/Беременность: от планирования до родов/Роды, после родов/Рассказы о родах и истории родов/Роддом при ЦКБ СО РАН г. Новосибирска

Как родился мой золотой сыночек

Роды в ЦКБ СО РАН февраль 2006 года.

Беременность моя была незапланированная и, естественно, невовремя. Я находилась заграницей длительное время и предвкушала приезд домой, посиделки с друзьями и парочку путешествий. Поэтому сообщение о беременности конкретно выбило меня из колеи. В тот момент не было никаких положительных эмоций, только страх и ужас, когда я начинала думать: куча проблем в связи с отъездом домой, авиаперелеты, отсутствие на родине работы и у меня, и у мужа, а так же моя недавняя простуда, прием явно "неразрешенных" беременным лекарств и возможность побывать на приеме врача только через месяца полтора. Чудо произошло намного позже, когда я на сроке уже 11 недель впервые пошла на узи, и доктор спросил:"Оставлять планируете?" Я сказала:"ДА" Он продолжал:"Живой плод, головка, две ручки, две ножки..." Сложно описать те чувства, которые взорвались во мне тогда, но больше всего меня поразила неведомая ранее материнская гордость(ну это уже потом я осознала,что это именно она). Вообщем, я лежала на кушетке, улыбалась, как идиотка, и была безумно горда своим малышом, тем, что у него две ножки и, что они симметричны, впрочем так же ,как и ручки, которых тоже две, и что у меня есть расчудесный малыш. И пусть это звучит глупо, но гордость за свою детку в 54 мм -наипрекраснейшее чувство Very Happy . Распираемая новыми приятными ощущениями, я выбросила все былые сомнения и страхи и стала готовиться стать мамой.

Проблемы начались во втором триместре, но не у меня, а у врачей Evil or Very Mad В первом у меня была слабость, но обошлось без токсикозов и тонусов. Так вот, узист обнаружил у меня плацентит, меня напугали до смерти, и я легла в стационар, где мне без результатов анализов собрались ставить антибиотики. Пару дней я повоевала с ними и сбежала оттуда. Пришлось делать еще раз узи у Кустова в 7-ке, он диагноз не подтвердил, да и потом я анализы сдала - они были хорошие. От антибиотиков я убереглась, но на этом спокойные денечки моей беременности закончились: теперь я постоянно переживала за здоровье моего малыша, "спасибо" узисту, который несколько раз настойчиво повторил, что нужно очень срочно лечиться, иначе будут ОЧЕНЬ СТРАШНЫЕ проблемы со здоровьем у ребенка. "Благодарность и низкий поклон" всем врачам, у которых язык поворачивается говорить подобные вещи беременным. В третьем триместре у меня начало подыматься давление до 120-130, и тот факт, что на учет я вставала с верхним 120 ничего не менял - врачи сказали повышенное - значит повышенное. И еще у меня были постоянные отеки, внешне они никак не проявлялись, но на каждом приеме врач говорила:" опять отекаем". Короче диагноз понятен всем - гестоз.

С ним-то и начали меня укладывать в роддом в 38 недель. Ну я вроде согласилась, но поехала туда за два дня до ПДР. Да и то только потому, что неспокойно мне уже стало дома. На улице стояли холода - 40 - 45, машина наша постоянно глохла, да и не только наша. Да еще мне стало казаться, что воды подтекают, а в консультацию уже путь был закрыт. Короче собрала я вещи и отвез меня муж в роддом. Там говорят: "а мест нет, приезжайте через денек, но давайте сначала давление вам смерим" Ну давление, конечно, 130 - и меня кладут сразу на второй этаж, в послеродовое. Через некоторое время подселяют девочку со сроком 35 недель. Ну мы там и зажили вдвоем.

Меня смотрят раскрытие палец, но шейка не готова. Начинают готовить - колют синестрол, ну еще от давления пытались мне что-то поставить, но мы сходимся на таблетках, которые я успешно отправляю в унитаз. Проходит 3 дня девочку переводят в дородовое, меня оставляют в надежде, что я вот-вот рожу, но не тут-то было Wink , через неделю, не дождавшись, переводят и меня на третий этаж. Там мы чудесно проводим время в разговорах и чаепитиях (должна оговориться: ненавижу больницы и все с ними связанное, но там ,действительно, было мило, какая-то атмосфера всеобщего ожидания чего-то удивительного и прекрасного, чего не скажешь об атмосфере послеродового отделения, там уже начинаются тяжелые будни и "ночни" мамочек). Очень приятны и познавательны были вечера, когда дежурил Воронцов, мы собирались с девчонками в одной палате, и, когда он приходил на вечерний обход, задавали кучу разных важных для нас вопросов Very Happy , и он ни разу не отказал, отвечал на все вопросы да еще и рассказывал интересные истории из своей практики.

Вообщем, через две недели моего прибывания там ,я понимаю, что у меня уже 42 неделя подходит к концу, а на каждом осмотре мне говорят одно и тоже, правда шейка уже готова, но дальнейших продвижений нет. Пару раз мне ставили какой-то там гель, но реакции ноль. Я ходила гулять по 1,5 -2 часа по Академу,если позволяла погода, ездила домой к мужу, ходила по ступенькам, договаривалась с сыном и т.д и т.п. Но, если честно, я, гуляя по лесу, вслух говорила:" Сыночек, рождайся быстрей, мы заждались тебя..." , а где-то в глубине души я понимала, что это не совсем правда, это остальные заждались, но не я, он у меня уже был и нам было очень хорошо вместе (я даже после родов еще долгое время хотела, чтобы мой малыш, как можно дольше оставался маленьким, ну не хотела я, чтоб он вырастал и становился независимым от меня, это, конечно, уже прошло, и я с нетерпением жду его новых достижений и маленьких побед). Может поэтому он и не торопился на свет.

Кончилось это тем, что решили меня стимулировать. В понедельник вечером мне сказали, что завтра тебя посмотрит заведующая, и может попробуем рожать, но я как-то не восприняла это всерьез. И только после того как утром мне сказали:"Собирай вещи", до меня дошло, что я СЕГОДНЯ буду рожать. И мне стало страшно, да так страшно, что у медсестры, которая измеряла мне давление, глаза на лоб полезли - давление у меня подскачило до 170. Но это никого не остановило, мне шлепнули укол с понижающим давление препаратом и повели вниз. Со мной была еще одна девушка, она тоже перехаживала. Так вот я ехала с ней в лифте и завидовала ее спокойствию и положительному настрою. Она шутила с медперсоналом, а я думала, что нужно успокоиться, настроиться на хорошее, иначе ничего путнего не выйдет, от моей нервотрепки будет только хуже и мне , и дитю, однако ничего у меня не получалось, меня трясло, как осиновый лист. Клизма меня немного отвлекла от невеселых дум, но совсем не потому что показалась отвратительной процедурой, а потому, что пока бегала от унитаза до душа и обратно, через это помещение постоянно кто-то проходил(и мужчины и женщины), и когда я в очередной раз усаживалась на унитаз, то очень надеялась, что сейчас никто не появится. Когда нас повели в родовые, то соседка моя поделилась, что к ней тоже кто-то постоянно заглядывал в течении процесса, вообщем, и так приятного мало - а тут еще и гости ходят

Нас проводили в соседние помещения и поставили по капельнице(окситоцин), сопроводив советом поспать, пока есть возможность. Я собиралась рожать с мужем, так что я спросила, когда мне его звать. На это мне ответили, что вот будешь в родах, тогда и позовешь, процесс долгий у первородок 10-12 часов занимает, да и не на всех стимуляция действует, многие по два - по три раза спускаются из дородового. Времени было 11, начало двенадцатого, ну я прикинула, что если все путем, то часов в 11 только и рожу, все равно позвонила мужу и предупредила его, работает он в городе, он сказал, что к 18 точно будет. Я вроде немножко успокоилась, почти смерилась, что естесственных родов у меня не будет и стала ждать. Теперь уже очень хотелось, чтобы на меня хотя бы стимуляция с первого раза подействовала, а то меня насторожили эти рассказы про "несколько раз". Я написала пару сообщений подружкам и получила ответы с поддержкой. Потом я даже немного поспала. Проснулась от голоса заведующей, которая находилась в родовой моей соседки и кому-то показывала роддом с комментариями, там она сказала: "А вот здесь у нас непосредственно родовые, вот видите - женщина, она сейчас готовится к встречи с чудом рождения". Не знаю, может это просто мое состояние тогда сыграло, но мне эта фраза показалась тогда отвратительной, и я подумала, что хорошо, что она не ко мне зашла, а то я ведь и ляпнуть что-нибудь могла: типа "не они ли заглядывали в клизменную, когда у этой женщины было чудо извержения", некрасиво бы получилось. Было уже начало второго. Тут до меня начали доноситься постанывания моей соседки. Я в очередной раз ей позавидовала, у меня никаких ощущений. Когда она видимо всеръез поняла, что это схватки, то прокричала мне, что у нее похоже началось, и спросили как там у меня дела. На тот момент у меня разве что пару раз потянуло поясницу и все.

Началось все внезапно и больше уже не прекращалось где-то в начале третьего. Я сначала пыталась засечь время (кстати часов в палате не было, поэтому использовался телефон для этой цели) между схатками, но минут через двадцать поняла, что схватОК у меня нет, а есть одна большая схватка:мне было или плохо, или очень плохо, или просто невыносимо плохо. Правда, когда позвонил муж, я употребила совсем другое слово, описывая мое состояние и попросила поторопиться ко мне, хотя для меня было уже очевидно, что помочь он мне мало чем сможет, уж слишком ...

Меня осмотрела врач (Климашевская Н.И. ) и сказала мне , что я в родах, я, конечно, уже и сама не сомневалась. Раскрытие было 4 см.

Согласна с большинством рожавших, что осмотры это самое страшное и болезненное в родах, поэтому в дальнейшем не буду повторяться - какие изумительные ощущения я испытывала и куда пыталась залесть во время осмотров.
Самым же большим потрясением для меня стали ощущения схваток, ну или схватки в моем случае. Я как истинно русский человек честно до конца верила, что слово "схватка" происходит от глагола схватывать, хватать, то есть процесс направлен во внутрь чего-то, а так как в этом процессе должна сокращаться матка, то схватывать должно именно ее, получается, боль должна быть в животе или, по крайней мере, в низу живота, но где-то внутри. Но мои ощущения больше были похожи на то, что мне в затылок воткнули кол , железный, и он раздробил мне весь позвоночник и теперь мне безумно больно и этой боли нет конца. Я лежала и спрашивала Господа: за что меня так жестоко обманули :? Ведь я была готова к боли в животе, а не к боли в позвоночнике, я готовилась продыхивать схватки, но я не понимала, где они, училась расслабляться, но я не умею расслаблять КОСТИ. Это меня так ошарашило, что, честно говоря, я не думала в то время о ребенке, я погрузилась в то состояние, пытаясь понять его, пытаясь облегчить его. Я вставала, ходила, терла себе крестец, кажется я стерла себе руку, но толку от этого не было. В 17 раскрытие было 7 см и мне прокололи пузырь. Воды были прозрачные. Помню, что меня это порадовало, и врач зачем-то сказала, что сейчас мне будет легче, хотя, естественно, знала, что будет хуже. Теперь по мне еще и трамвай возили туда-сюда. Я уже просто орала, а не выла. Мне прицепили этот несчастный КТГ и врач села на подоконник и наблюдала за показаниями датчика. Спросила не видели ли на узи обитие пуповиной, я ответила, что было, она сказала, что сердечко бъется медленнее, чем нужно. Просидела она долго, минут пятнадцать, молча, а потом встала и бросила:"Ничего себе схваточки, хорошие" и ушла. Вскоре она вернулась с акушеркой, мне убрали капельницу, и они в один голос стали орать на меня, чтобы я не орала, а дышала, а то итак показания КТГ неважные. Я честно пыталась, но получалось плохо, все одна мысль стучала в голове: вот если бы хоть минуту от этой боли отдохнуть, я бы смогла. Позвонил муж сказал, что кругом пробки, к 18 не приедет.

Тут мне захотелось в туалет, и я им об этом, конечно, сообщила, и они, конечно подумали, что меня тужит, но все дело было в том, что я действительно хотела в туалет. С меня сняли КТГ, сказали садиться на корточки и тужиться, не очень приятно писать об этом, но в общем проклизмили меня плохо. Тужилась я на корточках, тужилась, и Климашевская мне говорит, мол, если ты и дальше так будешь продолжать, то ничего хорошего из этого не выдет, ребенку там итак плохо, да еще ты не стараешься. А я старалась, только не тужило меня и все тут. Да кстати к этому моменту вся боль исчезла, ее просто не было и все. Мне сказали забираться на кресло. Я залезла и поняла, что папа наш рождения сына не увидит, но в тот момент я совсем не жалела о том, что его нет рядом. И началось тужься - не так, тужься - да не так, вот сюда тужься, а не в голову, вздыхай, водуха набери, дыхание задержи и толкай его внутрь, да не выдыхай ты, не рычи, не ори... А я ничегошеньки ни чувствую, стараюсь делать как говорят, да не выходит, они орут, что я выдыхнула раньше положенного, а я думаю, да когда же я выдыхнула, если я и не вдыхала еще. Короче смотрю народу кругом собралось видимо невидимо, человек 7-8, все что-то мне говорят, пытаются подсказать, как действовать. Климашевская говорит: "Ты хоть чуть-чуть его к нам подтолкни, а там мы его вытащим". Анастезиолога (он моей соседки эпидуралку приходил делать, она кстати так и не смогла родить, и ее прокесарили) по телефону в хирургию вызывают на операцию с аппендицитом привезли, а Климашевская ему: "Стой здесь, там же не перитонит, подождут, ты тут нужен" Ну до меня доходить начало - сейчас кесарево делать будут. И как-то мысли все ушли куда-то, и я чувствую, не знаю что, но что-то чувствую, так слабенько-слабенько, на потуги не похоже, но все равно хоть что-то и начинаю тужиться, кто-то держит меня за ноги, кто-то сгибает мне плечи, тужусь-тужусь и вижу ножницы в руках Климашевской, и все происходит молниеносно, я еще только начинаю думать, что меня будут резать, а на столе уже лежит мой малыш - я ничего не почувствовала, ни разреза, ни того как он выходил, у меня вообще тогда создалось впечатление, что его откуда-то принесли, а не я его родила, а если он все-таки и появился из меня, то сам, потому что ведь ничего нового я не сделала, тужилась ровно так же, как и до этого, только теперь он родился, родился САМ. Я лежала и думала, какой он умничка, какой молодец, что он сам смог родиться, раз мать такая бестолковая попалась. Сынок мой закричал сразу. Я услышала фразу :"Сам дышит, все в порядке" и только тогда я испугалась, только тогда поняла, что ожидали худшего, ведь сердечко его уже давно слабенько билось. Тут все куда-то исчезли, акушерка положила мне его на живот. Я смотрю на него, а кто-то мне говорит:"Ты че так смотришь, не знала разве, что мальчик" - Я:"Знала" - "А че не радуешься?" Климашевская говорит :" Да устала она очень". А я была просто поражена тем, как он на меня похож. Я честно даже не предпологала, что он будет так на меня похож, все думали, что на папу - пацан все-таки. А потом кто-то говорит:" А на время посмотрел кто-нибудь?" Было 18.50, решили 5 минут сбросить, так время установили - 18.45. Тут звонит наш папа:"Куда мне входить-то, в какой вход?" Ну, я ему:"На улице оставайся, родились мы уже". И он сказал:"НУ, блин"- в голосе было сожаление. Потом (через какое-то время) когда я спросила, расстроился ли он, что не увидел рождение сына, он сказал, что расстроился, но только потому, что меня хотел поддержать и помочь.

После нескольких минут кайфа (без боли) наложение швов было особенно неприятно. Плацента родилась незаметно. Сыночка поднесли пососать молозиво, он послизывал выдавленные капельки и немного почмокал титьку. Потом все нас оставили: я смотрела на малыша и видела его черные глаза, я знаю, что он смотрел на меня, хотя находился довольно далеко. Потом медсестра увидела телефон и предложила сфотографировать сыночка. Когда она принесла мне телефон - фото было вверх ногами, я подумала, что она взяла его неправильно, но все равно почему-то это меня напугало, а через пару дней это фото исчезло, я не смогла его найти. Меня привезли в палату и тут я поняла, что безумно хочу есть. Соседка по палате напоила меня чаем с булочкой. Я не могла заснуть всю ночь, все думала, почему же так все вышло, я так была уверенна в себе, в том, что в самый ответственный момент я покажу себя с наилучшей стороны, а я не смогла, думала, что я сильная, что смогу вытерпеть любую боль, а я не смогла Surprised И еще я не могла понять, а где же та радость, где то счастье, которые испытывают женщины, когда рождается их малыш, ведь та женщина была права, я совсем не радовалась, было огромное облегчение, что все позади, что малыш жив, здоров, но и только. И только когда мне принесли моего Тимошу кормить, когда я до этого не могла перевернуться с боку на бок, уходило по 5 минут, так было больно, а с ним на руках я ворочалась, перекладывая его от одной груди к другой, не замечая боли, за секунды, только тогда я стала понимать какое великое чудо произошло и перевернуло мой мир. Я стала понимать, что это самое главное, самое важное дело в моей жизни. И совсем неважно как я там тужилась, теперь есть задачи поважнее.

Тимоша родился 3920 г, 52 см, 8/9 по Апгар. Приношу благодарность всей команде ЦКБ СО РАН.

23.01.2007
Лисля,
Новосибирск

  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Есть мнение?

Текст:
Автор:

E-mail:
(будет защищён от спаммерских роботов)
Код: 
 Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться