/О детях/Детское здоровье и уход/Другие дети

Почему российские мамы едут лечить детские и подростковые расстройства психики в Израиль

Интервью с Виталием Тевелевым, детским и подростковым психотерапевтом, специалистом по детскому аутизму.

- Есть ли какие-то основные признаки, по которым года в 2-3 можно понять: с ребёнком что-то не так? Могут ли родители определить это сами, без специалистов?

- У великого детского врача-воспитателя Януша Корчака, расстрелянного фашистами вместе с подопечными, сказано, что интуиции матери нужно доверять в первую очередь. Корчак вспоминал, что приводит порой такая мама на обследование ребенка, а он ничего не находит. Мать настаивает, а он только пожимает плечами, считает, что женщина мнительна, придумывает ребенку несуществующие недуги. А потом у ребенка вскрывается болезнь, которую он как врач не заметил, а главное - к мнению матери не прислушался.

Основной признак, по которому можно определить уже в 2-3 года, что с ребенком «что-то не так», - это странности развития, которые всякая мать ощущает интуитивно. Объяснить не может, понять не в состоянии, но чувствует.

Какие странности? Ребенок «не дотягивает» до других деток, с которыми встречается в садике или на площадке. Он как-то «не так» говорит или не говорит совсем, не так ползет, садится, ходит. Не смотрит в глаза, много и как будто беспричинно плачет. Сон ребенка беспорядочен, а в еде он чересчур привередлив. С трудом берет мелкие вещи и не удерживает их в руке. С трудом бегает, ходит, а то и вовсе не ходит… Перечислять можно долго, заподозрить неладное - быстро. Конечно, всякий ребенок имеет право на индивидуальный темп развития, но в какой-то момент родителей начинает тревожить развитие малыша по сравнению с другими детьми. Могу дать лишь общие советы, относительно наблюдений за ребенком. 

Анна Фрейд, любимая дочка Зигмунда Фрейда, отца современной психологии и психоанализа, занималась исследованием поведения детей и предложила следующую классификацию направлений развития:

  •  биологическое,
  • когнитивно-эмоциональное,
  • социальное.

Именно на эти три направления родителям и следует ориентироваться.

Если описать кратко:

  • биологическое направление развития – все физическое, физиологическое (сон, еда, сенсо-моторика);
  • когнитивно-эмоциональное направление - речь, проявление эмоций, интерес к игрушкам и к внешнему миру в принципе;
  • социальное направление - стремление ребенка к контакту и его адекватность.

Естественно, родители не должны знать все особенности развития ребенка на каждом этапе. Но, повторюсь, стоит прислушаться к своей интуиции и не отмахиваться от тревог – скорее всего, они возникли не на пустом месте. И, конечно, с этими наблюдениями стоит обратиться к специалисту.

 

- Какие самые частые причины обращения мам из России и СНГ к израильской медицине? Насколько это масштабное явление?

- Обращаются с аутизмом, задержкой речи, психики, гиперактивностью. Ближе к подростковому возрасту обращаются с депрессией, тревожностью, паническими атаками, анорексией, булемией, шизофренией, би-полярным расстройством.

Вообще, приезжают со всеми проблемами, но уже в очень запущенном состоянии – ведь люди же не бросаются сразу лечиться за границу. Сначала районный врач, местные частные клиники, психологи и хорошо, если так, а не колдуны и экстрасенсы… Ведь основная проблема в глубинке - найти необходимых специалистов. Так что потом едут по столицам - Москва, Петербург. Порой недоумеваешь, неужели и в столице не смогли помочь? Казалось бы, такое простое расстройство! Потом, может, в Китай еще съездят, за китайской народной медициной. К сожалению, только когда все уже испробовано, едут к нам. Лучше бы уж сделали это сразу, быстрее бы вылечили ребенка. Чем быстрее начать лечить, тем меньше разовьется болезнь, легче восполнить ущерб, нанесенный психике ребенка.

Важно не только быстро начать терапию, но и довести ее до конца. Психические расстройства не лечатся в один присест! Фактором риска может быть генетика, экологическая обстановка, даже социальная среда: садик, школа, родственники. За месяц-два-три пребывания у нас в клинике мы стабилизируем состояние маленького пациента, убираем явные симптомы заболевания, учим родителей азам ухода, заново запускаем здоровый ход развития ребенка. А уж дальше родители должны продолжить начатое дома. Но для этого нужны специалисты: детские психологи с когнитивно-поведенческой подготовкой, психологи развития, логопеды-эрготерапевты, ориентированные не на мехническое развитие моторики, а на развитие речи и контакта через игру и общение. Мы неоднократно сталкивались с тем, что, вернувшись в Россию, родители не могут найти лекарства для продолжения лечения. Так что обязательно нужны адекватные психиатры, которые не будут пичкать таблетками времен советской карательной психиатрии или непонятно откуда взявшимися препаратами, которые и лекарствами-то не являются, так как не проходят гемато-энцефалический барьер (физиологический барьер между кровеносной системой и центральной нервной системой – прим. ред.).

 

- Что в ваших подходах, методах такого, что россияне не находят на родине?

- Мне кажется, там с советских времен основной упор делался на биологическом подходе. Сам по себе он неплох, просто недостаточен для эффективной помощи. Думаю, все началось еще 30-х годах прошлого столетия, когда химия казалась всемогущей. Психотерапии (кроме гипноза) не было, их место занимала коммунистическая идеология.

По нашим пациентам мы видим, что тенденция биологического подхода сохранилась и по сей день. Деткам предлагают в основном лекарства. А если не помогают одни лекарства, предлагают другие. Это очень ярко показано в фильме «Похороните меня за плинтусом», где гомеопат в почтенной тишине готовит чудо-капли замордованному своей семьей ребенку.

Но психические расстройства и поведенческие проблемы у детей включают в себя и биологические, и психологические, и социальные аспекты. Ребенок развивается в социуме, на его физическое и психическое развитие влияет множество факторов, и тривиального биологического решения проблемы просто не существует.

Преимущество нашего лечения в том, что оно комплексное. Руководитель группы по результатам консилиума устанавливает цели и контрольные сроки лечебного процесса, после чего все специалисты начинают работать сплоченным коллективом. Врачи в такой группе постоянно обмениваются друг с другом наблюдениями. Никто не боится сболтнуть лишнего, да и не бывает такого - мнение каждого специалиста крайне важно, ведь планы лечения корректируется в соответствии с результатами прошедшей встречи.

Еще один принципиальный момент: чтобы мы смогли за крайне короткий срок добиться ощутимых улучшений, все специалисты (психотерапевт, эрготерапевт, логопед, психиатр, невролог) используют когнитивно-поведенческий подход. Почему? Хотя у каждого симптома есть своя биологическая причина, далеко не всегда ее возможно определить. А вот психологическую причину на уровне когниций, эмоциональных реакций и поведенческих паттернов можно установить очень четко. А дальше уже начинается терапевтическая работа по результатам диагностики.

Израиль - теплая страна, причем не только в климатическом, но и в эмоциональном плане. Я каждый день прихожу на работу в клинику, которая находится прямо на центральной набережной: у меня из окна открывается вид на пляж. В такой атмосфере и детям, и родителям очень комфортно, они расслабляются, успокаиваются. Многие успевают даже загореть, пока проходят у нас курс лечения! Мы с коллегами считаем, что туристическая и пляжная программа - тоже часть терапии, как для пациентов, так и для их семей. Это, конечно, второстепенный фактор, но не стоит его недооценивать. В приятной курортной атмосфере, когда пациентов не дергают, не загоняют в очереди, не мучают неопределенностью, не тянут время, у людей сразу появляется чувство, что они выздоравливают - и так оно и происходит на самом деле.

 

 

- И еще несколько слов об Израиле: здесь совсем не сложно встретить на улице людей с ограниченными возможностями – для них здесь создана комфортная среда, чего пока нет в России. Увидите много пап, играющих со своими малышами; не то чтобы мамы забросили воспитание, просто здесь и папам очень важно повозиться со своими детьми. Отношение к тем, кто слабее: детям, старикам, инвалидам - здесь очень теплое и заботливое.

Все это отражается и в лечебной работе. Наш пациент - это не «еще один ребенок, которому нужно что-то назначить и побыстрее избавиться». Мы и после окончания лечения продолжаем следить за состоянием нашего пациента, звоним, интересуемся, советуем, пересылаем лекарства, если надо; ведем работу с родителями дистанционно – практикуем телемедицину. Наверное, поэтому к нам и едут!

 

- В среднем о каких сроках лечения и ценах идет речь?

- Лечение длится от месяца до трех. Если мы назначаем медикаментозные препараты, то сможем в полной мере оценить их действие только через три недели, после чего иногда требуется корректировка назначения, изменение дозировки. В случаях, связанных с расстройствами аутичного спектра, мы назначаем психотерапию, порой сопровождающуюся работой эрготерапевта, логопеда или АБА-терапевта. Первые результаты видны через неделю-две, но этого, конечно, недостаточно; нужен еще месяц и даже два  для закрепления достигнутого. Ведь наша задача не просто убрать симптомы, но добиться, чтобы не было регресса после возвращения домой.

- Мы исходим из того, что, приехав обратно, в свою страну и город, родители не всегда найдут нужных специалистов для продолжения работы с ребенком. Поэтому считаем, что мать, прошедшая у нас инструктаж, и будет самым лучшим психотерапевтом для ребенка у себя дома. Отсюда и цель обучить родителей как можно тщательнее, а для этого тоже нужно время… Если у родителей нет возможности остаться на срок больше месяца, мы формируем программу дистанционного лечения или коррекции.

Цены - вопрос очень индивидуальный. Зависит от заболевания, обьема диагностических и лечебных мероприятий, срока пребывания и ряда других факторов. Я не занимаюсь финансовыми вопросами, поэтому не могу дать заочно точную оценку, но в клинике «Мацпен», где я заведую психотерапевтическим отделением, примерные цены для терапии каждого заболевания указаны на сайте. Например, лечение аутизма - информация по срокам и ценам здесь. По эпилепсии - здесь.

 

- Как быть с лекарствами? Покупать в Израиле? Есть ли аналоги в России? Какие в Израиле цены на лекарства?

- Невозможно (да и не нужно) перечислять сейчас весь ассортимент израильских аптек. Полагаю, будет проще, если я отвечу на конкретные вопросы читателей, заданные в комментариях. Но должен отметить, что практически у любого препарата, который прописывают в нашей клинике, есть аналог, разрешенный в России. Мы всегда выясняем этот вопрос и даем пациентам полную информацию.

И все же наши пациенты стараются купить лекарства в Израиле. Мы иногда принимаем пациентов, которых, на первый взгляд, лечили правильно, но симптомы не исчезали. Или мы в клинике подобрали пациенту лечение, есть улучшение, а через какое-то время после возвращения домой и переход на российский аналог препарата наступило ухудшение. Чаще всего причина в поддельных лекарствах. В Израиле такого просто не бывает, поэтому общая рекомендация - покупать лекарства здесь. При необходимости наш отдел обслуживания организует доставку лекарств в страны СНГ.

 

- Можете рассказать какие-то истории из практики с российскими или украинскими мамами: с чем приезжали, как лечили детей, чем всё заканчивалось?

 

- Пять  лет назад к нам обратилась мама четырехлетнего ребенка, страдающего аутизмом. Живут они в российской глубинке и, кроме диагноза, никакого узконаправленного лечения не получили. Ребенок отвечал всем диагностическим критериям аутизма: был агрессивным, кричал, кусался. Не разговаривал, только мычал, в глаза не смотрел, сам на горшок не ходил, не умел играть в символические игры, а просто елозил взад-вперед машинкой. Мама его полностью обслуживала: кормила с ложечки, одевала, умывала. Спать он один тоже не мог, и маме приходилось с ним спать в одной кровати всю ночь, а как только она пыталась встать с кровати, ребенок сразу же просыпался. Надо сказать, что мама очень боялась что-либо сделать неправильно и тем самым усугубить болезнь, поэтому во всем шла у малыша на поводу. Эта милая молодая женщина, далеко не глупая, приехала к нам очень уставшей и задерганной. Она в отчаянии искала любые средства помочь своему ребенку, так как понимала, что чем старше он становится, тем больше усугубляется болезнь.

Мы начали стандартную программу по методике поведенческой терапии - AБА (ABA) терапии. К ней была добавлена работа логопеда и эрготерапевта. Психиатр подобрала успокоительные средства, чтобы улучшить концентрацию внимания ребенка.

За первый месяц лечения, как и ожидалось, мы убрали агрессивность на 99%. В поведенческой терапии есть методы анализа поведения, позволяющие выявить причину агрессивного поведения, обнаружить стимулы, вызывающие агрессию, и найти подходящие поощрения, помогающие научиться новому спокойному и адаптивному поведению. Мама уже за две недели научилась замечать опасные стимулы и исключать их. Таким образом, уже через месяц ребенок не кричал, не кусался и начал спокойно обращаться к маме и терапевтам.

Поведенческой же терапией за полтора месяца лечения мы развили у ребенка максимум самостоятельного поведения. Составили примерный план выработки определенных навыков и методично начали его выполнять. Конечно же, он путался в рукавах футболки, и попу ему сложно было вытереть. Но он старался что-то выполнять самостоятельно. Начал сам брать еду, открывать йогурты, мыть ручки, чистить зубки... Всего этого он раньше не делал: мама всегда забегала вперед и все делала за него. Маме тоже пришлось научиться останавливать себя, не делать за сына ту работу, которую он может выполнить сам.

Параллельно логопед и эрготерапевт занялись развитием речевых, игровых и сенсо-моторных функций. Стимулами и поощрениями они привили ребенку новые слова и жесты, при помощи которых он уже мог общаться. Он начал здороваться, прощаться, обращаться к окружающим, просить, благодарить. Что-то ему еще трудно было произнести, что-то мог попросить только жестами, но он уже не был ограничен агрессией, криком, истериками, которые изначально были единственным способом привлечения внимания.

Под руководством логопеда и эрготерапевта ребенок начал учиться играть в символические игры. Он мог уже поиграть по темам, раздать различные роли игрушкам; стал пользоваться мелкими предметами - карандашами, кисточками, бусиками - всем, что не мог раньше удержать в пальчиках или держал неправильно. Он стал получать удовольствие от игры с напарником (мама, терапевт) и начал смотреть им в глаза.

Мама тоже училась, как во время терапевтических сессий, так и между ними. Ее задачей было приобрести максимум знаний, чтобы начать применять их еще в Израиле. Мы наблюдали и поправляли ее, если требовалось.

В результате через три месяца мама уезжала с практическими навыками работы с ребенком-аутистом, а мальчик - с развитыми навыками общения, игры и самостоятельного поведения.

 

- Расскажите подробнее, как вы работаете с родителями, каким именно навыкам вы их обучаете? Какие специалисты работают с родителями? Как проходят занятия?

- Практически во всех случаях лечения детей мы работаем и с родителями. Дело в том, что любая лечебная консультация длится час-два. Дальше ребенок уже не может воспринимать информацию в столь интенсивном темпе. Однако важно закрепить приобретенные навыки в свободной домашней обстановке. Для этого психотерапевт и другие специалисты, каждый в своей области, работают с родителями, объясняет, как правильно общаться с малышом в свете его болезни, повторять и закреплять полученные знания, разрешать конфликтные ситуации, словом, как вывести ребенка на орбиту здоровья.

При таких проблемах, как расстройства аутичного спектра, задержка психо-речевого развития, с ребенком и родителями будут работать логопед. Он развивает речь через игру, специальные приспособления, компьютерные программы.

Эрготерапевт нужен для развития сенсо-моторики, улучшения ловкости, увеличения мышечной силы. Поскольку весь процесс идет через игру, то кабинет эрготерапевта напоминает мини-джимбори (лазилки): ребенку должно быть интересно на занятиях, чтобы он захотел что-то выполнять.

ABA-терапевт предлагает специально разработанную программу подачи стимулов и поощрений, побуждающих ребенка выполнять задание. Таким образом развиваются когнитивные, социальные и сенсо-моторные функции.

В каждой терапевтической сессии обязательно участвуют родители. Именно участвуют, специалист полномасштабно вовлекает их в лечебный процесс, постепенно переключая на роль терапевта, ведь наша задача - дать родителям максимум терапевтических навыков. Родители, к слову сказать, рады, что их не отстраняют от процесса лечения.

Также могу посоветовать родителям в качестве информационной поддержки вот этот канал клиники, где я веду прием, на YouTube: периодически я с коллегами записываю небольшие лекции, материалов по аутизму здесь уже довольно много. Возможно, мои короткие лекции о том, как приучить ребенка-аутиста к горшку, как с ним ходить в гости, как развивать мелкую моторику и так далее, помогут вам прямо сейчас. Какие-то материалы у меня представлены в текстовом виде.

 

- Очень интересно узнать, как лечатся, а также как живут с тем, что не лечится, дети из Израиля? Это может быть вполне полноценная жизнь в социальной среде, с образованием и, в дальнейшем, нормальной работой? Существует мнение, что многие детские болезни в Израиле умеют диагностировать ещё при вынашивании ребёнка. Диагностировать, а самое главное - вылечить. Это правда?

-  Можно сказать, что Израиль - страна для детей. Когда мои студенты опаздывают на урок и объясняют опоздание какими-то проблемами, связанными со своими детьми, мне их упрекнуть не в чем: дети - это свято! Папы активно учувствуют в принятии родов, много занимаются детьми. Здесь разработано огромное количество передовых лечебных и реабилитационных методик, обучаться которым приезжают со всего мира.

Конечно, наша задача как врачей - диагностировать болезнь в самом раннем возрасте. И, если это возможно, то в утробе матери. Есть некоторые хромозомальные заболевания, например, синдром Тай-Закс, которые можно диагностировать на стадии зародыша. В ряде случаев эпилепсию зможно диагностировать во время беременности. И, конечно, мы стараемся аутизм диагностировать к двум годам, чтобы уже в этом возрасте начать коррекционную программу.

Даже если ребенка невозможно вылечить, его постараются максимально интегрировать в обычную жизнь. Заметьте, интегрировать, а не изолировать! Каждого ребенка с физическим недостатком или психическим расстройством постараются ввести в обычный класс обычной школы. Только в окружении здорового коллектива можно будет справиться с детскими проблемами.

25.05.2016
На правах рекламы
  Добавить ВКонтакте заметку об этой страницеОпубликовать в TwitterОпубликовать в FacebookОпубликовать в ЖЖОпубликовать в ОдноклассникахОпубликовать в Google+

Есть мнение?

Текст:
Автор:

E-mail:
(будет защищён от спаммерских роботов)
Код: 
 Для получения уведомлений об ответах необходимо представиться или зарегистирироваться