/Архив новостей

Помощь семье не терпит насилия

4 июня в арт-клубе «НИИ КуДА» прошла открытая общественная дискуссия «Ювенальная юстиция: правда и вымысел», организованная фондом «Академгородок» и Новосибирским отделением Российского детского фонда при содействии Министерства соцразвития НСО. Одна из участниц дискуссии многодетная мама Мария САВИЦКАЯ поделилась сегодня с нами своими размышлениями на эту тему.

Смыслы и термины

Присутствующие на дискуссии эксперты отметили, что говорить о том, что ювенальная юстиция связана с ситуацией отбора детей из семьи неверно, термин «ювенальная юстиция» означает совокупность законодательных мер, призванных обеспечить отдельное особое судопроизводство для несовершеннолетних преступников.

” Общественники, тем не менее, настаивали, что в сознании общества исторически сложилось понимание термина «ювенальная юстиция» (ювенальные технологии) как системы правовых отношений, при которых изъятие детей на законных основаниях можно организовать практически из любой семьи.

Да, это не значит, что после принятия подобных законов детей будут отбирать у всех подряд, но потенциальная угроза возникнет для каждого.

Во время дискуссии обсудили причины раскола общества по вопросу необходимости введения ювенальных технологий. Насколько велика угроза семейного насилия над детьми? От кого реально надо защищать наших детей, чтобы у них было счастливое детство?

Традиции vs технологии

За последние 100 лет на Земле осталось мало мест, где бы ни произошло достаточно резких изменений в структуре общества и основополагающих традициях. Для европейской цивилизации основой общества была многопоколенная семья (зачастую объединенная с одинокими непрямыми родственниками), с ранним вступлением в брак и сохранением верности (по крайней мере номинальной) и почитанием родителей. Мужчины были опорой семьи, женщины - хранительницами очага, а многочисленные дети – основным страховым вкладом в счастливую старость.

”  Сейчас все это изменилась: нормой стала нуклеарная семья (вплоть до единичного ее представителя), момент создания семьи сместился на средний возраст.
Многочисленные смены половых партеров в течение жизни фактически узаконены общественной моралью, а значительная часть воспитательных функций оказалась возложенной на государство - заботу даже о единственном ребенке на протяжении большего части времени берут на себя казенные учреждения (стоит ли удивляться, что родители все чаще недовольны плодами этого воспитания!).
Забота о стариках также возложена на государство, а не на детей. Наконец, провозглашены равные права мужчин и женщин на работу вне дома.

Собственно не мудрено, что в таких измененных условиях падает рождаемость, растет преступность, в том числе детская и подростковая, растет количество нервно-психических заболеваний, то есть появляются признаки разрушения общества.

Люди, которые видят и ощущают на себе происходящие изменения, конечно, хотели бы видеть общество более стабильным, предсказуемым и безопасным. Одни из них верит в то, что существующие проблемы связаны с плохим воспитанием и введение контроля над «правильностью» воспитания подрастающего поколения даст надежду на исправление ситуации. Другие видят путь возрождения общества в возвращении к истокам, возврате былых ценностей. Наконец, есть и те, кто призывает следовать очередной новомодной социальной технологии, якобы гарантирующей отсутствие проблем в будущем.

Мало кто замечает, что по мере того, как урбанизация приводит к потере горизонтальных (семейных и соседских) связей; как решение внутрисемейных проблем люди все больше перекладывают на плечи не общества, а государства, как размываются традиционные ориентиры, описывающие нормы зрелого поведения, все более сложной и неоднозначной становится проблема воспитания следующего поколения.

” Если ранее воспитание вообще не осознавалось как отдельная проблема, дети росли в кругу семьи и в соответствии с ее духом пропитывались ее ценностями и действовали исходя из них, то сейчас существует целая востребованная (!) коммерческая отрасль по обучению родителей воспитанию детей.

И, несмотря на многочисленные готовые методики, проблема достойного воспитания все больше осознается обществом как актуальная и не имеющая однозначного решения.

От ложных предпосылок – к фальшивым ценностям

Если рассматривать проблему взаимоотношений между родителями и детьми, то можно отметить два несомненных основополагающих фактора: взрослый человек - более зрелый, чем ребенок; существует психологическая особенность детско-родительских отношений, которую для краткости можно обозначить словом как «привязанность». Если принять во внимание эти два фактора, то можно увидеть что

” многие мифы, на которых строится введение ювенальных технологий, не соответствуют психо-физиологическим потребностям детей. В частности мифы о равенстве детей и взрослых, демократической модели воспитания и о том, что ребенок может самостоятельно и компетентно делать выбор и учиться у таких же, как он незрелых сверстников.

Зрелость взрослого человека дает ему возможность увидеть любую проблему более объемно, с разных сторон рассматривая достоинства и недостатки возможного решения. Он принимает во внимание нюансы конкретной ситуации в соответствии со своими иерархически выстроенными ценностными ориентирами. Незрелость детей провоцирует их на принятие решения под воздействием одной эмоции, завладевшей им в данный момент, без возможности рассмотреть и оценить все последствия своего выбора. Система ценностей у ребенка не развита, она только начинает складываться под воздействием ценностей тех людей, к которым он привязан.

Собственно сам процесс воспитания и заключается в том, что в ребенке по мере роста, через подражание тем, к кому он привязан, через ощущение принадлежности к своей родне, через желание быть хорошим для них формируется личность, глубоко (вместе с молоком матери) впитывающая нормы и ценности того круга взрослых, которые его любят. Да, не всегда это могут быть биологические родители ребенка, но всегда это те взрослые, которыми ребенок любим и которым не безразлично его будущее.

”  Воспитать достойного человека без вклада работы собственной души невозможно. В то же время нельзя обязать человека проявить душевность, формально присвоив ему статус воспитателя, родителя и т.п., эта потребность должна родиться изнутри его собственной души, что обычно происходит во время родов, кормления грудью, тетешканья младенцев.

Если взрослому, к которому привязан ребенок, не хватает зрелости, то развитие малыша протекает в ситуации недостаточной привязанности, его основные силы тратятся не на раскрытие своего потенциала, а на защиту себя от неблагополучных условий. Ему банально не хватает зоркой родительской любви, внимания и он стремится восполнить эту недостачу любыми способами – через цепляние, через огрубление чувств, через кривляние или «плохое» поведение. Такое же поведение (правда, гораздо реже) может демонстрировать и достаточно любимый ребенок - в силу собственной физиологической незрелости, усталости в конкретный момент времени. Общество в целом достаточно верно улавливает и различает такие сигналы, подаваемые ребенком, но

”  в силу множественных катаклизмов в нашей истории для большинства взрослых характерна определенная незрелость восприятия; вместо компетентной помощи родители получают волну негатива, требования «исправить» ребенка без учета ситуации.

В результате заклейменный родитель срывает свои негативные эмоции на ребенке, обвиняя его в «плохом» поведении. Получается порочный круг – незрелость взрослых порождает неспособность детей достичь зрелости, а незрелость большинства представителей общества усугубляет частную ситуацию, в которой требуется помощь.

Замены семье не существует

Собственно введение ювенальных технологий – это попытка государства ввести некий контроль над качеством воспитания.

”  Но вместо защиты семьи, как единственно возможной здоровой ячейки общества, где воспитание детей идет через привязанность родителей и детей между собой, что соответствует их психо-физиологическим потребностям, нам предлагается модель, по которой простая замена «плохих» воспитателей на «хороших» якобы может привести к положительным сдвигам

. При этом не учитываются трудности с выстраиванием отношений привязанности, игнорируется травма, наносимая ребенку изъятием у тех, к кому он привязан. Все возникающие проблемы предлагают «лечить» увеличением финансирования. Хотя с давних пор известно, что любовь и дружбу за деньги не купишь.

Кроме того под лозунгом борьбы с якобы растущим насилием в семье (что не подтверждается статистикой преступлений, при росте внимания СМИ к данным проблемам) государство фактически вводит разрешение внутрисемейных проблем через внешнее насилие по отношению к семье, фактически ее разрушение.

”  Обществу предлагается как единственно возможное такое «лечение», которое не решает существующую проблему незрелости взрослых, приводящую к эскалации насилия внутри общества (не только в семье, а и в любом межличностном взаимодействии), а лишь усиливает ее и приводит к дальнейшей деградации общества.

К сожалению, быстрого решения данных проблем не существует, хотя незрелость общества как раз и провоцирует на желание решить все проблемы одних махом. Необходимо длительное, кропотливое выстраивание общественных процедур, с привлечением неравнодушных специалистов, которое позволило бы оказывать помощь неблагополучным семьям без их разрушения. Только тактичная ненасильственная помощь семье может защитить наших детей.

10.06.2013

Мрия (Мария Савицкая)

  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Есть мнение?

Текст:
Автор:

E-mail:
(будет защищён от спаммерских роботов)
Код: 
 Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться