будут лечить…
Мне стало смешно.
- Меня полечили и вылечили. От беременности.

Я пообещала мужу позвонить попозже, позвонила маме (она заплакала) и следующие два часа пролежала молча. В голове была одна мысль- хотелось получше рассмотреть личико своего ребенка. Я напряженно следила за дверью родового зала, где осталась моя дочь, чтобы ненароком не пропустить момент, когда ее оттуда вынесут. Поэтому, когда из дверей вышла медсестра детского отделения с бело- розовым свертком на руках, я завопила во весь голос:
- Покажите мне лицо!
Вышло глупо, потому что медсестра и так направлялась ко мне. Она отвернула байковый уголок, и я увидела лицо своего мужа, один в один, только сильно уменьшенное в размерах.
– Ну, на кого похожа?- cпросила медсестра.
- Не понятно,- соврала я. Признаться, что в ребенке не было ни капли моего, почему- то показалось мне обидным. Медсестра сказала, что у меня были осложненные роды (интересно, чем ?), поэтому дочку уносят на сутки, чтобы я отдыхала. А я после обеда могу придти в детское отделение и поинтересоваться ее состоянием после аспирации. Наконец, пришла медсестра и за мной и укатила меня в послеродовое отделение, в одноместную палату, как было и сказано в договоре. Так что все мои опасения по этому поводу оказались напрасными.

Палата мне понравилась- красивая,чистая, уютная. Жалюзи на окне, городской телефон, маленький холодильник, шкаф, тумбочка, пеленальный столик, два стула. В палате душ и туалет, что очень удобно после родов. Был в палате и телевизор, но иногда из- за ветра антенна ловила не все каналы. Только ТНТ шел всегда, поэтому этот канал я смотрела круглосуточно. Как минимум три раза в сутки показывали “Дом-2”. Через день я выучила имена главных действующих лиц. Через два- играючи могла поддержать разговор на тему “Что Рома сказал Оле” или “Почему Май поссорился с Аленой”. Через три дня при первых же кадрах заставки мне хотелось швырнуть в телевизор табуреткой. Через неделю после выписки я зашла в джинсовый магазин “Лимон”. Первое, что я увидела, была милая футболочка с надписью “Ненавижу Дом- 2!”. Руки так и потянулись купить ее, остановила лишь элементарная жадность.

За время моего пребывания в роддоме я ни единого раза не пожалела, что выбрала одноместную палату. Скучно мне не было- новорожденный ребенок никому не даст скучать. Плохо только, что я уезжала в роддом срочно и раньше времени, иначе обязательно взяла бы с собой книжку или вышивку.Несколько моих знакомых, выбравших двухместные палаты, впоследствии об этом пожалели. У одной из них соседка в апреле месяце курила в палате, открыв окно. К соседке другой ежедневно приходил пьяный муж и устраивал скандалы. У соседки третьей был коньюктивит. Да, бывают случаи, когда женщины, познакомившись в роддоме, остаются подругами на всю жизнь. Но предугадать, повезет ли именно вам, невозможно. Мне, например, было удобно, что никто не мешал мне спать, когда я хочу, даже днем. Если дочка ночью капризничала, я включала телевизор и ходила, укачивала ее на руках. Я могла себе позволить раздетой выскочить из душа на крик ребенка или свободно разговаривать с родственниками- хоть лично, хоть по телефону. И не надо бояться оставлять ребенка ненадолго одного- не на прогулку же вы уходите, в самом деле. Ребенок нескольких дней от роду- это не годовалый младенец, он не встанет, не упадет, никуда не залезет. А если без вас ребенок немного и покричит, ничего страшного в этом нет. Даже если у вас есть соседка по палате, то вряд ли она в ваше отсутствие бросит своего крикуна и начнет заниматься вашим. Обустроившись немного в палате, я поняла, что, несмотря на бессонную ночь, спать не хочу совершенно. Я обзвонила всех, кого могла, часть из знакомых начала перезванивать мне повторно, так и прошло все утро. Около часу дня, решив, что уже настало “после обеда”, я отыскала детское отделение и пошла узнать о здоровье дочери. Но меня ожидало разочарование- на двери висело объявление: “Свидания с детьми с 15-00 до 15-15”. Около отделения стояли кучкой еще несколько таких же мамочек, как я, и с надеждой заглядывали внутрь. Из двери вышла пожилая санитарка с ведром.

- Девочки, после трех приходите,- ласково сказала она.- Сейчас ваших детишек обрабатывать будут.- Пришлось пока уйти несолоно хлебавши.
Приехали мама и муж с букетом роз, отца и старшую дочь ко мне не пустили, так как отец не были записан в пропуск, а детей до 14 лет не пускают вообще. Я посмотрела на дочку из окна и заплакала, так я, оказывается, по ней уже соскучилась. Она стояла под окном такая маленькая, одинокая, без мамы, и я была без нее. И еще оказалось, что она издалека очень похожа на меня, хотя вблизи этого совершенно не заметно.

В 15-00 я пошла обратно в детское отделение. Там уже стояла маленькая хрупкая девушка, почти девочка, с крупным младенцем на руках. Ребенок был до смешного похож на маму, просто одно лицо, и как- то сразу было видно, что он мальчик.
- Это мальчик?- не удержалась я.
- Да, - с гордостью подтвердила она.
- Крупный какой!
- Четыре триста.
- Как же ты родила его, бедная? Cама такая маленькая!- удивилась я.
- Кесарево. Самой родить мне было без шансов, он ни по каким параметрам не проходил.

Медсестра пошла и за моим ребенком тоже. Так как была возможность сутки ребенка не забирать, я решила ей воспользоваться. Посмотрю, думаю, на дочку, подержу ее и верну, а сама спать спокойно лягу, так как ночью не спала ни минуты. Медсестра вынесла кулек, я взяла в руки сопящий комочек и поняла, что никому я ее не отдам. Не сразу, но мне удалось получить разрешение педиатра забрать ребенка раньше завтрашнего утра. И около пяти вечера мне принесли мою дочку насовсем.

Хотелось бы сказать много хорошего о персонале роддома. Это чуткие, заботливые, доброжелательные люди. Очень милые девочки на посту, врачи, медсестры, женщина, которая раздает еду (не знаю даже, как назвать ее должность), и электрик…С электриком, правда, вышел конфуз. Как- то в дверь постучали, и в палату зашел усатый мужик с чемоданчиком.
- Я электрик,- хмуро сообщил он.- Воды горячей нет, надо водонагреватель подключить. Можно в ванную зайти?
- Заходите, конечно,- ответила я. Мужик пробыл в ванной минуты две, потом выскочил оттуда красный, как рак, и скрылся в коридоре. Мне показалось странным такое поведение, и я пошла посмотреть, что он там увидел. На полу, прямо посередине, лежала использованная прокладка. Не знаю, как она попала на пол, то ли из мусорного пакета выпала, то ли еще откуда. А так как пространство там совсем небольшое, ни с какой стороны обойти прокладку было нельзя. Я с минуту постояла, разглядывая ее, потом открыла кран, из него побежала горячая вода. Смущенный электрик нашел- таки в себе силы сделать свою работу.

Не очень понравилось то, что надо было носить роддомовскую одежду, а свою не разрешали. Когда у меня испачкался халат, я пошла его менять к сестре- хозяйке. У гладильной доски с утюгом стояла женщина необъятных размеров. Получив от меня грязный халат, она потянулась за чистым к выглаженной стопке, на полпути остановилась и смерила меня взглядом. Потом откуда- то из закромов шкафа достала маленький голубой халатик и протянула его мне. Халат пришелся впору.
- А почему здесь выдают одежду таких огромных размеров?- я не удержалась и задала вопрос, который мучал меня уже давно.
- Ну а как же?- нараспев ответила сестра- хозяйка,- разные женщины бывают. Кто- то как вы. А кто- то (она повела руками вокруг себя) и как я.
Выписали нас не сразу. Так как дочь заглотила околоплодные воды, ей три дня ставили антибиотики, чтобы не было заражения. Как объяснила педиатр, антибиотики убивают не только микробы, но и лейкоциты крови. Количество лейкоцитов понижается, но после отмены антибиотиков должно повыситься до нормы. Наши лейкоциты повышались, но чуть медленнее, чем этого хотели педиатры. Поэтому наша выписка несколько раз откладывалась “до завтра”. Изначально днем выписки должен был быть четверг. В среду старшая дочка собственноручно нарвала для нас с сестренкой на даче букет календулы и ромашек. Назавтра мы домой не поехали, в пятницу тоже. Вечером в пятницу я позвонила родителям и сказала, что завтра нас обещали отпустить домой. Дочка заплакала.
- Ты каждый день это говоришь,- всхлипывала она.- А сама не едешь домой. А я уже не могу без тебя. И букетик мой уже вянет.
В субботу наш педиатр пришла и стала уговаривать меня остаться до понедельника.
- Возможно, здесь восстановление ребенка произойдет быстрее,- говорила она.- Ребенок привык к этому микроклимату, а в домашней среде совсем другие микробы и бактерии.
- А эти низкие лейкоциты чем- то лечатся, или они восстанавливаются сами по себе?-спросила я.
- Восстанавливаются со временем сами по себе,- вынуждена была признать она.
- Тогда мы едем домой, как вы вчера обещали,- ответила я.- А домашние бактерии…Ну что ж, ей с ними всю жизнь жить. (Кстати говоря, так оно и вышло. Когда мы чуть позже в детской поликлинике сдали анализ крови, он был просто замечательный.)
Она не настаивала, попросила только, чтобы я написала расписку, что отказываюсь от дальнейшего пребывания в роддоме. Я спросила, на чье имя писать. Педиатр сказала, что даст образец, и действительно, принесла какой- то бланк. Я прочитала его, и меня чуть кондрашка не хватила:- “Я, такая-то, отказываюсь от своего ребенка, рожденного тогда- то”.
- Что это?- c ужасом отшвырнула я от себя писульку. Педиатр засмеялась.
- Списывайте оттуда только шапку- “Главному врачу…”, ну и так далее, а дальше своими словами.

В субботу меня с ребенком выписали. Внизу нас встречал муж с большим букетом роз и дочка с подвядшими ромашками и открыткой, на которой было чуть неровно надписано:- “Любимой сестре!”. И мы поехали домой.

Всем желаю любви и тепла, спасибо за внимание.

13.03.2007
Радуга,
Новосибирск

  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

(27/03/2007)
я обоих детей рожала в 7,скажу ЭТО ЛУЧШИЙ роддом Новосиба. А Даша просто акушер от бога,большое ей спасибо.
Киса [] (27/03/2007)
Я бы всё ето прочитала, но сейчас только 5 утра поетому чё то как то не хочется=)
(21/03/2007)
Светлый расказ! А наша девочка родилась 13 августа дома...
Сталина [] (20/03/2007)
Так захотелось ребёнка, не передать! А младшая дочка родилась 14 августа? Это мой день рождения!
Здоровья вам всем!
MaRRy [] (16/03/2007)
Очень интересный рассказ! Читала взахлеб)) Побольше бы таких! Мы с мужем мечтаем о втором, точнее о второй, немного позже)) А разница в семь лет мне кажется идеальной. Здоровья вам и вашим детишкам!!!
Лилия [] (15/03/2007)
Очень интересный и добрый рассказ, а то многие любят страшилки писать!!! А ваше повествование прочла и поняла, что хочу ребенка и хотя еще не беременна, но очень этого хочу!!!! Спасибо вам, здоровья вам и вашим дочерям!!!!!
Юлия Албукова [] (15/03/2007)
А как написать новость на сайт??? Я написала статью про роды и не знаю как ее выложить на сайт. В форум выложила и фсе.

Есть мнение?

Текст:
Автор:

E-mail:
(будет защищён от спаммерских роботов)
Код: 
 Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться