/Красота, уход, фитнес. Отношения

Почему нельзя делать пластику в подъездах?


В последние три года Москва переживает небывалый бум пластической хирургии. Появилось больше новых имен хирургов (чаще всего этимологическим происхождением из стран бывшего СНГ). Появилось больше клиник пластической хирургии (а чаще всего псевдоклиник). Стало больше пациентов (но и в разы больше осложнений). Как разобраться во всем этом многообразии и получить качественную пластическую операцию – в лучших традициях, от опытных профессиональных хирургов, заботящихся о благополучии своих пациентов, а не только о благосостоянии своего кошелька? Как, наконец, выбрать клинику, где гарантия вашей безопасности будет если не равна 100% (это хирургия и анестезия со всеми вытекающими отсюда рисками), то будет стремиться к этому показателю. На основании комментариев реконструктивных пластических хирургов с более чем 15-летним стажем, работающих в одном из ведущих многопрофильных клинических комплексов России, мы составили своеобразную памятку пациентам, которая поможет им защититься от рекламных уловок, сберечь свое здоровье и приумножить красоту.


1. Обходите стороной клиники, расположенные в подъездах жилых домов или бизнес-центрах.

Дело в том, что операционные залы серьезных медицинских учреждений имеют особую систему кондиционирования воздуха, внедрение которой в рамках мини-клиники, находящейся в жилом доме, дорогостояще и затруднительно. Кроме того, в мелких частных клиниках не предусмотрена система шлюзов при входе в залу, которая сохраняет на высоком уровне стерильность помещения. И уж, конечно, мало какая клиника, имеющая за соседней стенкой магазин или цветочный салон, оборудована собственной системой электроснабжения, как это обычно бывает в серьезных медицинских центрах. Это особо критический пункт, ведь если в ходе операции под общим наркозом вдруг «вырубит пробки», анестезиологическое оборудование прекратит работу. Конечно, при условии, что это не самое дорогое и качественное оборудование, стоящее до 5 тыс. долларов. Но редко какая мелкая клиника позволит себе выкладывать десятки и сотни тыс. долларов за современное анестезиологическое оборудование, имеющее аккумуляторы на шесть часов работы при обесточивании сетей питания. Это могут позволить себе лишь крупные клиники федерального масштаба.


2. Старайтесь проходить все этапы лечения и коррекции «под одной крышей».

Обычная практика частных клиник – направлять пациента сдавать предоперационные анализы в любую независимую лабораторию или поликлинику по месту жительства. В свою очередь, пациент, априори не владеющий экспертными знаниями в области медицины, может сдать, к примеру, кровь в одном месте, а сделать маммограмму – в другом. В разное время, с разной степенью точности и качества диагностики. Потом весь этот «архив» попадает в руки пластического хирурга и анестезиолога, заключение которых может быть неточным. Сомневаясь в том или ином показателе здоровья пациента, пластический хирург может отправить его на консультацию к третьему специалисту… Дело затянется, а общая картина состояния здоровья пациента исказится за этот период. В идеале необходимо сдавать анализы в клинике, где и будет проходить пластическая операция. В учреждении, где имеется своя сильная лаборатория. Результаты в кратчайшие сроки достигнут пластического хирурга и анестезиолога, а если им что-то не понравится, они за руку отведут пациента к нужному профильному специалисту. История знала примеры, когда женщина, собравшись на операцию по увеличению груди, отправлялась тем же пластическим хирургом к маммологу-онкологу, что позволяло купировать развитие рака молочных желез на ранних стадиях. И истории с печальным концом: сдавая кровь из пальца, можно получить особый вид шока. И если поблизости не окажется реанимационной палаты, то исход будет летальным. Согласитесь, мало какая частная лаборатория по забору анализов, находящаяся в подъездах жилых домов, имеет в шаговой доступности реанимационную.


3. О реанимационных стоит сказать отдельно. Безусловно, они должны быть.

Качественным показателем клинического учреждения является наличие нескольких реанимаций. Дело в том, что реакция организма на наркоз или на само вмешательство может быть самой разной. Шок на введение анестезирующего препарата, отрыв тромба, ларингоспазм, после которого наступает асфиксия… Список этих, увы, плачевных рисков, от которых никто не застрахован, достаточно обширен. В определенной степени безответственна реклама излишне активных пластических хирургов и клиник красоты, заявляющих, что пластика – это как поход к парикмахеру, и никакой опасности нет. Нужно очень постараться, чтобы представить летальный исход после подравнивания волос… Но хирургия есть хирургия, и такие случаи происходят в ней периодически, о чем пациент должен быть предупрежден. В свою очередь, наличие реанимационной палаты в клинике в разы повышает шансы на то, что даже внештатная ситуация будет благополучно разрешена.


4. Не нужно недооценивать важность реабилитационного периода.

Большинство отдаленных осложнений после пластических операций вызвано тем, что пациенты не четко следуют всем указаниям и предписаниям их пластических хирургов и лечащих врачей. Слишком рано пошла на фитнес – смещение имплантата. Объедание булочками после липосакции – отложения в других зонах. Длительное пребывание на солнце после операций с обилием швов – гиперрубцевание. С другой стороны, даже если пациент неукоснительно следует назначениям специалиста, могут возникнуть проблемы. Ведь в иных клиниках операции поставлены на поток, и пациента стараются долго не держать в стационаре, поскорее отпуская домой. Промежуточные осмотры также кратковременны и фрагментарны. Часто такой «недосмотр» оборачивается осложнениями, которых не заметили на ранних стадиях, а на поздних – уже не смогли исправить. И потом, один хирург в поле не воин, даже если он большой профессионал. Условия многопрофильного серьезного медучреждения позволяют комплексно подойти к послеоперационному наблюдению пациента, и не только обнаружить возможные дефекты на ранних стадиях, но и предотвратить их появление вовсе.


5. Спрашивайте лицензию и сертификацию.

Многие клиники красоты имеют лицензию на медицинское обслуживание в рамках дневного стационара и только. Это значит, что по закону данные учреждения не в праве оставлять пациента на ночь в клинике. Соответственно, и нести за него ответственность. Если за ночь что-то случается, а факт того, что учреждение не имело лицензии на круглосуточный стационар, обнаружится, возникают обстоятельства для возбуждения уголовного дела. В свою очередь, большинство пластических операций предполагает пребывание пациента в клинике до трех суток. Конечно, после ринопластики можно отправиться домой в тот же день, но вот после серьезной абдоминопластики понаблюдаться необходимо. Опять же, клиники располагающие ограниченным количеством палат и койко-мест, стараются как можно меньше «держать» пациентов у себя. Хороший тон качественной пластической хирургии – после любой операции наблюдать пациента минимум трое суток. Логично, что и лицензия должна быть на круглосуточное пребывание пациента в стационаре.


 

Благодарим за помощь в подготовке материала пластических хирургов «Студии эстетической медицины» на базе Федерального государственного учреждения «Лечебно-реабилитационный центр» Минздравсоцразвития России – Александра Жукова, Дмитрия Крысина, Станислава Савицкого.

 


30.06.2011

  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+
Извините, возможность оставлять здесь отзывы доступна только зарегистрированным пользователям.
пожалуйста, представьтесь или зарегистрируйтесь