/Занятия и игры для детей/Детские книги

В.Мещеряков, М.Сербул Книжные тайны, загадки, преступления. IDMI, 2011

Серия "Научные развлечения" давно полюбилась читателям. Уже около пары десятков книг научно-популярного жанра обосновались на наших полках, сначала появились полузабытые опыты Тима Тота, потом ничуть не забытые, а наоборот, долгожданные, математические сказки В.Лёвшина и, наконец, издательство начало экспериментировать и включать в серию не только проверенные временем переиздания, но и новые произведения современных авторов. Так серия пополнилась такими интересными детям и взрослым книгами, как "Клад на подоконнике", "О людях и птицах" О.Кувыкиной, "Занимательная медицина" С.Лавровой. В числе новых, ранее не изданных книг, можно назвать и издание, подготовленное литературоведами В.Мещеряковым и М.Сербул, "Книжные тайны, загадки и преступления".

Книга, как ясно из названия, посвящена книгам, а именно истории книг и людей, связавших свою жизнь с книгами, - авторов, библиофилов, историков, учёных. "Книжные тайны..." не является каким-то цельным произведением и уж тем более не претендует на полноту, это скорее занимательные истории из разных эпох и стран, так или иначе связанные с книгами. Авторы перемещаются во времени и пространстве и рассказывают то один, то другой случай, являющийся, по их мнению, очередной книжной загадкой или "книжным преступлением". Тематически эти занимательные истории объединены по главам. Так мы можем узнать немного о том, авторство каких произведений считается или считалось когда-то спорным, какие книги радикально повлияли на культурную память, исказив в умах людей реальный облик исторического деятеля. Одна из глав посвящена литературным мистификациям, ещё одна - подделкам древних книг. Книжным преступлениям посвящено две главы, из которых читатель может узнать о фанатичных библиофилах, укравших или наоборот уничтоживших сотни книг, о коллекционерах, готовых пойти на преступление, даже на убийство, ради пополнения своей коллекции редких изданий, об уничтожении целых библиотек и редчайших книжных собраний. Заключает книгу глава "Люди и книги", повествующая о людях, принесших пользу книжному делу.

Несмотря на занимательность рассказов, некоторые главы вызывают явное недоумение. Самый первый сюжет авторы посвятили "Слову о полку Игореве", которое называют одним из "самых загадочных" произведений древнерусской литературы. В главке довольно кратко пересказывается содержание Лихачёвского "Великого наследия в Слове", рассказано о находках и потерях рукописи "Слова", после чего авторы касаются истории о дискуссии, существовавшей в научных кругах, относительно подлинности "Слова". В числе прочих упомянут и труд А.А.Зимина, в котором утверждается точка зрения о том, что "Слово о полку Игореве" написано не в XI в., а намного позже. Авторы пишут: "Позиция Зимина была расценена как вредная, книгу его предали уничтожению и забвению. На всякий случай оставили 2-3 экземпляра, заперли их в сейф и порой выдавали академикам или докторам наук..." Вырисовывается прямо-таки картина всеобщего заговора учёных против истины! Между тем, книга Зимина была выпущена тиражом в 101 экз. "для служебного пользования", выдавалась не только академикам, но вообще научным сотрудникам, и для этого надо было не так уж много - предъявить бумагу о том, что работаешь над исследованием по этой теме. Кого-то может удивит тот факт, что и по сей день в научных библиотеках надо предъявлять такую бумагу для допуска ко многим ценным и редким изданиям (и не только для допуска к определённым книгам, а вообще для записи в библиотеку), сделано это не столько для сохранения страшной тайны, сколько для сбережения редких и ценных научных изданий, интересных в первую очередь специалистам. Самое же интересное то, что книга А.А.Зимина была переиздана в 2006 г. издательством "Дмитрий Буланин" тиражом в 800 экз., а почему-то ни автор, ни редактор книги не сочли нужным об этом упомянуть.

Также авторы не посчитали нужным упомянуть о том, как сотни исследователей, историков, филологов, исторических лингвистов работали над текстом "Слова...", и в результате этой работы, а вовсе не ура-патриотизма или заговора против истины, в научном сообществе утвердилась позиция о том, что "Слово..." создано в XI в. В главе же оставлен открытый финал, и сказано вскользь, что "страсти улеглись сами собой", между тем историография проблемы насчитывает сотни названий, которые точно возникли не сами собой.

Некоторая недосказанность встречается и в рассказе о "Повести временных лет" главы "Без вины виноватые". В сюжете изложена версия, принятая многими профессиональными историками, будто реальным заказчиком убийств Бориса и Глеба являлся ни кто иной, как князь Ярослав, и объясняется это тем, что Житие Бориса и Глеба" - позднейшая вставка летописи "Повести временных лет". С Житием именно так дело и обстоит, только авторы забывают упомянуть о том, что вообще-то "Повесть..." не считается цельным произведением, это не летопись в полном смысле свода, а летописный свод, и составлена она из рассказов, возникших раньше или позже, и структура древнейшего летописного свода более-менее исследована.

В той же главе упомянут и Борис Годунов, чьему облику народная память, а позже и произведение Пушкина приписывают дурную славу заказчика убийства царевича Дмитрия. Авторы приводят ряд обычных доказательств историков о том, что вовсе не Годунов виновен в трагическом событии (правда забывают упомянуть, что именно Годунов отправил в Углич комиссию для расследования гибели царевича во главе со своим соперником Шуйским, чтобы с самого начала снять с себя возможные подозрения), в том числе упоминают тот факт, что Дмитрий был сыном от шестой жены Ивана Грозного, незаконнорожденным сыном, следовательно, Годунову "не было смысла" опасаться царевича. Между тем, любому, знакомому с народным сознанием русского средневековья, в принципе понятно, что даже незаконнорожденный сын Настоящего царя куда более легитимен с народной точки зрения, чем выскочка-боярин, и смысл опасаться, конечно же, был... 

Но здесь обращаешь внимание не только на это, но и на то, почему автор, говоря о литературных произведениях, повлиявших на культурную память об исторических деятелях, пишет о Святополке Окаянном, Ричарде III, Марии Стюарт, Борисе Годунове, Степане Разине, но не упоминает пушкинских "Моцарта и Сальери", ничуть не менее яркий пример, чем варианты из других произведений Пушкина, приведённые в главе?

Радует, что авторы в главе, посвящённой литературным подделкам, коснулись деятельности Сулакадзева, сфабриковавшего разного рода "Бояновы песни". Кроме того, вскользь Сулакадзев упомянут как автор «Книги Велеса», но далеко не все учёные согласны с этой позицией, большинство придерживается точки зрения, что автором этой подделки был Ю.П.Миролюбов. Очень важно обращать внимание на такие вещи, достаточно взглянуть на полки книжных магазинов, заваленные трактовками и объяснениями "древнейшего русского памятника Велесовой книги" и других такого же рода "памятников", имитирующих древность.

Радостно было увидеть в книге подробные постраничные сноски, которые помогут читающим школьникам и взрослым неспециалистам сориентироваться в изобилии фамилий и терминов, встречающихся в книге, но и здесь не обошлось без досадных недочётов. К примеру, в разделе, посвящённом "гомеровскому вопросу", в сноске внизу даётся объяснение термина "позднеродовое общество", а идущий следом термин "военная демократия" не толкуется. Или предполагается, что те, кто не знает, что такое позднеродовое общество, запросто смогут дать определение понятия военная демократия? Тот же самый пример можно привести и с примечаниями на с.89 - вслед за термином "иллюминаты" дёт понятие "масонская ложа", при этом одно считается нужным объяснить в сноске, а второе априори предполагается всем понятным.

Досадным также видится отсутствие списка литературы по интереснейшей теме, затронутой авторами, вроде того, который приводит в своих книгах о природе О.Кувыкина.

Возрастная аудитория книги, как мне кажется, это старшие школьники и взрослые. Хотя бы потому, что прежде чем читать о спорах вокруг авторства "Тихого Дона" и о литературных играх Проспера Мериме, стоит ознакомиться с текстом романа и с произведениями Мериме, впрочем, это - дело вкуса, не исключено, что найдутся и эрудированные школьники среднего школьного возраста, которых заинтересует книга. А уж стоит или нет рекомендовать её своим детям, решать вам, взрослые.

 

11.04.2011
Евгения Шафферт



  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+

   Обсуждение на форуме ("связанная" тема)
Извините, возможность оставлять здесь отзывы доступна только зарегистрированным пользователям.
пожалуйста, представьтесь или зарегистрируйтесь