/Беременность: от планирования до родов/Роды, после родов/Рассказы о родах и истории родов/Роддом при ЦКБ СО РАН г. Новосибирска

Мои роды в ЦКБ СОРАН

Всегда была уверена, что рожу легко, что вытерплю боль и с потугами справлюсь на 5. В принципе все так и получилось, но…..
Рожать я собралась у врача - Ждановой Татьяны Михайловны. Зав.родильным отделением ЦКБ. Рожать хотела с мужем, не столько из-за себя и помощи, которую он мог оказать, а хотела чтоб он увидел сына сразу как он родиться, но в то же время не хотела чтоб видел сами роды.

14 августа, срок 40н. 2д., я легла на дородовую госпитализацию (зачем я это сделала , отдельная история), меня приняла лечащий врач Кириллова Надежда Ивановна, сказала что срок уже большой и не плохо было бы мне согласиться на программированные роды. Я отказалась, мотивируя тем, что у меня договор со Ждановой и никаких назначений от других врачей я принимать не буду. Потом она посмотрела меня на кресле, после этого все и началось. Слегка потягивало живот, но я продолжала заниматься своими делами и ждала пока освободиться Татьяна Михайловна. Жданова пришла посмотрела меня (в присутствии Кирилловой) и сказала, что организм готов, открытие 2 пальца, и со дня на день я могу родить yazyk , я обрадовалась, и начала отпрашиваться домой, сказала что машина под окнами если, что я сразу буду здесь. Кириллова возражала, чтобы я пошла домой Evil or Very Mad (хотя какое ей было до этого дело до сих пор не пойму), но Жданову мне удалось уговорить. Муж меня забрал из больницы, а живот продолжал болеть, уже после двух осмотров. Несколько раз пыталась засечь время между болями, но у меня не получалось Surprised . Вечером решила сходить в ванну, вспомнила, что если это тренировочные схватки, то после теплой ванный должны пройти. Но после ванны они стали чаще и сильнее. Начали с мужем засекать время, схватки были через 3 минуты, где-то по минуте, решили ехать в роддом.

15 августа 00:30. Приехали в роддом, всех перебудили. Дежурный врач Воронцов Игорь Вениаминович смотрит меня на кресле открытие точно такое же, 2 пальца Shocked . Звонит Ждановой говорит, что мы начали рожать, так как схватки шли регулярные и частые, они решают что пока Воронцов наблюдает меня, а как открытие будет побольше Жданова приедет, а для начала клизма, и какой-то укол, который поможет мне отдохнуть и поспать, я была не против такого расклада. Мы с мужем поднимаемся в предродовую - родовую (в ЦКБ это одна и та же комната), где стояла большая кровать, родовое кресло, всякое оборудование для ребятишек. Какая-то женщина Наташа, наверно она акушерка или медсестра, сделала мне два укола, чтобы я поспала, я и так очень хотела спать и муж тоже, поэтому мы решили что он поедет домой, когда я проснусь, то позвоню ему и он приедет. Как муж потом признался, что заснуть так и не смог, хотя буквально валился с ног. Я осталась одна. Уснула почти сразу, но просыпалась на каждую схватку продыхивала ее и засыпала снова. Пока шла схватка я вспоминала что нужно расслабляться навстречу боли, и пыталась так и делать, но ловила себя на том что, пальцы ног сильно сжимались, как бы в кулак. Так я проспала до 06:20, отдохнуть удалось, хоть просыпалась я каждые две минуты (на схватки). После того как проснулась начала ходить, так было полегче. Пришел Воронцов, спросил про интервал между схватками, сказал что сейчас минут через 30 он меня посмотрит, в зависимости от раскрытия будет звонить Ждановой. Я тем временем ходила и ходила, когда начиналась схватка, мне хотелось быстро, быстро забегать ногами, но с таким животом это не возможно, поэтому я опиралась о подоконник и дышла, массировала себе поясницу. В 07:00 пришел Воронцов, посмотрел меня -7 пальцев! меня это порадовало yazyk и он проколол пузырь. Спросил где муж, сказал звонить ему потому как к 09:00 я уже рожу, потому что головка хорошо давит куда-то там (забыла, на шейку что ли), и сказал что Жданова уже в пути скоро приедет. Я обрадовалась, позвонила мужу, стала опять ходить, разговаривать с малышом, говорить ему что скоро мы увидимся. Муж приехал очень быстро, сразу спросил что ему делать, я обрадованная говорю, что нам обещали к 09:00 уже родиться. Мы стали ходить вместе в перерывах между схватками веселились, а схватки становились тем временем совсем не веселые. Говорю мужу «Массируй мне крестец, а то я руку стерла». Он говорит «А ты и тут все стрела, дыра уже вместо крестца» Shocked Shocked . Странно, я ничего не чувствовала. Так мы провели время до 08:00, на схватках было совсем уже не весело, стоять я уже не могла, ноги подкашивались, поэтому либо висела на муже, либо присаживалась на пол, опираясь на кровать. Приехала Татьяна Михайловна, посмотрела - 8 пальцев, сказала что все идет хорошо, и оставила нас вдвоем.

08:30 опять осмотр – открытие 8,5. Акушерка Надежда Егоровна спрашивает не тужит ли меня, отвечаю, что не пойму, может и тужит. Она смеясь говорит «Поймешь, когда затужит». Подцепили мне КТГ, сердцебиение хорошее, но лежать не выносимо, муж сжимает руку, говорит что я молодец, чтоб потерпела еще маленько (ну он то думал, что к 09:00 все закончиться). Я терпела, его рука мне помогала, его присутствие тоже.

09:00 осмотр – также 8,5. Жданова обеспокоилась тем, что голова малыша не встает куда надо, не опускается, как она выразилась. Перевернула меня на бок сказала продыхивать схватки на боку. Продыхиваю, хотя уже невмоготу, начинаю тихонечко выть, муж успокаивает. Но перерыв между схватками стал увеличиваться, кажется они начали прекращаться, и я стала отрубаться. Мне поставили капельницу с окситоцином, стало еще веселее, я стала выть сильнее, Жданова сказала что обезболивать поздно, поэтому придется потерпеть. Хотя я не просила обезболивания вслух, но видимо она по глазам поняла, что мне очень больно.

10:00 открытие – полное, что порадовало хоть как-то, но голова не встает как нужно, переворачивают меня на другой бок говорят продыхивать на этом боку, продыхиваю уже со слезами на глазах. Потом решили научить меня тужиться, потому что меня уже тужило, как мне сказали, почему-то я этого сама не поняла.

И так с 10:30 (тут уже время примерное) до 13:00 на предродовой кровати, меня просили тужиться то на одном боку, то на другом, то продыхивать схватки, на этих же боках. Муж помогал мне тужиться, а я все ждала когда меня позовут на кресло, тужиться было на много легче чем продыхивать схватки, но то сколько я уже тужилась лишало меня всех сил. Жданова не понимала почему голова не опускается, я слышала только разные предположения от нее и Надежды Егоровны. Жданова отлучилась, видимо изучать мои обследования УЗИ, и вернулась с еще одной версией что это Миома, не дает ребенку выйти. Та самая миома, которую мне поставили на 14 неделях беременности, а потом ни один УЗИст ее не увидел, и решили что ее нет. А я все это время с акушеркой и мужем тужилась, они мне кричали то «молодец», то говорили «нет не то». Когда Жданова пришла, то опять начала говорить продыхивать схватки лежа на спине, а она в это время смотрела продвижение головы, кричала мне «чувствуешь, головой крутит под пальцами?» я в ответ блажила, что уже ничего не чувствую. Тужиться у меня получалось хорошо, Жданова сказала, что продвигаемся по полсантиметра, я уже не соображала хорошо это или плохо.

В 13:00 Надежда Егоровна сказала идти на кресло или стол это называется, я туда хотела побежать и запрыгнуть но капельница с окситоцином помешала. Я залезла, и началось тоже самое на кресле, на один бок на другой, тужиться, продыхивать. Я уже хотела чтоб мне сделали операцию (в глубине души конечно нет), вообщем сделали, хоть что-нибудь. Я думала это никогда не закончиться, но голова, которая все-таки еще что-то соображала, думала «это все-таки должно скоро прекратиться». Операцию не делали по двум причинам:
- КТГ было хорошим, малыш тоже старался;
- Все-таки на потугах мы продвигались по полсантиметра.
Очень бодрили крики Ждановой «Молодец, давай, Ольга давай», но такие крики длились уже давно и я переставала обращать внимание, потому что толку как мне казалось нет, и все продолжается. В 13:30 Жданова сказала, что если за полчаса не вытужу, то будет операция. По моему мужа это напугало Shocked больше чем меня, а я подумала, только о том, что через полчаса при любом раскладе кончаться мои мучения. Дальше мы продолжали тужиться на каждую схватку, на первую потугу меня хватало, на оставшиеся две сил практически не было , здесь мне очень помогали муж и Надежда Егоровна, которые скручивали меня в каральку, и тут я заметила как вокруг появилось куча народу, какой-то персонал, все ходили смотрели как мы рожаем. Жданова сказала мне, «вот и неанотологи засуетились чувствуют, что скоро родимся». Меня это как-то взбодрило molba , я вдруг поняла что все эти часы я мучалась не напрасно, и продвижения все-таки есть. Тут и муж начал говорить, что уже видит его, что я молодец, и что еще немного потерпеть. Я уже ждала каждую схватку, открылось второе дыхание, хотелось вытолкнуть.

И тут с криками акушерки «Давай разозлись, вытолкни его», я начала чувствовать как идет голова моего сыночка, она оказывается была совсем близко, и меня это воодушевило еще больше. Наконец-то голова врезалась, меня спросили хочу ли я ее потрогать, но я хотела лишь чтоб началась схватка чтоб потрогать и посмотреть на него целиком. Муж меня целовал, говорил что сейчас надо выложить все силы. А тут они и не понадобились. Татьяна Михайловна принесла ножницы, и сказала «Извини, но придется сделать разрез, ради ребеночка, потому что он тоже намучался». Я была совсем не против. Мне тоже было жалко его, столько времени его выталкивали, а что-то мешало ему пролезть. На следующей схватке с разрезом, сыночек просто выпал из меня (непередаваемые ощущения!!!) и запищал, так жалобно, видимо на крик у него совсем не было сил. А я смотрела только на него и в глаза мужу, который целовал меня и понимала как я их люблю, и как счастлива, что они у меня есть.

Потом сыночка положили в какой – то типа инкубатора, сказали для адаптации, а муж бегал от меня к нему, от него ко мне, рассказывал мне, что он там делает, на кого похож и т.д. А мы ждали когда же выйдет плацента, Татьяна Михайловна сказала, что плацента просто обязана меня пожалеть и выйти сама, но плацента так не думала. Мужа отправили домой, мне поставили наркоз, и сказали, что будут удалять вручную, а мне было все равно, я только поинтересовалась смогу ли я кормить сына, мне сказали, что сегодня мы его приложим к груди, а кормить сможешь только завтра к вечеру, потому что после ручного удаления плаценты, нужно колоть антибиотики. Как его прикладывали к груди я к сожалению не помню, но Надежда Егоровна сказала что взял грудь, хорошо так жадно присосался, что не могло меня не порадовать . Потом меня перевели в ПИТ, сказали из-за большой потери крови, и принесли моего сына вечером мне показать. Он лежал завернутый с головой, похожий на пупсика, и просто хлопал глазками, положили мне его кое как между капельниц, которые у меня в каждой руке капали, и дали пообщаться 10 минут, а я только 10 минут проплакала, глядя на него, гладила его и говорила как я его люблю, и чтоб он без меня не скучал, что я скоро поправлюсь.

На совсем мне отдали его только через два дня после рождения, до этого я еще не в состоянии была ухаживать за ним, приносили только кормить.
Потом Жданова рассказала мне, что все-таки это была миома, она не давала ребенку выходить, когда она удаляла плаценту, она ее нашла. Сказала мне, что родила я с такой миомой, только на своем характере, потому что был настрой. Так что про настрой это все не пустые слова, он действительно очень важен!!!!!

Очень, благодарна, Ждановой Татьяне Михайловне, за то, что верила, что мы сами родимся, и заставила меня в это поверить. Надежде Егоровне, без нее просто не хватило бы физических сил.

28.11.2006
Bogema,
Новосибирск

  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Pingvin [] (29/11/2006)
Вы - умница!!!!!
Поздравляю с рождением сыночка, желаю скорейшего выздоровления!!!! Ребенку нужна здоровая мамочка

Есть мнение?

Текст:
Автор:

E-mail:
(будет защищён от спаммерских роботов)
Код: 
 Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться