/Занятия и игры для детей/Детские книги

Когда Эрих Кестнер был маленьким

Эрих Кестнер Когда я был маленьким. – М.: Самокат, 2012. – 272 с., ил. – ISBN 978-5-91759-095-0

Свою новую серию «Другое детство» издательство Самокат решило начать переизданием хорошей и любимой многими книгой немецкого писателя, лауреата премии Г.-Х.Андресена, Эриха Кестнера, в которой он рассказывает о своём детстве. Полвека уже прошло со дня появления книги на свет, а со времени того детства, о котором рассказывает Кестнер – уже целый век. Кажется, что это было какое-то другое детство. Без интернета. Без самолётов. Без нанотехнологий. И всё равно правомерно спросить: другое ли было детство? Кестнер как будто заранее предвидел такой вопрос.

Да, полвека – срок немалый. Но иногда думаешь: это было вчера. Чего только не перевидали мы за это время! Войны и электрическое освещение, революции и инфляции, дирижабли и Лига Наций, расшифровка клинописи и сверхзвуковые самолёты… Однако времена года и заданные на дом уроки как были, так и остались. Матушка ещё обращалась к своим родителям на «вы». Но любовь родителей к детям и детей к родителям по-прежнему неизменна. Отец в школе ещё писал «хлеб» по старой орфографии. Но так или этак пишется «хлеб», ели и едят его всегда с удовольствием. Почти всё изменилось и почти всё осталось прежним.

Автобиографии бывают очень разными. Кто-то занят самолюбованием. Кто-то наоборот предаётся самобичеванию. Некоторые пишут воспоминания о детстве для того, чтобы высказать родителям все свои обиды и обидки. Есть такие, для кого особенно важно во всей полноте и достоверности представить исторический контекст. Центральное место в воспоминаниях Эриха Кестнера отведено семье.

Семья у Кестнера была довольно большой и вела свою историю с давних времён. Этой самой истории уделена целая глава. Ещё одна глава – знакомству и первым годам совместной жизни родителей ещё не родившегося Эриха Кестнера. А затем, после того, как Эмиль Эрих уже родился, перед нами проходит череда самых разнообразных и удивительнейших персонажей – дядюшек, тётушек, кузин. Но больше всего он пишет о своих родителях – папа и особенно мама выступают главными, самыми любимыми и почитаемыми персонажами детства писателя.

Кестнер ничуть не идеализирует ни одного из родственников. Он честно рассказывает о том, что дядя его никого не уважал и был настоящим семейным тираном, что тётя боялась дядю до дрожи в коленках, что мама не была влюблена в папу перед замужеством и после родители соревновались друг с другом за любовь сына. Даже о приступах депрессии у мамы он не умалчивает. При этом все эти будто бы негативные моменты заслоняются историями светлыми, радостными, так что совершенно отчётливо понимаешь: идеальных семей не бывает, конечно, и эта не была идеальной, но она была очень хорошей, просто замечательной – семья, где беззаветно любили ребёнка, где честно и хорошо работали, где друг друга уважали и ценили.

Особенно сильное впечатление производят рассказы о матушке, Иде Кестнер, женщине несгибаемой, волевой, любящей сына и способной «горы свернуть» ради его блага. (Ворох рассказов о том, как она их сворачивала, прилагается в автобиографии). Взрослые читатели наверняка вспомнят книгу Ромена Гари «Обещание на заре», в которой тот писал, что непременно должен был стать героем, так мать в него верила. Что-то похожее звучит и у Кестнера, который в герои-то никогда не рвался, но стал весьма стоящим человеком и не в последнюю очередь благодаря надеждам и ожиданиям своей матери.

Матушка не была ангелом и не собиралась им стать. Её идеал был куда более земным. Её цель хоть и лежала вдалеке, но не в заоблачных высях. И была достижимой. И поскольку никто не мог сравниться с матушкой в энергии и она не позволяла никому вмешиваться, то своего достигла. Ида Кестнер хотела стать совершеннейшей из матерей для своего сына. И поскольку она этого по-настоящему хотела, то не считалась ни с кем, даже с собой, и действительно стала совершеннейшей из матерей.

Книга вовсе не представляет собой скучного пафосного изложения фактов. Нет, это полное юмора и самоиронии повествование о взрослении. Очень хорошо автор рассказывает о себе самом, без наигранности и торжественности или наоборот самоуничижения. О чём бы он ни писал: о своих ошибках, о подробностях дрезденского быта начала прошлого столетия, о школьных учителях и школьных порядках – это неизменно интересно и легко читать. Весёлые страницы перемежаются серьёзными размышлениями, а истории о людях и встречах – рассказами о повседневных занятиях и особенностях профессионального мастерства. Случаев и историй, как весёлых, так и печальных, происходящих подчас с почти незнакомыми автору людьми, Кестнер описывает немало. Чего только стоит его рассказ о короле Саксонии, которого с малыми детьми бросила жена или описание выходного дня, проведённого юным Эрихом вместе с самым строгим учителем!

Заканчивается автобиография 1914-м годом, когда Кестнеру минуло 15 лет. Именно в этом году началась Первая мировая война, а счастливое детство любимого всеми родными Эмиля Эриха закончилось.

Кому же будет интересно читать эту книгу? Автор писал её для детей, не для маленьких конечно детей, а для подростков, тех, которые просто любят истории о повседневной жизни ровесников и таких, которые уже способны взглянуть назад и определить тот отрезок позади как «детство». Будут ли подробности дрезденского быта, истории о том, какую колбасу раньше делали в Германии и как дядюшка Кестнера стал миллионером, торгуя лошадьми, интересными современными подростку? Конечно далеко не всякому! Но так ведь и не бывает книг, которые понравились бы всем без исключения.

Книга порадует и взрослого читателя. Те, кто уже стали родителями, смогут извлечь немало любопытного из книги на тему «как любить ребёнка», а те, кто собственными детьми ещё не обзавелись, даже наверное и не догадаются, что книга эта – для детей и с удовольствием прочитают её как ироничный и мудрый рассказ такого же взрослого о своём детстве.

Книга издана в традиционном уже для этого текста переводе В.Курелла. оформил новое издание Л.Шиловский.

И по сей день спорят, погребены ли под этим Ничто пятьдесят, сто или даже двести тысяч мертвецов. Открещиваются, переваливают вину друг на друга. Бесполезный спор! Этим Дрездена не воскресишь. Ни красоты его, ни мёртвых! В будущем карайте правительства, а не народы! И карайте не задним числом, а немедля! Это проще сказать, чем сделать? Нет. Проще это сделать!


23.04.2012
Блог Евгении Шафферт:

  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+

   Обсуждение на форуме ("связанная" тема)

Есть мнение?

Текст:
Автор:
Код: 
 Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться