/Сибмама/Благотворительное движение

Отчет о поездке в Мошково

Наконец-то мы съездили в Мошково! На самом деле, хотели поехать давно, но сначала у нас не было машины, потом домашние хлопоты все время откладывали время отъезда. Сейчас у нас Хонда Одиссей – машина очень вместительная. Мы совсем было собрались ехать в прошлые выходные – но на Пасху уехать от своих детей оказалось невозможно!

С нами собиралась поехать Юля (Deep). У Юли есть много вещей для приюта и она хочет взять своего сына – Степана. Еще мы очень хотели позвать с собой Риту, она ездила с нами в прошлый раз, но, к сожалению, она в этот раз не смогла поехать.

Галя купила все для вышивки: пяльца, больше 100 моточков мулине, канву, иголки. La Grabadora дала 4000, на которые были куплены стиральные порошки, игры, паззлы, колечки и проч.бижутерия для девочек, конструкторы для мальчиков и оплачен бензин. Приготовлены шампуни, мыло и зубные пасты от Yeti, От Насти– новое белье, носки, жидкое мыло. У нас есть 5-ти литровая канистра жидкого мыла от МаМаши. В Одиссее давно катается целая коробка с книгами. С прошлой весны ждут своего часа отпечатанные фотографии из Мошково. И на складе скопилось уже много разных вещей, в том числе новый чайный набор в упаковке тоже давно переданный для Мошково, и лежит целый мешок отобранных видеокассет.

Поразмышляв, решаем ехать одной машиной – Одиссей вместительный. Я и Юля впереди, а Галя с Степаном поедут сзади. Все, все вопросы дома решены, заводим машину и выезжаем. У нас очень много дел. Нам надо забрать вещи у Насти, выгрузить на складе содержимое багажника Одиссея, заехать к Юле – у нее дома много вещей, заехать к Хими и еще к одной девушке в Кольцово, Ольге, я давно обещаю ей забрать вещи, но все никак не по пути. Первым делом заезжаем к Насте. Забираем и грузим ее вещи. Даааа, все-таки Верхняя зона Академгородка – особый мир! Светит солнце, вокруг лес, чистый снег, чирикают птички, падают чистые капли, бегут чистые ручьи, вокруг такое умиротворение, и Настя вся из себя такая же безмятежная.

Едем на склад Алекты, начинаем грузить машину. Таскаем и таскаем, а Одиссей никак не наполнится! Я сложил задний ряд и 2/3 среднего сидения, а 1/3 оставил для Гали и Степана.

Я не знаю, какой объем у Одиссея со всеми сложенными сидениями, огромный, наверное кубометра 2 с половиной. В данном случае немного поменьше, но все равно места очень много. Набиваем Одиссея почти полностью. Выезжаем в сторону Юли. Юлины парнишки и их знакомые уже таскают вещи из квартиры вниз для экономии времени. Поднимаемся к Юле, берем у нее остатки вещей и громадную тяжелую сумку, набитую одеждой и обувью. С трудом тащу сумку вниз, по пути размышляя, как ее втиснуть в Одиссей. Он же итак уже почти загружен. По моему, все эти вещи не влезут! Начинаем догружать. Хм, если забить весь объем под крышку, и еще сложить вещи в проход между передними сидениями – получается неплохо! А вот можно еще опустить боковое стекло у задней правой дверцы и складывать туда в окно пакеты с вещами до крыши. Вроде даже влезло все!

Теперь надо погрузиться самим. Юля садится вперед с 2 рюкзаками, а сзади вроде места маловато. Галя начинает собираться домой – ее мучит совесть. Дома полный разгром, куча несделанных дел. Почти силой мы вдвоем с Юлей усаживаем ее в машину – «только попробовать». На колени к ней садится Степан. Спереди Юля и я. Ну вот, теперь Одиссей заполнен полностью! Едем. Галя «плющится», все время хочет выйти и поехать домой. Мы с Юлей не пускаем ее.
В который раз набираю телефон Хими. Но она не берет домашний телефон и сотовый тоже. Один раз она мне перезванивает, но я не успеваю взять трубку. Может это и к лучшему – в машину сложно втиснуть еще что-нибудь! В Кольцово решаю заехать на обратном пути – Одиссей уже полный, а мы опаздываем.

Поехали! По пути заезжаем в город к ребятам из Arriba, они просили у меня инструменты – им надо что-то доделать. На выезде из города заправляюсь «под крышку». Ну вот, Одиссей совсем осел и напоминает перегруженную баржу. Хм, а едет вроде бодро, даже не замечает огромной нагрузки… Отлично, значит можно ехать быстро.

Долетаем до Мошково и первым делом в приют. Говорили, что вроде деток из приюта уже раздали почти всех, но кто-то у них остался еще. Около приюта шатаются трое парнишек в черном, пинают старенький мяч. Внимательно разглядывают нашу машину. Интересно, неужели они тоже тут? Сами они уже достаточно взрослые и лица у них, нда, полу-уголовного вида. Один парнишка поменьше, лицо веселое.
Надо же, в приюте та же смена, что и в прошлый раз, когда мы ездили туда 9 мая! Удивительно, как встречаются люди. Воспитатели говорят парням, чтобы они нам помогли таскать вещи. Те охотно берутся. Дарю одному кожаный бумажник, он доволен. Двое других сразу тоже что-то просят. Морды уже взрослые, а сами как дети…

Один их них наморщил лоб и думает, сейчас что-то скажет.
- А вы… Это… Спонсоры, да?
- Нет, мы просто родители, вот передаем помощь.
- Аааа, это помощь от обеспеченных родителей?
- Да нет, какие мы обеспеченные, мы просто работаем. Сейчас же просто – есть работа – есть деньги, работы нет – сосите лапу.
Ничего не отвечает, пошел думать.

Носим привезенные вещи в изолятор. Много-много всего! И жидкое мыло и стиральный порошок и игрушки и вещи и обувь… Жаль забыл сфотографировать кучу.

Но что-то изменилось. Почему-то сейчас в приюте не так тепло, как в прошлый раз. Женщины как-то подавлены, нет той радушности. Детей почти не видно.
Нас сразу ведут посмотреть на музыкальный комплекс, который подарила Рита приюту год назад – на месте! И совершенно исправный. Это очень радует.

Детей в этот раз немного человек 7. Есть пара сестер, старшей 15 лет. Младшей не знаю сколько. В школу сестры не ходили ни дня. Видок олигофренический… Мало того, что читать и писать не умеют, у одной почти отсутствует связная речь. И есть эти трое парней, совсем взрослых, с волчьими взглядами. Ходят стаей. Лет им 16-17. Оказывается, все трое под следствием. А их на время следствия в приют к малышам устроили. Вот так.

У нас с собой есть немного угощения, воспитатели накрыли стол, рассказывают нам о своем житье. Жалуются нам на этот «подарок»:
- Каждое дежурство – как подвиг! Боимся мы их, что у них на уме. Неделю у нас это чудо уже. Как мы не хотели их брать! Вот один на воспитателя нашего ночью с кулаками накинулся… Девок по углам тискают. Это он днем волком смотрит, а что делать если от девки его оттаскивать будешь? Воровать начали, таскают из кошельков деньги. Мы раньше никогда комнаты не закрывали, а тут все на замках – сами видите. Малышей всех уже подмяли, а мы им слово боимся сказать. Хуже того, малыши с них пример начала брать, так же себя ведут. Они нам атмосферу в приюте испортили на полгода вперед. Мы же тут стараемся, если детки к нам попадают – мы отогреваем их тут, откармливаем, заботимся о них. К нам потом дети часто приходят, погостить да и просто поговорить. А эти – этих уже не исправишь. Их только одно держит – что милиция приезжает быстро.

Хотим отдать фотографии, которые привезли с собой. Кое-как опять нашли это пакет, показываем фотографии воспитателям. Они задумчиво сморят:
- Боже мой, как же давно все было! Вроде всего год прошел, а детей уже сколько через нас прошло. Приют у нас на 10 мест, а бывало и по 17 детей.
Рассказывают нам про детей, которые на фотографиях. Многих разобрали в семьи, кто-то вернулся домой, кто-то пошел в училище. Обещают передать фотографии детям.

Что в итоге требуется:

  1. Всегда требуется одежда и особенно обувь.
  2. Просят DVD хорошие – у них есть 2 телевизора и плейер. Видик совсем помер. Жаль, а мы как раз привезли мешок кассет.
  3. Еще им нужен чайник и плитка и кухонная посуда – учить детей готовить еду. Холодильник новый для кухни им подарили, нам его с гордостью показывают.
  4. Как всегда нужны средства гигиены – зубная паста и жидкое мыло, стиральный порошок.

Нда… Сочувствуем женщинам, а что еще делать… Едем в интернат расстроенные. Главное, дай Бог, чтобы ничего тут не случилось… Опять чуть не забыли пакет с фотографиями детей из приюта в Болотном и Мошковского интерната.

Въезжаем во двор интерната. Детей почему-то не видно, пусто. Берем в руки по несколько пакетов. Пока мы возимся с вещами, Степан успевает залезть на кучу снега около здания. Парнишки, которые крутятся рядом, спрашивают или даже утверждают:
– Вы нам новенького привезли, да? Куда его отвести?
- Эээ, нет, пожалуйста, оставьте нам Степана!

Заходим в корпус. Взрослых нету. Вроде откуда-то сверху доносятся взрослые голоса. Идем на второй этаж в жилой корпус. В холле впереди девчонки смотрят телевизор. Про себя отмечаю, что одеты они, по сравнению с прошлым разом, неплохо, одежда чистая и опрятная.
В комнате рядом – взрослые. Смотрят недоверчиво. Говорим, кто мы. Как и в прошлый раз, спрашиваем первым делом Юлю Г. В отличие от прошлого раза, нам тут же говорят - а она же тут, в холле! Большая Юля проходит в холл. Юлька, радостно взвизгнув, повисает на Юле всеми четырьмя лапками, как мартышка. Закинув голову, громко и радостно что-то верещит! Она бежит к Гале, обнимает ее, потом меня. Как выросла и похорошела! Была такая мартышечка молчаливая, а теперь вот болтает без умолку. Щечки румяные, голосок звонкий. Волосы красивые. Приятно посмотреть, очень рады за нее.

Спрашиваем Олю Б. (из Болотного) - про нее тоже сразу отвечают, что она тут, ее комната на 3 этаже. Идем туда, встречаем ее по пути. Оля тоже выросла, была такой цыпленок, а теперь девушка. Оля обнимает Галю, обнимает Юлю. Она тоже очень рада и немного удивлена. Девочки переспрашивают, как будто боятся поверить – неужели мы правда к ним приехали? Неужели мы про них не забыли и специально к ним приехали?

Потом спрашивают, не приехала ли с нами тетя Наташа. Это они про Натинку. Надо же, как они ее запомнили. Рассказываем им, что тетя Наташа взяла ребеночка, мальчика из детдома и уехала в другой город. У нее уже был свой сыночек, и она взяла еще одного мальчика, теперь у нее двое. Они слушают, не перебивая… Оказывается, детей не только оставляют в детдоме, но и могут взять оттуда!

Теперь нам надо сдать привезенные вещи. Находим женщину-методиста, она нам показывает, куда носить привезенное с собой. Таскаем вещи, в основном это мягкие игрушки, книги и настольные игры, вышивка. Нам помогают дети. Оля с Юлей тоже с нами. Оказывается, еще немало осталось! Юлька все время что-то рассказывает, не умолкает. Спрашиваю – надо ли книги, у меня целый ящик, фантэзи в основном. Уверенно отвечают – надо конечно, в библиотеку. Замечательно. Хотим раздать паззлы детям. Воспитатель приводит кучку «нулевичков» - совсем маленькие детки, лет по 5-6, стриженые все. Расхватывают паззлы, я снимаю это.

Перетаскав все, идем смотреть на комнату Юли. Фотографируем ее, болтаем о чем-то. Потом идем смотреть комнату Оли. По пути к нашей небольшой толпе прибиваются еще двое – Олина соседка Наташа и ее «парень», как представила нам его Оля, Артем. Артем невысокий, лицо загорелое, немногословный. Сутулится. Настоящий деревенский мужичок, хотя ему еще мало лет. Наташа ведет себя с ним по хозяйски так, то одежду ему поправит, то ему внушение сделает, то под руку возьмет, в-общем, права предъявляет. Да и выражение лиц у них похожие – довольны друг другом. Ну и ладно. Артем меня все спрашивает:
- А вы меня помните, я тоже был в Болотном!
- Наверное помню, - осторожно отвечаю.
- Вы точно приезжали, давно, когда я еще маленький был! Я раньше помнил, а теперь забыл, а сейчас снова вспомнил!
- Ну хорошо, значит мы к тебе тоже приезжали!
Он успокаивается. Ну что поделаешь, ему тоже хочется, чтобы к нему кто-то приехал.

Идем по интернату. Юлька скачет вокруг нас, то обнимет Юлю, просит у нее Федю себе – чтобы у нее был братик, потом обнимает Галю, потом меня и снова по кругу. Она весело кричит:
- Я вас так всех люблю!
Смеемся. Такой маленький человечек! И все время тараторит, что-то весело нам рассказывает. Оля скромнее и мягче, она не скачет конечно же, но она тоже выражает свою радость - время от времени обнимает нам и прижимается. Грустно детям без родных… И еще они все время хотят фотографироваться, и когда снимаются, тоже прижимаются поближе.

Находим Олину комнату. Они вдвоем с Наташей в комнате. Их соседки сбежали, вот у них на двоих теперь комната. Оля говорит:
- Я хочу мягкие игрушки, чтобы у меня как у соседки их было.
Смотрим в соседнюю комнату – там на полу аккуратно сложены десятка три игрушек! Периодически ищем Степку – он где-то лазит самостоятельно. Записываем девочкам наши телефоны и адреса – чтобы писали письма и звонили. Они рады. Отдаем девочкам их фотографии. Юльке достается альбомчик, а для Оли нет альбома. Зато ее фотографий больше. У Юли для Юльки припасен целый мешочек с подарками. А мы как-то не собрались, жаль…

В комнате уютно, несмотря на давно не деланный ремонт. На стенах висят поделки из бумаги. Проводим некоторое время там, говорим с девочками. Потом мы идем вниз, на 2 этаж, подходим к дверям одной комнаты. Комната закрыта, но из-за двери доносится музыка. Оля стучит и нас впускают внутрь. Мы оказываемся в интересной пустой комнате. Там совсем нет мебели, но есть пять девочек и трое парней. И еще у них есть маленький магнитофончик с CD. Открыто окно, под окном пустой газон пахнет весной. Они в этой комнате слушают музыку. Оля говорит, что она занимается танцами с Юрой, он тоже тут – невысокий парнишка, говорит, что Юра хорошо танцует. Странно, у Юры такая деревенская внешность, пострижен «под горшок». Нда, могу себе представить, что за класс танца у него. Но, что мы все про себя отмечаем – он ходит в танцевальный класс и это не считается зазорным. Вот это удивительно и здорово. Юля просит их станцевать, она хочет записать их на видео. Юра отказывается. Ставят нужную музыку, Оля начинает показывать, как они танцуют. Движения у нее еще неуверенные, детские, иногда сбивается. Постоянно смотрит на Юру, а он показывает ей движения. Интересно, да он хорошо движется! Я сам занимался танцами и немного представляю себе, как оно должно выглядеть. Сам-то танец эстрадный, движения простые, это не классическая программа. Но какие отточенные движения, как он точно соблюдает ритм, держит голову,! Самые простые вещи – перенести вес на одну ногу и поднять руку – он делает красиво. Движется все тело – свои движения у ног, бедер, плеч, головы. И с таким чувством и удовольствием, улыбается. Очень хорошо, просто здорово! Оля конечно на его фоне совсем еще ребенок. Почему-то сразу вспоминаю про шоу-балет Аллы Духовой Todes. Интересно, есть ли у них подготовка своих кадров? Встает рядом с Олей. Я делаю вид, что меня это не интересует – болтаю с Юлькой. Юля снимает мувик на свой фотоаппарат. Краем глаза отмечаю, что Юра чувствует себя скованно. Осторожно, чтобы не смутить его, наблюдаю. Нет, под камерой уже не так раскованно, но все равно красиво. Они с Олей сейчас в 9 классе, летом их переводят в Бердское 78 училище. Блин, парню бы не штукатуром быть, а танцевать на сцене. Зато Оля сможет прибегать к нам в гости – если она будет в Бердске учиться.

Я спохватываюсь, что так и не подарил ничего девочкам. Спускаемся вниз, к комнате, в которую стаскали все наши привезенные вещи. Хочу взять хоть пару-тройку мягких игрушек – подарить Оле и Юле. Та комната открыта, в ней уже много женщин, они уже аккуратно разложили привезенное нами. Книги пошли в библиотеку, настольные игры и мягкие игрушки – разложили по классам. На каждый класс получилось по 4 игрушки и по 1 настольной игре. Нда, негусто, хотя игрушек было несколько больших пакетов. Но и классов 18. Украшения тоже распределены и аккуратно разложены на столе. Похоже, каждой девочке достается по колечку. А вот браслетов – только по одному на класс. Как они их будут делить – не знаю.

Нам подробно рассказывают, что и для какого класса предназначено. И все время переспрашивают – согласны ли мы с таким распределением? Да согласны мы, согласны… Взять даже пару игрушек уже никак – все так аккуратно распределено. Спрашиваю разрешения и беру одну из кукол Барби в упаковке, отложенных «про запас». Дарю ее Оле. Она немного удивленно крутит ее в руках. Да, похоже, тут я промахнулся – ребенок-то вырос уже! Но Оля находит решение – «я с Юлькой на цепочку поменяюсь!» Юля подарила Юльке цепочку, а Оле тоже очень хочется такую…

Выходим во двор. Степан лазит по куче снега, уже уделался весь. Ко мне пристают Оля и Юлька - хотят посидеть в машине. Открываю, они залазят внутрь. За ними залазят еще дети, галдят – прокатите, прокатите! Я говорю – хорошо, садитесь! Тут же машина набивается весело вопящими детьми. Я из багажника раскладываю задний ряд – машина-то семиместная. Теперь надо выгнать со среднего ряда часть детей, чтобы заполнить задний ряд. Они не хотят выходить, не понимают, что мне надо. Но кое-как высадил их, сдвигаю средний ряд, запускаю назад 3 девушек, затем на средний ряд садится человек 5 детей, вперед 2 девочки.

Ну вот, поехали! Галя и Юля смеются, глядя на набитый Одиссей. Дети торчат изо всех окон. Я запираю двери подальше от греха. Юлька на среднем ряду, кричит:
– Как здорово, дядя Миша, а давайте вы всех нас к себе домой отвезете!
Я отвечаю ей, что если их всех привезти к нам домой, будет тот же самый детдом… Дети соглашаются. Решаем проехать по Мошково. Дети вовсю изучают устройство салонных прибамбасов – щелкают выключатели, двигаются окна. Спрашиваю у детей, что мы скажем ГАИшникам, если они нас остановят и спросят, где я взял столько детей? Смеются. Все вместе решаем, что надо им сказать, что это все мои дети. Въезжаем в Мошково, едем по главной улице. Дети очень довольны, говорят – мы как крутые, по главной улице на тачке катаемся! Как мало надо человеку для счастья. Проезжаем все Мошково, выезжаем на трассу уже за интернатом, в сторону Болотного. Я делаю вид, что не знаю где находится Интернат, еду по трассе в сторону Болотного. Обгоняю пару фур. Одни дети кричат:
- Мы же в другую сторону едем!
А другие наоборот:
- Здорово, поехали все в Болотное, в приют зайдем, навестим Елену Ивановну!
Юлька не замолкает:
- А я к вам потихоньку в карман заберусь и вы меня не заметите, а дома у вас я выпрыгну!
Ей очень нравится эта мысль, она ее постоянно повторяет. Смеюсь…

Прокатившись по трассе, разворачиваемся назад. Звонит Галя – воспитатели потеряли детей, пора на ужин, они спрашивают, сколько человек я увез. Считаю, говорю – десять.
Возвращаемся к интернату, высаживаю детей. Им пора на ужин. Снаружи просятся прокатиться еще много пацанов, но нам уже совсем пора! Разрешаю им посидеть в машине – они рады и этому.

Дети никак не угомонятся, бегают вокруг нас, фотографируются все со всеми. Девочки опять всех обнимают. На этот раз Оля обнимает меня, прижимается и шепчет, что она нас любит… Фото на память, прощаемся, разворачиваемся в сторону дома. Уже восьмой час, нас всех дома ждут свои дети. Пустой Одиссей бежит легко, нам всем хорошо и приятно. Как все-таки непохожи впечатления от этого интерната годичной давности и сегодняшние! Микроклимат внутри сильно изменился. Дети лучше одеты, чувствуют себя свободнее, у них есть кружки всякие, им разрешают смотреть телевизор самим, а не в железном ящике в актовом зале по паре часов в день. Сильно заметно улучшение отношения к детям со стороны персонала. У них нет такого выражения лиц, как будто они возятся с отбросами общества – эту дикую формулировку, увы, приходилось слышать раньше. Наверно, это наследие советских времен? Спокойные такие тетеньки. А детишки всех взрослых называют «мама». Слова «папа» им труднее дается – наверное, мало мужчин видят. Думаю, что причина изменения в том, что сменили директора интерната. Но это не важно, очень приятно, что теперь интернат почти не производит впечатления казармы.

Через час мы уже в Кольцово, где я забираю наконец вещи у Ольги. Подвозим и высаживаем Юлю и Степана. Степка устал, наверно в следующий раз с нами проситься не будет. В 9 часов мы дома.

Что в итоге. Мы очень-очень рады, что наконец смогли приехать в интернат, мы так хорошо там погостили. Очень рады за «своих» девочек.

Что необходимо интернату

  1. Похоже, что игры и игрушки , в том числе мягкие, вне конкуренции!
  2. Средства гигиены, подростковую косметику, некоторые девочки в ней сильно нуждаются.
  3. Детские вещи и обувь. Государственных детей обувают и одевают, но есть много детей из бедных семей, им вообще одеть нечего. Обувь очень нужна.
  4. Настольные игры, футбольные мячи, волейбольная сетка. Все для занятий спортом; мячики и ракетки для настольного тенниса – у них есть столы и дети активно играют, шахматы (есть шахматный кружок), наверное шахматные часы тоже не помешают.
  5. Хорошие книги. Собрание сочинений В.И. Ленина не подойдет.
  6. DVD с хорошими фильмами! Граждане, давайте запишем им хорошую коллекцию наших фильмов! Пусть дети знают, что они русские, не воспитываются на всякой импортной шелухе.
  7. СД с с музыкой и аудиосказками, и в приюте и в интернате у детей есть доступ к плееру и музыке они будут очень рады.
  8. Девочки очень мечтают об украшениях (привезенные Юлей детские колечки надели даже старшие девочки).
  9. Канцелярия всякая - блокнотики, ручки, маленькие фотоальбомы - конечно все, кого сфотографировали, хотят свои фото.
  10. Возникла мысль: договорится с руководством и в следующую поездку постараться отснять как можно больше ребят, как обычно фотографируют в школах – общее фото класса + портрет ребенка, у них-то этого нет! Может удалось бы начать такую традицию и поодерживать ее каждый год… Мечта… Может быть потом, с помощью Дня Аиста эти фото можно будет разместить в базе данных? Там много симпатичных детей, может быть у них есть какой-то шанс? Хотя им уже конечно всем больше 5-6 лет…

Планы на будущее

  • Хотим в ближайшее время поехать в Мошково еще раз. Надо купить, что они просят и отвезти. Надо напечатать фотографии, сделанные Юлей.
  • Хотим съездить в Ордынское, на складе еще много вещей, а с ордынским интернатом хочется познакомиться уже давно.

Полный фотоотчет можно посмотреть в альбоме.

26.04.2007
mike,
Новосибирск

  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+